Разное

Полярный урал станция: Станция Полярный Урал на карте

Безымянное ущелье Полярного Урала

В тот день мы вышли на станции Собь, которая находится в Уральских горах на железной дороге Сейда — Лабытнанги. Железная дорога известна тем, что является частью 501 стройки. Начинается она на Печёрской магистрали, в ста километрах южнее Воркуты и заканчивается в городе Лабытнанги, на берегу реки Обь. Станция Собь находится практически на Полярном круге, а железная дорога является единственным видом транспорта в этих местах.

1. Всего 48 часов назад мы вышли со станции метро Комсомольская.

Около двух часов у нас ушло на заселение в вагон-гостиницу и небольшой обед. Сразу после трапезы мы выдвинулись на первую вылазку. Времени у нас было совсем немного, в Соби нам предстояло провести ровно двое суток.

2. Пока искали нужную тропинку вышли к горной речке. В ней была прозрачная вода с бирюзовым оттенком.

Смотритель «гостиницы» на пальцах объяснил пару простых маршрутов. По одному из них, «в ущелье», мы и пошли.

Какое-то время у нас ушло на поиски тропинки. Смотритель предупредил, что люди появляются там не часто, и тропинка могла давно зарасти. Тем не менее, проблемы у нас возникли только с поиском её начала. Пойдя наугад и напролом мы вышли на нужный маршрут.

3. Сначала широкая и различимая тропинка шла через низкорослый кустарник, а потом через такой лес.

Лес, в основном, представлен берёзой, лиственницей и елями. Деревья низкие, а на высоте около 250 метров лес переходит в кустарник. Ещё чуть выше начинается тундра с мхами и травой. Примерно с высоты 600 метров начинаются голые камни.

4. Пройдя лес мы снова вернулись к реке. Название реки нам не удалось узнать, ни на одной карте этих ручьев талой воды нет.

5. Даже для Полярного Урала снег в это время года нельзя назвать нормой. Но в этом году на северных склонах его ещё достаточно. Полярный день закончился и можно смело сказать, что в некоторых местах он не успеет растаять.

6. Горы очень разные. На южных склонах уже осень, а на северных, всё ещё тает снег и цветут весенние цветы.

7. Там внизу осталась река Собь и одноименная станция. Названия ущелья и название реки нам узнать не удалось. Возможно их и нет. Почему-то мне это напомнило холм Гуртен в Берне. Там, правда, был идеально стриженный газон и гораздо теплее.

8. Здесь же температура колебалась от +10°С до +30°C. Нам очень повезло с погодой.

9. Вода в реке ледяная. Ничего удивительного, источник воды здесь только один — таящий снег. Высота примерно 250 метров. Станция находится на 100 метров ниже.

Река, вдоль которой мы шли, постепенно превращалась в ручей. Тропинка вела себя похожим образом и через несколько километров стала неразличима. Да это было уже и не важно, к тому времени мы поднялись на высоту, где горы были покрыты низким кустарником, мхом и травой. Никаких тропинок для передвижения не нужно было.

Когда тропинка окончательно исчезла, мы покинули ущелье и стали карабкаться в гору.

10. Снизу уклон не казался таким серьезным. Местами практически ползли на четвереньках.

11. На другой стороне долины реки Собь находится горный массив Рай-Из, высшая точка массива — вершина 1316 метров. Сразу же стало понятно, что туда мы не успеем. Ну да ладно, будет повод вернуться.

12. Наша речка впадает в Собь в районе нечетной горловины одноименной станции.

Поднявшись на высоту около 400 метров мы оказались на плато с роскошным закатом. Полярный день уже закончился, но белые ночи ещё никуда не делись.

13. Если бы не погода, то Полярный Урал мог бы стать популярным туристическим направлением. Зимой горнолыжники могут днями ждать окончания пурги, а лето здесь короткое и дождливое.

Нам очень повезло с погодой, и Полярный Урал в моем личном рейтинге самых красивых мест мира попал как минимум в пятерку.

14. Гора Нырд-Вомэн-Из — высота 1154 метра. Название переводится с Коми языка как «ручей поперек отрога». Здесь проходит условная граница между Коми-Зырянами и Ненцами с Хантами. В названиях гор встречаются все три языка, плюс русский.

Высоких гор в районе Соби нет. Все они южнее, и добраться туда намного сложнее. В Собь же можно приехать прямым поездом из Москвы. Собственно, так мы и сделали. Садитесь на Ярославском вокзале в Москве и выходите в Соби, где кроме сотрудников станции и смотрителя «гостиницы» может никого не быть.

15. В этом месте Уральский хребет совсем узкий, станция Собь находится ближе к Западному краю.

16. Полярная ночь. Вид на Собь и массив Рай-Из.

17. Рассвет здесь в 23:30 по московскому времени.

Официально Собь живет по екатеринбургскому времени (MSK+2), но по факту все используют московское время. Здесь ведь ничего нет, кроме железной дороги, на неё все и ориентируются. Кроме того, в десяти километрах западнее находится республика Коми, где используется московское время. Там недалеко от границы находится посёлок Елецкий. У него такое расхождение с местным средним солнечным временем, что полдень там приходится на 10:20. Воркута отличается минут на десять.

18. Закат около 22:00 по Московскому времени. На ночь отведено 1.5 часа, но горы немного добавляют «темноты».

РЖД оставляет туристов без остановок на Полярном Урале

Ямальцы активно обсуждают отмену нескольких остановок поезда 653/654 Воркута – Лабытнанги. Соцсети всколыхнула телеграмма о запрете продажи билетов до ряда станций на Полярном Урале, подписанном начальником Северного филиала АО «ФПК».

Информацию выложили в Instagram на странице сайта по туризму и путешествиям Полярный.net. Под табу попали остановки на станциях 110 км, 129 км, 134 км, 141 км, 165 км, 177 км, Кыкшор, Хорота, Песец, Полярный Урал, Хановей, Юнь-Яга. Авторы поста отметили, что РЖД пока не комментирует ситуацию, однако со 2 апреля купить билеты до указанных станций на официальном сайте компании невозможно. Билеты продаются только до станций Харп, Собь, Сейда и Елецкая.


Отмену продажи билетов пользователь @polyarny110km связал со слухами о некой северянке, которая травмировалась при выходе из вагона.

«Какая-то пассажирка неудачно десантировалась из вагона на платформу на одном из полустанков и что-то себе сломала. Суд встал на её сторону. Ну, а начальству… Сам знаешь, чем решать вопрос, проще всего запретить!», – пишет @polyarny110km.

Позже в посте появился комментарий от департамента молодежной политики и туризма ЯНАО. В нем подтвердили, что остановки закрывают из-за того, что они не оборудованы специальными перронами.

«Мы сами были удивлены и раздосадованы этой новостью. Согласны, что станции востребованы как у ямальцев, так и у туристов… По правилам РЖД закрывается продажа билетов на этих остановках, так как они не оборудованы перронами для безопасной посадки и высадки пассажиров», – написали представители департамента.

Дискуссии развернулись и на других площадках. В Facebook Андрей Комолов из Лабытнанги выложил обращения в адрес губернатора ЯНАО и компании «РЖД», которые еще не отправлены адресатам. Акценты от имени «жителей Салехарда, Лабытнанги и Воркуты» сделаны на то, что отмена остановок осложнит жизнь коренных народов, стойбища которых находятся в горах Полярного Урала. Тундровики лишатся возможности ездить в ближайшие города за продуктами, справками в МФЦ и т. д.

«Невозможной окажется жизнь людей, живущих в пристанционных строениях вдоль этого участка железной дороги. В одночасье они лишатся воды, продуктов, почтового сообщения, которое на этих станциях осуществлялось поездами 653/654 Воркута – Лабытнанги», – говорится в сообщении.


Популярность полярноуральского маршрута не вызывает сомнений. Туристы едут летом практически штабелями. Фото: Денис Рыбаков / КРАСНЫЙ СЕВЕР

Также высказано предположение, что закрытие 12 остановок скажется и на развитии регионального туризма. Станция Собь, как отмечено еще в Instagram-посте департаментом молодежной политики и туризма ЯНАО, останется единственной доступной. Следовательно, туристам и независимым туроператорам придется пересмотреть маршруты с учетом изменений в движении поездов.

По информации молодежного ведомства, правительство региона и окружной дептранс уже взяли вопрос в работу. Андрей Комолов ждет подробный релиз железнодорожников, чтобы четче сформулировать обращения корпорации и властям.


Ну, как съездил на Полярный Урал? Морошка как визитная карточка, заброшенные улочки и летучие гады

Продолжаем «дикие путешествия» по стране вместе с калужскими «бизонами». Кто это такие и куда их занесло на этот раз — смотрите в видео и читайте в этой статье.


Промерзшие, безжизненные, лишенной всякой растительности холмы… Скорее всего такие ассоциации вызывает у человека несведущего словосочетание «Полярный Урал». Как-то мы с «Бизонами» отправились в очередной поход по этим местам, и теперь я с полной уверенностью могу сказать, что Полярный Урал не так однозначен, как может показаться на первый взгляд.

Читать в тему и путешествуем, сидя на диване:

Российские Альпы, отчаянные каякеры и сумасшедшая красота

Секреты зимнего путешествия и лайфхаки, которые помогут не свернуть шею

3 роковые ошибки, из-за которых Северобайкальский хребет не покорился туристам из Калуги

Тру стори о поездке калужан на Байкал, где нашлось место проявлению воли и даже разочарованию

Сноубординг в Хибинах как отличный и недорогой вариант для горнолыжного отдыха

Экстремальный опыт калужских туристов, который вас вдохновит оторваться от дивана



Куда едем?

Стартовой точкой стал поселок Полярный (Ямало-Ненецкий АО). Добраться до него прямым рейсом Москва-Лабытнанги не получится. Поезд не делает остановку в этом месте, поэтому нам пришлось выйти на станции Полярный Урал. Через пару часов здесь должен пройти технический поезд, который доставит нас до нужной станции. Время до технического поезда мы решили потратить на купание в небольшом озерце Перевальное. Оно находится неподалеку от станции. Искупавшись, мы дождались поезда, и, проехав еще две станции, оказались, наконец, в поселке Полярный (ж/д станция «110 км»).

Раньше это был поселок геологов (здесь до сих пор можно найти склад с образцами), а также являлся базой ракетных войск. Сейчас он практически заброшен.

В 2011 году группа энтузиастов обустроила в Полярном подъемник для лыжников, есть он там и сейчас. Но за его функциональность я не ручаюсь. Цивилизацию в поселке представляют всего несколько человек, которые занимаются вездеходной заброской туристов в отдаленные места. Кульминационной точкой в нашем походе будет озеро Эстото. Туда мы пошли пешком.


Дорога до Эстото

В основном пролегает вдоль реки Большая Пайпудына. Это довольно крупная, по местным меркам, река. Её русло находится у самого поселка Полярный, так что заблудиться вам не грозит. И кстати, говоря «дорога», я не слукавил. Почти до самого озера действительно идет уверенная грунтовка, по которой и ездят вездеходы местных. Когда мы вышли из поселка по этой дороге, нам предстояло преодолеть в брод реку Малая Пайпудына, впадающую в свою старшую сестру. И двигаться на северо-восток, любуясь местными красотами и ветхими остатками цивилизации.

Места эти оказались не такими уж необитаемыми. По пути вам могут встретиться чумы местных жителей, которые занимаются выпасом северных оленей.

Если повезет, у них можно выменять оленины. Деньги их не интересуют (тратить их всё равно не на что), а вот спирт — это уже более ходовая валюта.

Правда он действует на местных жителей молниеносно, поэтому на предварительную дегустацию в их компании лучше не соглашаться.

Дорога вдоль реки заняла у нас неполных два дня. Найти живописные места для ночлега на реке не составляет труда. А наличие растительности вдоль берега позволяет без проблем запастись дровами.

Вторую ночевку мы провели в том месте, где дорога упирается в реку, после чего пролегает уже по другому берегу. Через пару километров она снова возвращается на наш берег и в результате приходит к Эстото.

Река в этом месте широкая, пытаться пересечь ее вброд не стоит.

На третий день мы продолжили свой путь просто двигаясь вдоль берега. Это не доставило особых неудобств. Буквально через пару километров, между озерами Подкова и Большое, мы снова наткнулись на дорогу и по ней преодолели небольшой перевал, после чего спустились наконец к озеру.


Озеро Эстото

Главный плюс Эстото — это, конечно, рыбалка. Здесь в достатке водится хариус. Именно этот факт и заставил нас провести здесь довольно много времени.

Вообще, оказавшись в долине озера, я понял, насколько этот край изобилует природными богатствами и жизнью в целом.

Помимо обилия рыбы здесь нередко встречаются зайцы, куропатки и прочая дичь. Также водятся и менее приятные для туристов представители фауны, такие, как медведи и росомахи, но они уже не так многочисленны. Однажды прямо перед нами взмыл в небо огромный беркут, перепугав нас до полусмерти.

К счастью, мы ему были не интересны. А еще в окрестностях озера растет морошка — визитная карточка севера. Главное подгадать время, когда она созревает. Так что утверждение, что эти края безжизненные на поверку оказывается несправедливым. А вот с растительностью здесь дела обстоят уже хуже. Местами здесь растет кустарник, с которого можно надрать хвороста, но без газа здесь лучше не оказываться.

С водой проблем нет, её в принципе можно брать прямо из озера. Но лучше все-таки вставать лагерем рядом с одним из притоков. Вода в них чище, да и рыба лучше ловится у мест впадения ручьев.

Но вот чего точно в изобилии на полярном Урале, так это летучих гадов. От них просто нет спасу. Комары, оводы и, самое главное, мошка будут вашими неустанными навязчивыми спутниками.

Так что, если соберетесь посетить этот край, запаситесь хорошими репеллентами, а лучше возьмите с собой специальные шляпы с сеткой.

«Поехали на Полярный Урал», говорили они… «Будет холодно», говорили они…©Я

В действительности жаркое лето в этих краях не редкость. Вот и в нашем случае на протяжении нескольких дней стояла адская жара. 30 градусов в тени, не меньше. А тени нет! И не надо забывать, что летом на севере белые ночи. То есть солнце лишь на пару часов в сутки пряталось за гору, после чего снова начинало свой испепеляющий круг по небу.

В палатке спать жарко, а снаружи тебя поджидают ненасытные крылатые кровопийцы. Единственным спасением было периодическое купание в озере.

Тем летом стояла такая жара, что по возвращении в цивилизацию, мы узнали из новостей, что в том районе, где мы были, из вечной мерзлоты оттаяла сибирская язва, жертвами которой стали несколько местных оленеводов. Вот тебе и полярный круг!


Обратный путь

Собрав лагерь, мы двинулись вдоль берега озера, огибая его с южной стороны. В этой части озеро омывает гору, так что идти приходится по камням, образующим кромку воды. Это заняло какое-то время, однако вскоре мы вышли в долину реки Бадьяшор и уткнулись в болото, преградившее нам путь обильными зарослями местных кряжистых кустарников. Пробираясь через них, мы потратили кучу времени. И когда, наконец, нашли какое-то подобие дороги, решили остановиться на очередную ночевку.

На следующий день нам предстояло преодолеть перевал и выйти к истоку реки Малая Пайпудына. Река эта берет свое начала прямо из образовавшегося на вершине перевала озера.

Это место нам показалось живописным, и несмотря на прохладный ветер и отсутствие дров, мы решили заночевать прямо на озере.

Спуск вдоль Малой Пайпудыны занял еще два дня, после чего мы снова вышли к слиянию Большой и Малой Пайпудыны, тем самым замкнув круг. В поселке нам предстояло сесть на тот самый технический поезд, который благополучно доставил нас до конечной станции этого ж/д направления — города Лабытнанги.

У нас оставалось еще два дня до обратного поезда, так что мы решили снять квартиру, чтобы привести себя в порядок.

Лабытнанги находится на левом берегу Оби и является крупным транспортным узлом. Заняться здесь особо нечем, но на противоположном берегу реки расположен город Салехард.

Сообщение через реку представлено развитой паромной переправой. Этот город уже заслуживает большего интереса. В городе есть крупный выставочный комплекс имени Шемановского, посвященный местной культуре и истории. Также в Салехарде есть аэропорт и музей авиации под открытым небом. Не говоря уже о разнообразии кафе и ресторанчиков на любой вкус. И вообще город более современный и «живой», чем Лабытнанги.

А еще Салехард — единственный город в мире, расположенный непосредственно на полярном круге.

В общем, если вам нужна не только походная романтика, но и культурно-развлекательная программа, то посещение Салехарда обязательно.


Подводя итог…

Могу сказать, что Полярный Урал однозначно заслуживает внимания туристов всех мастей. Выбравшись за полярный круг, обнаруживаешь, что жизнь здесь представлена не только белыми мишками. Природа этих мест разнообразна и по-своему красива. Погода также поражает своими контрастами. Собираясь в поход по Заполярью, я не думал, что буду изнывать от невыносимой жары, а через пару дней мерзнуть от пронизывающего холода перевала. Необъяснимый шарм поселений-призраков и неповторимая суровость севера всегда находили поклонников. Так что Урал будет и дальше пользоваться спросом у туристов.


Егор КОЗЫРЕВ

Тур поход по Полярному Уралу с восхождением на гору Пайер в 2022 году ⛺

Программа похода

1-й день:
Ж/Д станция «Полярный Урал» — Собское озеро
Дитсанция: 10 км, перепад высот: +200 м.

Добро пожаловать в заполярье! Приедем на станцию «Полярный Урал» и предварительно подготовившись в поезде, в полном обмундировании, выйдем в стихию дикой северной тундры. Скорее всего, нас первым делом встретит дождь, но правильно подобранная экипировка поможет сохранить комфорт и сухость. Маршрут в первый день небольшой: нужно подняться вдоль реки Собь в горный массив Рай-Из («Райский камень»). Первая райская стоянка будет в живописной долине на берегу Собского озера. Разобьем лагерь, приготовим ужин на горелках и устроим посиделки в теплой компании друзей.

2-й день:
Собское озеро – озеро Кузь-Ты-Вис
Дистанция: 14 км, Перепад высот: +300, -200 м.
Ранний подъем, завтрак и после сбора лагеря – новый переход до озера Кузь-Ты-Выс. По пути мы взойдем на перевал Собский (495 м) где откроется вид на долину реки Макар-Рузь. Далее путь наш пройдет вниз по этой долине с множеством снежников и курумником, усыпанным мхами.

3-й день: 
Озеро Кузь-Ты-Вис – Степрузские озёра

Дистанция: 14 км, Перепад высот: +300, -200 м.
Ранний подъем, завтрак и после сбора лагеря – новый переход до озера Кузь-Ты-Выс. По пути мы взойдем на перевал Собский (495 м) где откроется вид на долину реки Макар-Рузь. Далее путь наш пройдет вниз по этой долине с множеством снежников и курумником, усыпанным мхами.

4-й день:
Степрузские озера – устье реки Изьякырью
Дистанция: 16 км, перепад высот: +80, -480 м.
Продолжаем наш поход по Полярному Уралу. Сегодня спустимся к зеленым лугам, где нас вновь будут радовать кустарники и даже деревья. Наш путь пройдет вдоль реки Изьякырью с множеством бродов, снежников и океаном курумника – всё как мы любим.

5-й день:
Устье Изьякырью — верховья реки Большая Хараматалоу
Дистанция: 15 км, перепад высот: +300, -50 м.
В этот день мы будем двигаться вдоль реки Большая Хараматалоу. Множество бродов через впадающие ручьи и бескрайние зеленые луга.

6-й день: 
Река Большая Хараматалоу – река Харута
Дистанция: 14 км, перепад высот: +350, -250 м.
Сегодня мы направимся в базовый лагерь для восхождения на самую высокую точку Полярного Урала – гору Пайер (1472 м). Путь наш будут пересекать через перевал Арка-Маталоу сев. (535 м), долины рек Вон-Кур-Юган и Харута-Шор. После нескольких подъемов и спусков выйдем в долину реки Харута. Здесь и разобъем лагерь, где проведем 3 ночи.

7-й день:
Восхождение на Пайер (1472 м)
Дистанция: 16 км, перепад высот: +1100, -1100 м.
После раннего подъема отправимся на вершину Пайер. Восхождение будет с легкими рюкзаками: возьмем с собой только обеденный перекус, теплую одежду и дождевики. Путь до вершины займет около шести часов. При хорошей погоде нам откроется потрясающий вид на просторы Полярного Урала: бескрайняя тундра и панорама на самые древние горы в мире!

8-й день:
Дневка
Запасной день на случай непогоды. День релаксации и отдыха. Можно заняться рыбалкой, лежанием в палатке или прогулкой до озер в долине Харута-Шор.

9-й день:
Дистанция: 10 км, перепад высот: -300 м.
Рано утром соберем лагерь и отправимся в сторону цивилизации. Выйдем из горного массива и пойдем вниз по течению реки Харута. Перейдем ее вброд и выйдем на тракторную дорогу, которая сильно облегчит нам передвижение по тундре. Поставим лагерь на берегу реки Харута: снова рыбалка и по возможности – долгожданный костер!

10 день: Река Харута – река Елец
Дистанция: 20 км, перепад высот: +50, -100 м.
Продолжим путь в сторону поселка Елецкий. Марш-бросок по бескрайним просторам северной тундры. Лагерь разобьем перед бродом через реку Елец.

11-й день:
Выход в цивилизацию
Дистанция: 3 км

Ранний подъем, брод через реку Елец и мы закончим наш путь на вокзале Елецкий! После прощального взгляда в сторону Райских гор, мы погрузимся в поезд. Наша команда к этому времени станет намного ближе друг к другу и станет большой дружной семьей. А суровость полярного Урала оставит в наших сердцах теплые воспоминания о первозданной дикой природе.

Внимание! План похода может меняться из-за неблагоприятных погодных условий, общего физического состояния группы и других непредвиденных факторов, препятствующих прохождению маршрута.

Полярный Урал. 2019

7 июля. Второй день в поезде

Стоянка в Котласе Южном = 50 минут. Выходим на привокзальную площадь в поисках замены для раздавленной миски. В окрестных магазинах сувениров и продуктов ничего не находим. Наконец зашли в антикварно-комиссионный магазин. В подвальном помещении много всего разного. Там нам подарили старенькую пластиковую миску, а потом рассказали, что у них не просто магазин, но и музей. Из принесённых вещей собирается коллекция советского быта. Уже есть на что посмотреть. Хозяйка с гордостью говорит, что даже у нас в Москве такого нет. Действительно очень интересная идея и приятное место. Мисочка нам очень пригодилась, а на обратном пути мы завезли в Котлас несколько маленьких сувениров с Полярного. Возвращаемся на вокзал. Проход на третью платформу через вагоны поезда, стоящего у второй.

Над горизонтом поднимаются вершины Урала, покрытые снегом. С каждым часом они всё ближе.

Наконец подъезжаем к самым горам и выходим на станции Собь. Вперёд по ходу поезда обнаруживается просёлочная дорога, а метров через 200 по ней стоянка на берегу Соби. Если бы у нас были лодки, можно было бы пройти по дороге ещё метров 200. Там колея полого уходит в воду, отличное место стапеля.

Ставим палатки и идём осматривать окрестности. С дровами довольно плохо, наломали охапку веток. Паша предлагает вырыть подземный очаг, благо у нас есть совок. Почва каменистая, но вырыть удается и вода в итоге вскипела, однако пришлось постоянно махать пенкой в поддувало.

Зато в зарослях низкорослых берёз и ив обильно цветут оранжевые жарки. Собь быстро несёт свои воды на восток, а за рекой понимаются горы. Случайно встретили смотрителя горнолыжной базы и отлично с ним поболтали про это дело. Самый лыжный сезон на Соби в апреле-мае. И даже в июне можно немного кататься. Возвращаемся на стоянку и заваливаемся спать пораньше.

Сегодня прощаемся с нашей замечательной стоянкой на берегу Соби. Здесь мы успели осмотреться, сфотографировали довольно много растений, которые мы попутно немножко коллекционируем. А значит, когда пойдём в горы — будем задерживаться только около чего-то выдающегося.

Нам предстоит проехать на поезде 8 километров до платформы 110 км, где расположен посёлок Полярный. На пару часов раньше по тому же маршруту пешком выходит команда туристов-школьников. Из окна поезда мы видели, как они бодро топали вдоль железки, а пришли они немного позже нас. Ребята из Сыктывкара идут в категорийный маршрут под руководством педагога допобразования Стаса. Потом мы с ними немного ходили по окрестностям посёлка.

Перед походом мы поживём в Полярном на базе «Перевал». Питьевую воду привозят в небольшой цистерне-прицепе, но можно брать прямо из ручья. Нам выдали электроплитку и электрочайник. Паша даже повесил вместо голой лампочки большой эмалированный плафон, найденный в посёлке. Заряжаем многочисленные гаджеты.

Полярный почти полностью лежит в руинах. Несколько щитовых домов полуразрушены. Производственные здания в ещё худшем состоянии. На каждом шагу полуразобранная ржавая техника.

Наш хозяин — Игорь вместе с помощниками поддерживает жизнь в турбазе и мастерских. На окраине посёлка большое заброшенное кернохранилище. По нему можно полазить, поперебирать многочисленные образцы. Всё это — огромный труд геологов и буровиков, сейчас в полном беспорядке. Очень жалко.

Потом идём от посёлка по дороге на север. Это хороший грейдер, по нему удобно идти пешком и можно ехать на чём угодно, начиная с велосипеда. По дороге встретили сыктывкарских туристят и пошли с ними смотреть бывшие позиции боевых ракет и броды через Малую Пайпудыну. Позиции не очень впечатлили, зато броды произвели на нас сильное впечатление и мы поняли, что пройти через них сейчас нельзя. А мы как раз туда собирались. Надо менять маршрут!

На обратном пути зашли посмотреть отдалённую часть посёлка, называемую «Кожим». Всё здесь очень фактурное и брутальное. Стационарных домов нет, а только балки. В них и жили и работали.

После буйства цветения разных растений на Соби в Полярном почти полное отсутствие цветов. Только заросли низкорослых берёз и ольшанник, да ещё чахлая трава. Тундра не выдерживает тесного соседства с человеком.

10 июля. Утро без дождя, что уже хорошо

Брожу по посёлку в поисках неповторимой натуры и нахожу камень с древними письменами: «Закончила 11 класс … уезжаю из родного Полярного … но моя душа остаётся с ним». Почитал, положил на место, но потом рассказал Стасу. У него возбудилось его краеведческое начало. Камень теперь поедет в сыктывкарский музей. Потом Стас нашёл девочку, сделавшую надпись на камне и навсегда покинувшую Полярный. Получилась целая история «как в кино».

Вторым пунктом программы — обсуждение с Игорем предстоящего маршрута и интересных геологических мест по пути. Все реки вспухли и обычный вариант геологической тропы непроходим. Так что нам предстоит пройти нетрадиционный вариант.

С улицы раздаётся шум мотора и в комнату вваливается колоритный и бородатый (тут почти все бородатые) вездеходчик Юрий Жданов. Наша неторопливая беседа теперь приправлена дорожными байками. Байки вездеходчиков сводятся в основном к двум сюжетам:

какой я крутой вездеходчик.

Например такая:

«Поехали мы на двух вездеходах сопровождать перегонку болотохода. Туда переехали реку по льду, а на обратном пути началась распутица. В болотоходе два тракториста ещё и со своим котом, им хорошо, по любой распутице им едется. А мы то и дело вездеходы из ручьёв вытаскиваем. Догнали болотоход только у реки. А она уже без льда, поднялась. Болотоход пошёл через брод, добрался до дальнего берега и там застрял Трактористы с котом на крышу выбрались. Вездеходу совсем не пройти. Пришлось объезжать по дальнему броду, страхуя друг-друга. И то чуть не смыло вездеходы. Едем на выручку, а мокрые трактористы с мокрым котом идут нам навстечу…».

После обеда мы решили снова прогуляться по окресностям. Переходим ручей по мостику и поднимаемся по горнолыжному склону. Идём по снежникам и зарослям карликовой берёзы. Впрочем, заросли не очень густые. Примерно так мы и пойдём в наш главный маршрут. Только с рюкзаками.

С вершинки открываются красивые виды на наш посёлок, долину Соби, наш гипотетический маршрут вверх по р. Малая Пайпудына. На самом верху руины, оставленные военными. Там почти ничего не осталось. Зато на горе нормальная тундровая растительность, в отличие от посёлка, где сплошная рудералка. Наконец у нас снова ботаническая экскурсия. На открытой всем ветрам вершинке и даже на снежнике сильно досаждают комары. Спускаемся в сторону Соби. Биоразнообразие растёт прямо на глазах. В районе кладбища целый «букет». Фотографируем и собираем в гербарий несколько новых для нас видов. Напоследок заходим на берег Соби. Там тоже разнообразная интересная растительность, причём не совсем такая, как была у станции Собь. Нагруженные впечатлениями, возвращаемся на базу.

11 июля

Сегодня мы запланировали геологическую прогулку, но в результате она снова получилась ботанической. Выходим на запад от посёлка по дороге, ведущей мимо кладбища и дальше тянущейся по холмам вдоль железной дороги. Планируем дойти до медного месторождения. Дорога хорошая: не слишком много перепадов высот, сухие колеи. Но через несколько километров она упирается в многоводный глубокий ручей. Переходить его мы не решились. Возвращаемся немного назад и спускаемся на железку. Перешли ручей по мосту и хотели вернуться на нашу дорогу. Но не тут-то было, болотина. Идём дальше по шпалам. Сделали ещё одну попытку подняться на холмы. Но и там нет удобной дороги. Понимаем, что не успеваем и решаем дойти до остановочного пункта 101 км и сесть на поезд до станции Полярный Урал. К поезду мы успели, но он не остановился.

Перекусываем и прикидываем наши возможности. Решаем, что остаётся идти вперёд вдоль железки до станции, а там сесть на обратный поезд до нашего 110 километра. Продолжаем считать ногами шпалы. На всём протяжении пути попадаются интересные растения. Особенно нас поразили жёлтые лапландские маки, растущие на насыпи железной дороги.

Из других интересностей — снежник, нависающий над руслом ручья и обелиск «Европа — Азия». Европа встречает нас дождём. Натягиваем плащи и бредём на станцию. В 17:08 наш поезд. В вагоне тепло и сухо. Вернулись домой. Дождь закончился, даже мелькает солнце. В Азии лучше, чем в Европе.

12 июля

Сегодня мы отправляемся в наш главный маршрут в Хрустальную долину. Выходим в 11 часов. Нормальная дорога туда не доступна из-за высокой воды в Малой Пайпудыне. Мы не можем перейти реку вброд, поэтому идём правым берегом реки. Сначала проходим снежник. После него начинаются многочисленные ручьи. Каждые 10-20 метров перешагиваем через очередной бурный поток. Идётся неплохо.

К 14 часам дошли до устья ручьёв Прямой и Медвежий. Здесь ситуация совсем другая. Мощный поток течёт между большими снежниками. Перешагнуть уже не получится. Идём вверх против течения ручья. Перекусываем на красивом снежнике.

Вскоре находим снежный мост. Вышло солнце и мы переходим по сверкающим снежным блокам и прыгаем через трещины.

Наташа: Снежный мост к счастью не совсем мост, он уже не нависает над рекой, а лежит в русле. И лежит не целиком, а отдельными кусками, между ними надо прыгать. Красиво, но у меня болит ушибленное при выпрыгивании из поезда колено и прыгать страшно. Лететь вниз не больше полутора метров, да и снег, можно легко ступеньки проковырять, а не хочется. В итоге все перепрыгнули. На последней трещине перекидывали рюкзаки со страховкой веревкой и Пашины трекинговые палки пригодились. Самый ловкий прыгатель у нас Андрей.

Дальше путь перегораживают ещё ручьи. Идём вброд. Высокие сапоги, бахилы и трекинговые палки нам в помощь. Наконец к 17 часам выбираемся на северную сторону долины ручьёв совершенно измотанные. В бахилах хлюпает, зато светит солнце и очень тепло. Не мешкая встаём вблизи небольшой рощицы в удалении от ручья, но его шум всё равно постоянно слышен. Дрова оказались мокрыми, ужин варили часа 2.

13 июля. С утра вновь прекрасная солнечная погода

Идём дальше и вскоре выходим на дорогу. По ней идётся легко, но дорога раздваивается: направо брод через реку, налево в гору. Забираемся вверх, дорога пропадает. Потом нам объяснили, что это буровой профиль. К такому «повороту» мы были не готовы. Продираемся через ерник. Нам это быстро надоедает. Спускаемся обратно к реке.

Дороги дальше нет, но можно идти по пляжам и отмелям. У нас начинается «пляжный отдых». Так мы отдыхаем ещё километров 5.

По пути смотрим на Малую Пайпудыну. В нашу очень высокую воду река доступна для спортивного сплава на каяках или катамаранах, а при низкой воде можно оперативно сменить маршрут на Большую Пайпудыну.

Ниже впадения ручья Первый река образует красивый порог. Отдыхаем на берегу, любуемся…

В районе ручья Первый решили, что хватит отдыхать, пора ставить лагерь. Выбираем место. В результате переправились через все устья Первого ручья, но не дошли до Второго. Здесь чья-то старая стоянка, возможно оленеводческая. К вечеру нанесло туч и пошёл дождь. Пришлось подавать народу ужин прямо в палатки. К ночи стихия совсем разгулялась. Сильный порывистый ветер, дождь. Палатка ходит ходуном. Хорошо, что мы её прочно закрепили. Временами дуги гнутся так, что за них страшно. Напротив стоянки на другом берегу- красивый водопад, а на нашем — снежник у реки.

14 июля. Дождя нет, ветер утих, но тучи оседлали перевалы

Сегодня середина нашего похода и всего выезда. Вода в реке поднялась сантиметров на 20. После разгула стихий утро вполне сносное. Паша твёрдо решил идти в радиалку через реку и Большой Пайпудынский хребет к бывшей урановой штольне. Отпускать его страшновато, но он опытный турист и уже подрощенный мальчик. К томуже он тащит с собой радиометр и очень хочет испытать его в деле. Паша пытается перейти Малую Пайпудыну вблизи лагеря. Бредёт в тумане как пресловутый ёжик и возвращается с полными сапогами воды. Течение сносит, перейти нельзя. Решает идти вверх по нашему берегу реки, туда где она не так многоводна, (а это всего 1-2 километра).

Сами мы хотим найти месторождение горного хрусталя на ручье Первый. Это совсем близко от нашего лагеря. Идём поросшей карликовой берёзой долиной. Потом начинается открытое место — стоянка хрусталекопателей вдоль левого берега ручья. Здесь нашлось несколько интересных растений, но хрусталя не видно. Выше ручей течёт через ущелье между мощными снежниками. Это очень красиво, но оттуда пахнет зимой. Идём выше снежника траверсом по сыпухе. Попадаются куски кварца и микроскопические кристаллы горного хрусталя.

Виды всё более впечатляют. За ущельем по левому берегу ручья открывается небольшая долина, покрытая снегом почти наполовину. Здесь наша экспедиция продолжает быть ботанической, а не геологической. Пора домой. Назад идём по снежнику между сыпухой и ручьём. Нашёл старые сломанные охотничьи лыжи. Взял с собой для костра. Местных дров я не понимаю — вроде сухие, а не горят.

Налетела мошка. Потом началась гроза. Перекусываем и отдыхаем в палатке. Паша вернулся в час ночи, очень довольный.

Наташа: Вечером борюсь с кровососами и Леша с Андреем дают мне прозвище Диана-охотница. От него произошел глагол «дианить» — необходимый ритуал перед сном.

15 июля. Назад и вниз

Теперь мы гораздо лучше понимаем местность. Поэтому идём берегом реки. Здесь много каменистых открытых участков. Идётся по ним легко. Снова проходим мимо порога, он красив в любую погоду.

Между многочисленными устьями Первого ручья буйная растительность в стиле «по пояс в аконите». Без особых приключений форсируем ручей, названия которого нет на наших картах. Появляется хорошо заметная дорога. По ней дошли до устья ручьёв Прямой и Медвежий. Они образуют настоящую дельту с множеством вполне проходимых проток.

Перекусываем. Оставляем Наташу с парой рюкзаков и идём в разведку боем. Вообще боев целых трое: Паша, Лёша и Андрей. Километра через 3 выходим на сухую твёрдую почву. Причём я умудрился оступиться на последних метрах брода. Неподалёку длинный снежник, на котором мы перекусывали по дороге вверх. Я выжимаю штаны и ботинки, а Паша, захватив бахилы, возвращается за Наташей. Тем временем она уже беспокоится, ибо не думала, что наша разведка будет столь глубока. Мы с Андреем нашли неподалёку отличную стоянку, и к приходу Паши и Наташи поставили палатку и развели костёр. Вобщем всё кончилось хорошо.

16 июля. Прощание с горами

Отличная погода продолжается. Солнце, несильный ветер. Вчера я нажёг углей и сегодня развожу костёр легко и быстро. С нашей стоянки во все стороны красивые горные пейзажи. Прощаемся с этим местом и идём в сторону дома по полноценному просёлку, который уже никуда не исчезает. Напоследок проходим ещё пару больших ручьёв. Потом дорога поднимается от реки и пересекает множество маленьких ручейков. Останавливаемся на перекус.

После перекуса мальчики идут в посёлок, а мы с Наташей, оставив рюкзаки, поднимаемся на ближайшую горушку. Находим лиственницу, вдребезги разбитую какой-то неведомой силой. Куски дерева и длинные ветки отлетели метров на 10 в разные стороны. Толстенный ствол расколот и переломлен. Ветер или молния? Поднимаемся на вершинку. С неё снова красивые виды, можно рассмотреть почти весь наш маршрут. Побродили и вернулись к рюкзакам. До посёлка нам всего 2 км по хлябям вездеходной дороги и 3 км по грейдеру.

У брода через Малую Пайпудыну встретили грустного велосипедиста. Он хочет перейти реку, но не может. Вода слишком высокая. Обидно, у него срывается весь большой велопоход. Больше ехать на велосипеде здесь некуда. Потом мы встретили ещё одного желающего перебраться на тот берег, а сами дошли до посёлка. Хозяева истопили нам баню.

17 июля

С самого утра жара. Хорошо, что метрах в 10 от нашего дома есть купальня на ручье. Она осталась от сгоревшей бани. Поминутно залезаем в воду, иначе мозг просто плавится. Наташа и Паша сегодня решили повторить попытку дойти до медного месторождения. Они в 13:45 сели на поезд в сторону Воркуты. От станции Полярный Урал пойдут в горы. На обратный поезд в 17:08 успеть не надеются. Пойдут пешком по шпалам.

Андрей решил сегодня немного отдохнуть, а я погулять по посёлку. Редко где сейчас можно увидеть такую разруху. Посёлок много раз пытались демонтировать, а землю рекультивировать. Но деньги всякий раз быстро кончались. Так что смогли разобрать только несколько щитовых домов и вывезти небольшую часть металлолома. А пока здесь можно снимать кино про постапокалипсис. Неспешно бродя по посёлку, нашёл второе кернохранилище. Оно поменьше первого и под открытым небом. Потом оценил баки от горючего, на один забрался по лестнице, в другой заглянул через открытый люк и послушал эхо.

Дальше иду по железной дороге в сторону моста через Большую Пайпудыну. На насыпи очень хорошо, можно идти без накомарника. Солнце скрылось за облаками, не жарко и приятно. Мост виден издали, а вблизи он огромный, в 3 пролёта. Река на табличке обозначена просто как «Пай-Пудын». Течение быстрое и мощное. По такой большой реке в высокую воду сплавляться уже не очень интересно. На железной дороге и у моста много интересных растений, характерных для более тёплых мест. Они любят мигрировать вдоль железки. Здесь всегда много солнца и питательных веществ, а конкуренция с другими видами низкая. Видел даже сосну (вдруг единственную в ЯНАО?)

Возвращаюсь в посёлок и лезу купаться.

Через некоторое время решил пойти встретить наших геологов. Иду снова по железке, только в другую сторону. Любуюсь на грозовые тучи над горами. Прошёл километра 3, но не встретил Наташу с Пашей, зато попал под начинающийся дождик. Ретируюсь домой, но часто останавливаюсь, чтобы сфотографировать красивый вид.

Наши геологи вернулись мокрые, довольные и с образцами медной руды. Дальше:

Наташин рассказ про поиски медной руды

Паша полон решимости дойти-таки до медного месторождения, выясняет у Игоря дорогу и карта у него есть. Мне тоже хочется найти хоть какое-то из месторождений, да и погулять не около поселка. Решаем, что до станции Полярный Урал едем на поезде, а дальше три варианта — вернуться на поезде (излишне оптимистично, ибо не успеем), мокрый вариант идти по дорогам и бродам и проверенный, но не слишком удобный — возвращаться по шпалам.

Доехали хорошо, под реплики соседей «зачем ехать, тут всего 15 км добежать…». Встретили в тамбуре биологов с сачком. На Пашин вопрос «вы кто?» получили ответ «научные работники» (мне вспомнился анекдот «да уж вижу, что не Иванов»). Оказалось энтомолог и бентосник, мило побеседовали. Проводница тихонько выясняла у меня, кто такой энтомолог.

Идем на поиски. Дорога хорошая, некоторая проблема только в том, что дорог даже больше, чем на карте. Однако довольно уверенно проходим несколько перекрестков и маленький ручеек. Несем с собой сапоги, я время от времени порываюсь их надеть, но в итоге обходимся перепрыгиванием с кочки на кочку и добираемся до горок.

Тут бы нам идти по дороге дальше и дошли бы спокойно до месторождения (обратно так и шли), но я сбила Пашу с пути, пошли сначала по ернику, реденькому, потом вдоль снежника. Искали канавы, а нашли, как водится растения. Шиповник в цвету, княжики, дриаду, нечто бурачниковое, напоминающее Нонею, в общем я была вполне довольна прогулкой. Паша же безропотно фотографировал растения, но интереса к ним вовсе не испытывал, тосковал по меди. Говорил «Наташа, стань Игорем, найди медь!»

В конце-концов вышли на дорогу и нашли канавы. Потом стало попадаться много камней с зелеными прожилками. Самое смешное, что нашла их таки я, Паша не видит этого оттенка зеленого! В утешение нам попался малюсенький камушек, на котором вместе с зеленым малахитовым цветом был синий лазуритовый, его-то он видит. Набрали камней (дайте нам таблеток от жадности!) и пошли обратно.

На поезд мы давно уже опоздали, пойти напрямую через броды не решились, так что наш путь обратно по шпалам. До шпал умудрились влезть в болотину, я успела надеть сапоги до того, как промокла насквозь, а Паша так и протаскал свои болотники с мокрыми ногами. Перекусывали на пригорке недалеко от станции. Нашла там очень красивый камень, но слишком большой и крепкий, с досады сорвала кусок растения, оказался тимьян. По традиции я привожу тимьяны отовсюду, найти его без цветов сложно, тем более если его в травостое не много. Сидели, жевали, отдыхали и лениво наблюдали, как подбирается к нам гроза. Погромыхала, но на удивление прошла стороной.

Пошли вдоль железной дороги. Я всё норовила спуститься на дорогу, уж больно по шпалам муторно идти. Паша утомился с рюкзаком, я взяла немного понести и километра полтора тащила. Как назло, нам навстречу попалась группа туристов, но не прокомментировали наше распределение тяжестей (а Паша, как выяснилось переживал!). Гроза нас все-таки догнала и промокли мы насквозь, кроссовки я только в Москве окончательно досушила. Издали был виден фонарь на 110 км, он то тух, то опять загорался, мы даже думали, не поезд ли это, но пережидать к счастью не стали. На последнем километре Паша почуял дом и прибавил скорости. Я сначала пыталась не отставать, а потом поняла тщетность. Прямо у балка споткнулась и упала с мыслью «обидно было бы получить травму прямо на последних метрах», но обошлось. А в целом хорошо погуляли, километров на 25 :)

Ночь без назойливых насекомых

Мы живём в балке в виде железной бочки под названием «ЦУБ-2М». Это культовая конструкция появилась в 1970-80-х годах. Таких балков (ЦУБиков) строили много, их можно было легко доставить в любую глушь и они очень нравились вахтовикам и геологам. Действительно это довольно уютный, просторный домик. В нашем случае с печкой и топчанами. Только дверь перекосилась и не мешает влетать внутрь комарам.

К вечеру налетели тучи комаров и их всё больше. Первым не выдержал Андрей: схватил палатку и побежал спать на улицу. Потом следом потянулась Наташа, потому что жарко, душно и жрут. А за ней и я. Мы отлично залегли в нашу прохладную герметичную палатку.

Наташа: Отлично, если не считать того, что подо мной в центре палатки был здоровенный камень, торчащий вверх зубом. Мой новый надувной коврик немного смягчил ситуацию, удалось обернуться вокруг камня и вполне комфортно спать.

Потом началась первая гроза. Палатка, поставленная Андреем кое-как начала течь. Пришлось мне вылезать наружу и натягивать оттяжки. Дно у нашей палатки хорошее, натёкшую лужу держит мёртвой хваткой. Выливаем воду через молнию. Спальник слегка подмок. Но вторую, третью и все последующие грозы мы благополучно проспали. Всё это так смешно, потому что очень жарко. А утром мы аккуратно переставили палатку на хорошее ровное место.

18 июля

Погода ветреная и прохладная. Наша экспедиция подходит к концу. Немного грустно. Сегодня просто ходим по посёлку и окрестностям, перебираем образцы в кернохранилищах, играем с эхом в пустых топливных ёмкостях. Паша хотел взять себе на память наковальню от кузнечного молота, но его вовремя остановили (но цангу от буровой установки и пару кг металлической дроби — прихватил). Зато мы собрали очередную коллекцию растений для гербария и ботанического сада. Сожгли мусор. Вечером Игорь определил камни, которые мы собрали и развлекал нас байками.

19 июля. День отъезда

Сегодня снова жара, купаемся. Прощаемся с Полярным Уралом, а впереди у нас длинная дорога на двух поездах.

На станции Елецкая спрашиваем у дамы в камуфляже и на квадроцикле не продаёт-ли она рыбу.

Полярный Урал 2011. — Сергей Карпухин — LiveJournal

В 2011-м году в силу некоторых обстоятельств у меня в конце лета резко поменялись планы. И надо было что-то срочно придумать, чтобы не упустить самое красивое время в году — Золотую осень. То есть какой-то экспромт-вариант. Чтобы и дёшево и без транспортных заморочек, но и чтобы фактура была достойная. На такой случай давно лежал в запасе Полярный Урал. Был там однажды ещё в 1998-м году, летом. Вот действительно очень удачный и простой вариант. Садишься на поезд Москва-Лабытнанги, едешь чуть менее двух суток, выходишь. Правда так можно было в 2011-м. После остановку на этой станции отменили, но это я уже из будущего пишу. Ниже предлагаю серию постов из той поездки, но для начала немного расскажу о посёлке Полярный или 110-й километр. А дальше по сслыкам в конце поста можете отследить всю серию.

Полярный Урал или платформа 110-й километр.

Итак, доехал я до станции Полярный. Это так по карте называется посёлок, вернее то, что от него осталось. А станция называется 110-километр и все тут так называют этот пункт. Поезд, кстати, всего одну минуту стоит, нужно не прозевать, а платформы никакой нет, прямо на насыпь приходится выпрыгивать. А чуть ранее проезжаете станцию Полярный Урал, нужно не перепутать. Это там, где стоит стела, напоминающая, что здесь проходит Уральский водораздел, а соответственно и географическая граница между Азией и Европой.

Прежде, чем рассказать о съёмке и показать местные пейзажи, хочу немного рассказать о 110-м километре. А вернее показать. Не вижу смысла собирать информацию по сети и выкладывать информацию в посте. Это всё равно будет плагиат. Просто есть люди, которые имеют непосредственную причастность к умершему посёлку Полярный  и болеющие за него, к ним и направлю www.polyarny.net. Этот сайт пока в стадии становления, но зато вся информация из первых рук.

Однако о своих впечатлениях вкратце скажу. Много таких мёртвых посёлков повидал, особенно на Колыме. И всегда первые ощущения вызывают отторжение. Хочется быстрее бежать отсюда. Вот и здесь задерживаться не стал. Вышел из поезда, загрузил на плечи свои 50 кг, прошмыгнул через посёлок, между домами с пустыми глазницами окон, и даже никого не встретил. И пошёл дальше по дороге на Большую Пайпудыну. Но, забегая вперёд, скажу, что потом провёл в этом посёлке основное количество времени. А был я этой осенью на Полярном Урале 23 дня. И как-то проникся к 110-му километру. Чувствуется, что здесь был когда-то особый мир, люди с особым менталитетом, какое-то человеческое сообщество. И даже показалось, что дух ещё сохранился, посёлок не совсем умер и может когда-то возродиться. Кстати, здесь ещё осталась геологическая база, где я впоследствии и приютился. Это всего несколько балков и куча наполовину раздолбанной техники. Но вроде собираются здесь строить нормальную базу. Уж очень удобное место. Через 110-й проходят все пути к разным точкам Полярного Урал. Кроме нескольких людей на этой геологической базе, которые живут здесь не постоянно, в посёлке ещё есть несколько работников с железной дороги. Ну и заметил несколько, вероятно, бывших местных жителей, замученных ностальгией, которые обосновались в своих балках. Скорее всего они тоже здесь обитают временно. А в лучшие времена здесь было более двух тысяч жителей.

Поезд Лабытнанги-Москва. Местные говорят Лабытки. Иногда ловил себя на мысли, что поезд здесь выглядит чем-то инородным, среди дикой природы, хотя и с очень заметными следами человеческой деятельности.


Вот такие примерно открываются картины, когда идёшь через посёлок.

А ведь ещё совсем недавно здесь жили люди

Разбитое пианино в бывшем детском саду. Эта картина ещё более усиливает тягостные ощущения.

Несколько видов на посёлок сверху

Поезд Москва-Лабытнанги. В правом нижнем углу строения станции 110-й километр. За железной дорогой река Собь. На дальнем плане гора Поуркев

А это и есть геологическая база в посёлке. На дальнем плане Малый Пайпудынский хребет.

Вот это здесь очень распространённый вид транспорта. трёхколёсный мотоцикл на шинах низкого давления. По тундре бегает запросто.

Склад ГСМ рядом со станцией. Сейчас уже недействующий.

Здесь есть горнолыжная база. Но сейчас она тоже в некотором запустении и в первой стадии разрушения. Говорят что будут восстанавливать. Хозяин вроде некто Кравцов из Лабытнанги. Смотрел баню, та вообще в полной разрухе. А ведь 110-й действительно очень удобное место для развития горнолыжного туризма.

В бывшем кернохранилище и рядом с ним гора ящиков с керном. Как бывший геолог очень хорошо представляю сколько труда и материальных средств вложено в это. А теперь всё никому не нужно. И это в стране, живущей, в основном, на сырье. Не восстанавливать геологию очень недальновидная политика.

Полярно-Уральское горногеологическое предприятие. ЗАКРЫТО!

Содержание все серии:

Большая Пайпудына.

Большая Пайпудына.

Большая Пайпудына.

Озеро Естото.

Озеро Естото.

Озеро Естото.

Стойбище оленеводов.

Собь, Райиз.

Малая Пайпудына.

Малая Пайпудына.

Утренняя и вечерняя съёмка на Соби.

Съёмка пейзажей в окрестностях посёлка Полярный.

Утренняя фотосъёмка на Соби.

Пейзажная фотосъёмка.

Пейзажная фотосъёмка.

Полярный Урал. Серые горы, красная шишига.: varandej — LiveJournal

На прошлой неделе, когда наш теплоход «Механик Калашников» с северной стороны подходил к стоящему на Полярному круге Салехарду, и над обским плёсом в коем-то веке появилась связь, мне позвонили из компании «Ямалтур» и предложили куда-нибудь с ними съездить. Тут можно пуститься в рассуждения о том, что я недооцениваю свои возможности и зря не обратился в эту компанию накануне поездки — в запасе у меня оставался фактически один день, ко многим красивым местам нужен был заранее оформленный пропуск (в основном — владеющих прилегающей землёй рудников и комбинатов), в общем вариантов оставалось гораздо меньше, чем могло бы быть. Но всё же небольшую поездку «Ямалтур» мне организовал, присоединив к ехавшей поохотиться да порыбачить группе из Салехарда — на внедорожном грузовике через горы Полярного Урала. За горами группа поехала дальше, а я сошёл в посёлке-призраке Полярный, откуда вернулся обратно на поезде.

И если прошлые две части о Среднем Урале и Екатеринбургском метро были нашему Обь-Иртышскому путешествию прологом, то это — скорее эпилог. Я хорошо знаю Южный и Средний Урал, издалека видел Северный, ну а теперь вот познакомился с Полярным.

Первым впечатление предстоящей дороги стал транспорт — ГАЗ-66, в народе более известный как «шишига» (что особенно хорошо звучит в переполненной духами Югории, ведь шишигой называли всякую мелкую нечисть типа кикимор). Делавшийся в 1964-99 годах на Горьковском автозаводе, этот армейский грузовик остался одной из лучших машин советского автопрома, мощной, неубиваемой и поддающейся ремонту «на коленке». На вводном кадре он в дороге, а ниже — на базе у объездной Салехарда, которая была для половинны группы точкой сбора:

2.

Шишигин кузов. Надо понимать, что Ямал — суровый край, и туризм тут соответствующий:

3.

Зато с тушлом из оленины:

3а.

Сейчас я пропущу самое начало пути — паромную переправу через широкую ветреную Обь, салехардский город-спутник и аванстацию Лабытнанги, посёлок Харп у края гор в конце асфальтовой дороги. Вокруг Салехарда в основном лесотундра с редкими лиственницами, естественный задний план которой — угрюмый горы Полярного Урала, массив Рай-Из (до 1236м), у подножья которого уже упомянутый Харп. Наша дорога — под обрывом у правого края кадра, а слева, если я не ошибаюсь, Чёрная гора (1030м).

4.

За Харпом продолжается только железная дорога — линия Чум-Лабытнанги, остаток недостроенной Трансполярной магистрали, связующая Ямал с Печорской магистралью и далее — Большой землёй. Вот по мостику над ручьём идёт московский поезд, а про междугородний асфальт теперь можно забыть на сотни километров.

5.

Шишига пересекает ручей, впадающий в Собь, за которой — громада Рай-Иза:

6.

Собь шишига тоже преодолевает без особого труда. Старые горы Урала пересекает несколько рек, связующих таким образом Европу с Азией — на Среднем Урале это в первую очередь камский приток Чусовая, а здесь — собственно, Собь, по долине которой железная дорога и проложена. Только — по левому берегу, мы же уходим на правый. Сплавы по Соби — самый известный маршрут «Ямалтура»:

7.

Дорога за рекой поначалу достаточно сносна — неплохая в общем-то грунтовочка, за исключением пары луж даже легковушка пройдёт (но не доберётся из-за брода):

8.

Дальше становится веселее — мы успели продраться и через глубокую грязь, и через камни, и через небольшие обрывчики. Машину трясёт безбожно, двигатель ревёт медведем, но водитель посмеивается «Я тебя, шишига, ездить-то научу!». Хотя вообще-то перед поездкой на меня запасли палатку и спальник — риск где-нибудь завязнуть был совсем не иллюзорен, а 40 километров мы преодолевали без малого 6 часов.

9.

Но на таких пейзажах эти часы проносятся незаметно. Всё-таки Север словно добавляет горам несколько километров высоты — помню, что на Тянь-Шане похожие пейзажи наблюдал на 3500-4000 метров (Арабельское плато, Таш-Рабат), здесь же под нами не было и 1000.

10.

Раиса (как туристы называют Рай-Из) прекрасно видна и с поезда, но совсем иное дело, когда её грозный безжизненный «фасад», более всего похожий на гигантский промышленный отвал, нависает над головой:

11.

По мёртвым камням и осыпям сбегают водопады:

12.

Северные горы всегда коварны — вроде и низкие, и покатые, а туристы на них гибнут каждый год. Кто-то пойдёт слишком легко одетым и замерзнёт насмерть во внезапно наползшей хмари, кто-то сорвётся в нескреплённые растительностью осыпи. В общем, это называется, «не зная брода — не суйся в воду». Жалко, что о возможности сотрудничества с «Ямалтуром» я не знал заранее — так бы свозили куда-нибудь повыше и подальше, например на Ледник Романтиков в глубине Рай-Изского плато… впрочем, не в такую погоду.

13.

Между тем, в лиственницах у реки обнаруживается «буханка» с парой палаток — на дворе пятница (всего-то прошлая пятница!), и по причине редуцированности дач и огородов, отдых на природе в Салехарде очень популярен.

14.

Надо отдать должное, хотя фотосъёмкой тут интересовался я один, машина каждый раз послушно останавливалась по моей просьбе. Народ эти места видел не впервые и ехал, как уже говорилось, на активный отдых в куда более дальние горы. Здесь же — кто-то спал в кузове, кто-то тусил на крыше (см. заглавный кадр), используя мои остановки чтобы поменяться местами или что-нибудь друг другу передать.

15.

За Собью — гор Яр-Кеу, в ней всего 568 метров, но из-за общей суровости природы кажется, что гораздо больше. Под горами видна железная дорога:

16.

А впереди — укромная Нефритовая долина между гор Поур-Кеу (справа, 876м) и Нырд-Вомэн-Из (слева, 1154м). Нефрит в долине действительно есть, и мы его ещё увидим.

17.

Поур-Кеу отделяет долину и наш путь от Соби и железной дороги — с поезда этой долины не видать. В траве — полозья от балка (что это такое — ещё покажу), которые тягал по снегу вездеход, летом же по камням их тащить некуда.

18.

Нырд-Вомен-Из в переводе значит — Гора Поперёк Отрога. Если ничего не путаю, у туристов она более известна как Динозавр. Между тем, дорога делается всё хуже, хмарь — всё беспросветнее, холод — всё ощутимее, и совсем недалеко до снежников, не успевающих растаять за короткое полярное лето, хотя местами и видна нежная зелень — особенность Нефритовой долины. Мы поднимаемся на Озёрный перевал.

19.

Во мгле — собственно, озеро, давшее перевалу название. На самом деле перевал-то всего 242 метра, но как уже говорилось, в иных горах до таких пейзажей путь лежит по бесконечным серпантинам:

20.

За перевалом хорошо виден лесок. Водитель периодически с кем-то переговаривался по стационарной рации (ещё одна рация связывала кабину с кузовов), и вскоре переговоры пошли из серии «так, вас вижу… возвращайтесь метров на двести… потом налево». В лесочке у костра под тентом сидела на рюкзаках другая половина группы, пришедшая сюда по горам своим ходом:

21.

Погревшись у костра, сворачиваем лагерь:

22.

Тут мне пришлось из кабины переселиться в кузов, уступив место руководителю. Руководить, надо сказать, было чем — за пологим и судя по немногочисленным остановкам невзрачным спуском с перевала был ещё один брод через Собь, вернее — через её слияние с рекой Пайпудына. Шофёр и руководитель волновались — если вода большая, с бродом не справится даже шишига.

23.

Но всё обошлось. Кульминация — мост железной дороги, ставший для нас воротами Полярного Предуралья:

24.

Хотя административно всё-таки ещё Зауралья — это пока Ямало-Ненецкий автономный округ, до последней в нём станции Собь 6 километров на восток, а до первой в Республике Коми (и соответственно — в Европе) станции Полярный Урал — 11 киометров на запад. Посредине же — так называемый Сто Десятый (километр), о турбазе «Перевал» на котором мне рассказывали ещё на теплоходах. На практике вышло, что турбаза за неделю до моего приезда сгорела, но бросать людей на произвол судьбы — не в понятиях Севера, поэтому забредающие туристы без палаток останавливаются в путейских балках — таких вот жилых вагончиках на полозьях.

25.

У балков — и всякий суровый севернй транспорт типа вездехода или трицикла:

26.

В балках — в общем-то довольно душевно и если натопить — тепло. Конкретно этот балок — на другом конце посёлка, и в нём остановились Дима и Лена — наши с Константином nord_ursus попутчики на теплоходах. Они доехали сюда сами, а я их встретил здесь уже случайно, гуляя по заброшенному кернохранилищу.

27.

Здесь я и покинул Красную шишигу — рядом железная дорога, о.п. 106-й километр (или всё-таки 110-й? я так и не разобрался), откуда через несколько часов обратно в Лабытнанги меня должен был увезти воркутинский поезд.

28.

Оставив в одном из балков рюкзак, я пошёл гулять по посёлку, который представлял собой ни что иное, как город-призрак. На Крайнем Севере это совершенно обычное дело: здесь нет плодородных почв, отсюда далеко до больших городов, а содержание инфраструктуры и коммуникаций исключительно дорого, и потому лишившиеся с распадом СССР градообразующих предприятий северные посёлки где-то были за 10-20 лет полностью покинуты жителями, а где-то — централизованно «закрыты», то есть — упразднены как административные единицы, отключены от коммуникаций и переселены. Такую историю прошёл и стоящий у 110-го километра Полярный — основан в 1930-е годы как перевалочная база молибденового рудника, в 1948 году превратился лагерь (причём вроде бы не заключённых, а вольнаёмных рабочих) Стройки-501 (то есть — той самой Трансполярной магистрали), с её упразднением в 1956 году перешёл военным, в 1960-х годах запускавших отсюда ракеты по полигону на Новой Земле (и говорят, где-то в бурьяне ещё можно увидеть «пусковые столы» — металлические подставки, ведь ракет шахтного базирования в те времена ещё не было), а с исходом военных в 1970-90-х хозяевами посёлка были геологи, искавшие руды в окрестных горах. Наконец, закрылась и геологическая база, а в 2002 закрыли и сам посёлок, переселив несколько десятков оставшихся жителей в Лабытнанги и Салехард. Ныне здесь живут лишь железнодорожники, обслуживающие остановочный пункт, пути и мост через Пайпудыну:

29.

Недалеко от станции — заброшенный Дом культуры:

30.

В нём круглосуточно и круглый год выступает Театр Теней:

31.

А большая часть посёлка — кварталы заброшенных двухэтажек, в которые я и углубился:

32.

Тут можно спокойно заходить в полуразрушенные дома, не боясь напороться на нож грабителя или брошенный шприц наркомана — ведь «вороньё нам не выклюет глаз из глазниц, потому что не водится здесь воронья».

33.

И это не какая-нибудь Припять, ни какой-нибудь Агдам — обитатели этих домов живут и здравствуют за горами, а кто-то может быть и на Большой земле. Но зрелище покинутого жилья всегда печально, а оставших в нём деталей быта — почти до слёз:

34.

35.

36.

37.

38.

38а.

Можно спокойно вылезти на крышу, вдали Пайпудынский хребет, на вершинах которого уже идёт снег:

39.

С крыши барака я проводил взглядом Красную шишигу, но позже ещё видел её у пайпудынского бережка из окна поезда:

40.

И хотя в комнатах уже кое-где вырос мох, ещё лежат нетронутыми многие металлические вещи — неужто сюда не забираются вездесущие охотники за металлоломом?

40а.

41.

Хотя вообще-то лазать по заброшкам не стоит — всё это может в любой момент рухнуть:

42.

Что на Крайнем Севере пережило разруху — то снова привлекает людей, едущих за «длинным рублём». Что не пережило — то не пережило:

43.

Другие здания посёлка. Вот, наверное, сельсовет:

44.

Тут было что-то техническое:

45.

А это, наверное, руины котельной. Обратите внимание на кучу труб посредине — это ни что иное, как скелет дома, не тронутый собирателями лома: деревянные стены сгорели, а пронизывавшие их металлические коммуникации — остались.

46.

Но самое интересное место Полярного (не считая, разумеется, пусковых столов, отыскать которые в бурьяне не было никаких шансов) — заброшенное кернохранилище, о котором я бы не узнал без подсказки Юрия из «Ямалтура»:

47.

Бесчисленные ящики с кернами горных пород, самая популярная из которых — уже упоминавшийся в топонимике нефрит:

48.

По словам Юрия, все эти керны — отработанный материал, геологи сделали своё дело и ушли, выяснив, что где по окрестным горам залегает, а вскоре существование посёлка окончательно потеряло целесообразность. Осталось в кернохранилище и кое-какое оборудование:

49.

Если же посмотреть под ноги — то убедишься, что это действительно Урал. Богатства его Полярной и Приполярной частей (в ЯНАО и ХМАО соответственно) пока что ждут своего часа, а вернее железной дороги «УПУП» («Урал Промышленный — Урал Полярный» параллельно хребту от станций на севере Свердловской области до Лабытнанги). Руды здесь есть и такие, которыми Россия странным образом не богата — например, хром или молибден.

50.

Ягоды в горах уже перевелись (а вот в равнинных тундрах, даже гораздо севернее, их было ещё немерено), но на каждом шагу грибы. Стланники уже начинали играть красками осени:

51.

Я полез на сопку над посёлком, и вскоре набрёл на маленькое кладбище. Тут есть безымянные могилы, возможно оставшиеся от Стройки-501, а есть и вполне ухоженные захоронения вплоть до 2002 года. А вот храма в Полярном, наверное, никогда и не было, он уже не застал православного бума.

52.

Он сам уже умер:

53.

На кадре выше в центре хорошо видна долина Соби, куда уходит железная дорога (и можно даже резличить домики станции Собь), справа та самая гряда от Поур-Кеу до Нырд-Вомен-Из, через которую мы приехали, а слева сопка с тремя вершинами, названия которой я не знаю:

54.

Судя по всему, эти здания — лишь часть того, что было, очень уж редко они стоят. На заднем плане — мост через Пайпудыну:

55.

В широкой долине на самом деле хорошо видна граница Европы и Азии — на переднем плане петляет Собь, вдали блестит речка Елец, но текут они в разные стороны, и граница частей света здесь не неприступный Рай-Из на заднем плане, а едва заметный водораздел скромных речек где-то по средине кадра, на вкливиающимся в горы краю Восточно-Европейской равнины. Полярный Урал очень узок, по сути дела единственный хребет, прямо от которого на той стороне начинается Сибирь. Впрочем, я уже говорил, что считаю Югорию в широком смысле (Коми, Ненецкий АО, Ямал и «собственно» Югра) отдельным историко-географическим регионом, разделяющим Сибирь и Русский Север.

56.

Но по Югории вообще и Ямалу в частности попутешествуем осенью.

В подборке записей — другие широты Урала с юга на север. Получается, что совсем уж никак, даже на горизонте, я не видел только Приполярного Урала — при том, что именно в этой части Каменный пояс особенно высок, красив и неприступен.

(PDF) Реконструкция с высоким разрешением баланса массы ледников Полярного Урала за последнее тысячелетие

Здесь необходима осторожность, поскольку, вероятно, наша реконструкция не охватывает весь MWP.

Ледники сохранялись на Полярном Урале на протяжении всего

позднего голоцена, хотя в настоящее время они, по-видимому, близки к

своей минимальной протяженности за более чем 1000 лет. Ледники в регионе

следует продолжать отслеживать на предмет продолжающихся

признаков изменения климата (см.Хэберли и др., 2000 г.;

Хэберли, 2004 г.).

БЛАГОДАРНОСТИ

Выражаем огромную благодарность Д. Цветкову и Г. Носенко за

предоставление данных о современном положении ледников Полярного Урала

. Мы также благодарим организаторов банка данных World Tree-ring

(http://www.ngdc.noaa.gov/paleo/treering.html),

и Ф. Швайнгрубера за материал, который он разместил в этом

Банк

. Наконец, мы благодарим W. Haeberli и анонимного

рецензента, которые рассмотрели статью и предоставили много

чрезвычайно полезных комментариев и идей.

ССЫЛКИ

Брэдли Р.С. 2001. Многие цитаты поддерживают тенденцию глобального потепления.

Science, 292(5524), 2011.

Braithwaite, R.J. 1981. Энергетический баланс ледников, абляция и температура воздуха

. J. Glaciol., 27(97), 381–391.

Бриффа, К.Р., П.Д. Джонс, Ф.Х.Швайнгрубер, В.Карле

´n и

С.Г.Шиятов. 1996. Кольцевые переменные в качестве прокси-индикаторов климата

: проблемы с низкочастотными сигналами. В Джонсе,

П.Д., Р.С. Брэдли и Дж. Джузель, ред. Климатические изменения и

механизмов воздействия последних 2000 лет. Берлин, Springer-

Verlag, 9–41.

Кук, Э.Р., К.Р. Бриффа, С. Шиятова и В. Мазепы. 1990. Годичные кольца

Стандартизация и оценка тенденции роста. В Cook, ER и

LA Kairiukstis, eds. Методы дендрохронологии. Дордрехт,

Kluwer Academic Publishers, 104–123.

Дюргеров М., М. Мейер и Р. Армстронг, ред.2002. Ледник

Массовый баланс и режим: данные измерений и анализа.

ИНСТААР Случайная газета 55.

Хеберли, В. и Х. Хольцхаузер. Масса альпийского ледника изменилась

за последние два тысячелетия. СТРАНИЦЫ Новости, 11(1), 13–15.

Хеберли В., Дж. Цихлар и Р.Г. Барри. 2000. Мониторинг ледников

в рамках Глобальной системы наблюдения за климатом. Анна. Гласиол., 31,

241–246.

Haeberli, W. 2004. Горные ледники в глобальных системах наблюдения, связанных с климатом

.В Huber, UM, H.K.M. Бугманн и

М.А. Ризонер, ред. Глобальные изменения и горные регионы:

обзор современных знаний. Дордрехт, Спрингер, 169–176.

(Достижения в исследованиях глобальных изменений 23.)

Хантемиров Р.М. и А.В. Сурков. 1996. Годичная реконструкция

климатических условий севера Западной Сибири за 3243

лет. В Вороехик, Е.Л., С.В. Мчача и И.Н. Михайлова,

изд. Проблемы общей и прикладной экологии.Екатеринбург, ******, 26–78.

(АВТОР: Пожалуйста, укажите название статьи на русском языке и

имя издателя)

Hughes, M.K. и Х. Ф. Диас. 1994. Был ли «средневековый теплый период

», и если да, то где и когда? Изменение климата, 26 (2–3),

109–142.

Ходаков В.Г. 1964. Процессы распространения снега и снежного покрова в горах. Матер. Гляциол. Исслед., 9, ***–

***.

(АВТОР: Пожалуйста, укажите название статьи на русском языке и

номера страниц)

Ходаков В.Г., 1965. Некоторые особенности таяния малых ледников

и снежников. В *******, изд. [Тепловой и водный баланс

ледниковой толщи]. Москва, Издательство Наука. Академия

Наук СССР, ***–***.

(АВТОР: Пожалуйста, укажите названия статей и отредактированных

томов на русском языке, фамилию(и) редактора(ов) и номера страниц)

Кренке А.Н. 1982. Массообмен в ледниковых системах на

территории СССР.Ленинград, Гидрометеоиздат.

Лэмб, Х. Х. 1977. Климат: настоящее, прошлое и будущее. 2: Климатический

история и будущее. Лондон, Метуэн.

Мачерет Ю.Я. и А.Б. Журавлев. 1981. Детальная радиолокационная съемка толщины льда подледного рельефа

горных ледников.

Матер. Гляциол. исслед., 41, 115–133.

Райхерт, Б.К., Л. Бенгтссон и Дж. Эрлеманс. 2001. Среднеширотные

механизмы воздействия на баланс массы ледников исследованы с использованием

моделей общей циркуляции. Дж. Климат, 14 (17), 3767–3784.

Шиятов С.Г. Дендрохронология верхней границы леса

Урала. Москва, Издательство Наука. Академия наук СССР.

(АВТОР: укажите название на русском языке и проверьте

имя издателя)

Шиятов С.Г., Р.М. Хантемиров, Ф.Н. Швайнгрубер, К.Р. Бриффа

и М. Мёлль. 1996. [Возможное развитие длинной хронологии на

Северо-Западно-Сибирской плоскости: первые результаты]. Дендрохронология

гиа, 14, 13–29.

(АВТОР: Название статьи на русском языке)

Соломина О.Н. 1999. Горное оледенение Северной Евразии в

голот-. sene [Горное оледенение Северной Евразии в

голоцене]. Москва, Научный мир.

Троицкий Л.С. 1962. Полярный Урал: гляциогеоморфология.Матер.

Гляциол. исслед., **, ***–***.

(АВТОР: Пожалуйста, укажите название на русском языке. Также

укажите более подробную информацию, включая номер журнала и номера

страниц, если это журнальная статья)

Троицкий Л.С. и 6 других. 1966. Оледенение Урала

Урала, Гляциология Раздел Программы МГГ. 17.

Москва, Академия наук СССР. Между. Ком. Результаты

Исследования по Программе Международного Геофизическо-

го Года.

(АВТОР: можно ли вообще пояснить эту ссылку, пожалуйста?)

Цыкин Е.Н. 1962. Приход вещей в фирновых зонах

ледников. Метод изучения с помощью термозондирования

Поступление массы в фирново-ледовую зону ледников (метод термозондирования

). акад. наук. СССР. Между. ком., сер. IX.

Раздел Программы МГГ (Гляциология) 8. [На русском языке с

англ. резюме.]

Виноградов А. 1978.[Каталог ледников СССР. Том 3

Часть 3: Урал]. Ленинград, Гидрометеоиздат.

Волошина А.П. Некоторые результаты исследований баланса массы

ледников Полярного Урала. Матер. Гляциол. исслед.,

61, 44–51.

Воскресенская Е.Н. и М.Д. Ананичева. В прессе. Изменчивость баланса массы

ледников Европы в связи с глобальными климатическими

процессами.Матер. Гляциол. Исслед.

(АВТОР: все еще в печати? – если опубликовано, пожалуйста, укажите

номера страниц. Нам также нужен заголовок на русском языке)

3B2 v8.07j/W 24 апреля 2006 г. Ссылка на статью: a42a057 Набрано: ali Номер пробы: 1

Кононов и др.: Баланс массы ледников Полярного Урала за последнее тысячелетие8

Карта исследуемой территории на Полярном Урале. (А) Река Соб…

Контекст 1

… река течет с северо-запада на юго-восток, при этом долина обрамляет с запада и юго-запада гору Рай-Из, а с севера и северо-востока гору Сланцевую .Район расположен в 30 км к северу от Полярного круга (66°54′ с.ш.; 65°44′ в.д.) и границы между Европой и Азией, в 60 км восточнее г. Воркута (Республика Коми), в 50 км западнее г. Салехард ( столица Ямало-Ненецкого автономного округа) и в 30 км западнее г. Лабытнанги (рис. 1). …

Контекст 2

… три этапа совпадают с периодами изучения динамики древесной фитомассы. Список проанализированных в данной работе афиллофороидных грибов приведен в [55] и в (табл. S1, рис. S1).Несомненно, нельзя недооценивать недостаточность изученности территории на разных исторических этапах. …

Контекст 3

… Впервые в этом районе обнаружены Vesterh. и Trametes suaveolens (Приложение 1.3, 1.4). …

Контекст 4

… в регионе появились и отсутствуют виды афиллофороидных грибов. Рисунок S1. Редкие и интересные афиллофороидные грибы обнаружены на восточном склоне Полярного Урала: в долине реки Соби, на склонах гор Сланцевой и Рай-Из (1960-2019 гг.)….

Контекст 5

… река течет с северо-запада на юго-восток, при этом долина обрамляет с запада и юго-запада гору Рай-Из, а с севера и северо-востока гору Сланцевую. Район расположен в 30 км к северу от Полярного круга (66°54′ с.ш.; 65°44′ в.д.) и границы между Европой и Азией, в 60 км восточнее г. Воркута (Республика Коми), в 50 км западнее г. Салехард ( столица Ямало-Ненецкого автономного округа) и в 30 км западнее г. Лабытнанги (рис. 1)….

Контекст 6

… три этапа совпадают с периодами изучения динамики древесной фитомассы. Список проанализированных в данной работе афиллофороидных грибов приведен в [55] и в (табл. S1, рис. S1). Несомненно, нельзя недооценивать недостаточность изученности территории на разных исторических этапах. …

Context 7

… Vesterh. и Trametes suaveolens были впервые обнаружены в этом районе (Приложение 1.3, 1.4). …

Контекст 8

… в регионе появились и отсутствуют виды афиллофороидных грибов. Рисунок S1. Редкие и интересные афиллофороидные грибы обнаружены на восточном склоне Полярного Урала: в долине реки Соби, на склонах гор Сланцевой и Рай-Из (1960-2019 гг.). …

Арктическая научная станция (бывшая Лабытнангиская экологическая научная станция)

НАЗВАНИЕ СТАНЦИИ И ВЛАДЕЛЕЦ

Арктика Определения Арктики различаются в зависимости от экологических, географических, политических, культурных и научных аспектов.Некоторые ученые определяют Арктику как районы с высокими широтами, длинной зимой, коротким прохладным летом,… Подробнее Научно-исследовательская станция (бывшая Лабытнангиская экологическая научная станция) принадлежит и управляется Институтом экологии растений и животныхИзучение живых организмов в их окружение, в том числе, где они находятся и как они взаимодействуют с физической средой и друг с другом, например, через пищевые сети… Подробнее Уральского отделения Российской академии наук.

РАСПОЛОЖЕНИЕ

Станция расположена в городе Лабытнанги (66,6595° с.ш., 66,4092° в.д.), Ямало-Ненецкий автономный округ, Россия.Ближайший крупный город – Салехард (менее 20 км к юго-востоку) – столица ЯНАО. Лабытнанги расположен на берегу реки Обь – одной из крупнейших рек мира.

БИОРАЗНООБРАЗИЕ И ПРИРОДНАЯ СРЕДА

Лабытнанги (около 25 000 жителей) расположен в лесотундровой зоне полуострова Ямал. В непосредственной близости расположены разные географические зоны: тайга, бореальные леса, почти сплошная полоса хвойных деревьев через Северную Америку и Евразию.Тайга представляет собой дремучий лес с большим количеством поваленных деревьев и болотистой почвой. Термин происходит от южно-сибирской тюрко-монгольской… Подробнее зоны южнее и выше по Оби, кустарниковой тундры Тип экосистемы, в которой рост деревьев ограничивается низкими температурами. Происхождение слова происходит от кильдинского саамского слова t?ndâr, что означает «возвышенность» или «безлесный горный массив». В северной… Подробнее зона начинается севернее города, Полярный Урал находится в 40 км западнее. Полуостров Ямал является районом, где были самые восточные популяции многих европейских видов растений флоры, обитающих в определенном регионе, среде обитания или времени (например, в геологическом периоде, например, в юрском).Для животных мы используем термин фауна, а для общего обозначения всех… Еще и фаунаЖивотные, обитающие в определенном регионе, среде обитания или времени (например, в геологическом периоде, таком как юрский период). Для растений мы используем термин флора, а для собирательного обозначения всех… Подробнее встречаются большинство западных популяций многих сибирских видов. И тайга, и бореальные леса, и почти непрерывная полоса хвойных деревьев через Северную Америку и Евразию. Тайга представляет собой дремучий лес с большим количеством поваленных деревьев и болотистой почвой. Термин происходит от южносибирского тюрко-монгольского языка… Еще и тундра Тип экосистемы, в которой рост деревьев ограничивается низкими температурами. Происхождение слова происходит от кильдинского саамского слова t?ndâr, что означает «возвышенность» или «безлесный горный массив». На севере… В этом районе обитает больше видов.

ИСТОРИЯ И ОБЪЕКТЫ

Станция была создана в 1954 году для достижения двух основных целей, а именно: (i) создать экосистемуВсе живые организмы (включая людей) на территории, а также ее физическую среду, функционирующие вместе как единое целое.Экосистема состоит из растений, животных, микроорганизмов, почвы,… Больше круглогодичных исследований, проводимых собственным штатом исследователей, и (ii) создание логистической базы для исследователей основного Института растений и Экология животныхИзучение живых организмов в окружающей их среде, в том числе, где они встречаются и как они взаимодействуют с физической средой и друг с другом, например, через пищевые сети…. Подробнее (Екатеринбург) и для других вузов. Территория станции площадью 3,2 га, расположенная почти в центре Лабытнанги, состоит из административных и лабораторных корпусов, гаража и склада для экспедиционного снаряжения.В 2016 году было отремонтировано офисное здание и построен новый гараж. Телефон, факс, копировальные аппараты и компьютер с доступом в Интернет доступны на станции. Станция может принять 20-25 человек одновременно, а широкий спектр полевого оборудования можно взять напрокат. В 2015 г. на станции заработала метеостанция, измеряющая основные параметры погоды. С 2000 г. исследователи АРС ежегодно запускают наземную экосистему типа тундры, в которой рост деревьев ограничивается низкими температурами. Происхождение слова происходит от кильдинского саамского слова t?ndâr, что означает «возвышенность» или «безлесный горный массив».В северной части… Подробнее Программа мониторинга экосистем на основе широтного градиента полевых станций вдоль полуострова Ямал: «Харп» (66,77 с. ш.), «Эркута» (68,22 с. ш.), «Сабетта» (71, 22 с. 19 с.ш.), «Остров Белый» (73,33 с.ш.). К примеру, полевая станция «Эркута» при поддержке правительства Ямала теперь оснащена несколькими контейнерами для проживания и хранения оборудования, а также лабораторией. Объект питается от солнечной электростанции и может использоваться круглый год.

ОБЩИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И БАЗЫ ДАННЫХ

Исследователи АРС изучают тундру Тип экосистемы, в которой рост деревьев ограничивается низкими температурами.Происхождение слова происходит от кильдинского саамского слова t?ndâr, что означает «возвышенность» или «безлесный горный массив». На севере… Более наземные экосистемы ориентированы на уровни «растение-травоядное-хищник». Многолетние исследования мелких грызунов ведутся более 50 лет в различных подзонах полуострова Ямал. Динамика численности птиц отслеживается с 1970-х гг. Исследователи ARS являются активными участниками мировых рабочих групп исследователей по Белой Сове, Арктике. Определения Арктики различаются в зависимости от экологических, географических, политических, культурных и научных точек зрения.Некоторые ученые определяют Арктику как районы с высокими широтами, длинной зимой, коротким и прохладным летом,… Подробнее Лисицы, мелкие грызуны, Арктика Определения Арктики различаются в зависимости от экологических, географических, политических, культурных и научных точек зрения. Некоторые ученые определяют Арктику как районы с высокими широтами, длинной зимой, коротким прохладным летом,… Подробнее Соколы и некоторые другие виды. Полуостров Ямал предоставляет исследователям уникальные возможности для одновременного измерения воздействия всех трех основных движущих сил современных изменений: (i) быстрого промышленного развития и роста населения, (ii) изменения климата. Согласно Рамочной конвенции ООН об изменении климата, изменение климата изменение климата всей Земли или области Земли, которая считается… Далее, (iii) экстенсивное оленеводство – на сегодняшний день ЯНАО имеет самое большое стадо оленей в мире (около 700 000 голов). Кроме того, сотрудники профильного института, работающие на базе АРС, уже около 40 лет ежегодно проводят мониторинг рыбных ресурсов ЯНАО. Арктика Определения Арктики различаются в зависимости от экологических, географических, политических, культурных и научных аспектов. Некоторые ученые определяют Арктику как районы с высокими широтами, длинной зимой и коротким прохладным летом… Подробнее Исследовательская станция сотрудничает с рядом международных партнеров, в основном из других северных стран.

ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ

Ямало-Ненецкий автономный округ — один из крупнейших регионов Российской Федерации. Он занимает обширную территорию в 770 000 км2 и прежде всего известен своими крупными месторождениями углеводородного сырья. Население коренное, принадлежащее к определенному месту. Коренные народы — это отдельные этнические группы, имеющие исторические связи с людьми, которые жили на территории до того, как эта территория была колонизирована или заселена… Численность населения (ненцев) растет и составляет сегодня около 40 000 человек. Ямал – одно из немногих мест в мире, где хорошо сохранился традиционный образ жизни и около 15 000 жителей все еще ведут традиционный кочевой образ жизни.

ДОСТУП

В Лабытнанги есть железнодорожная станция, откуда 3 раза в неделю ходят поезда в Москву (в пути 48 часов). Аэропорт расположен в столице ЯНАО – Салехарде, на другом берегу Оби, с несколькими ежедневными рейсами в Москву (3 часа), Тюмень (1,5 часа) и некоторые другие направления.Также доступны регулярные вертолетные рейсы в небольшие деревни. Никаких специальных разрешений для посещения городов Лабытнанги, Салехард или Арктика получать не нужно. Определения Арктики различаются в зависимости от экологических, географических, политических, культурных и научных аспектов. Некоторые ученые определяют Арктику как районы с высокими широтами, длинной зимой, коротким прохладным летом,… Подробнее Исследовательская станция.

Южная часть Полярного Урала. Обзор туристических возможностей района / Подъем / Гора.RU

Авторов: Константин Бекетов, Санкт-Петербург, Отто Чхетиани, Москва

 

Южный часть Полярного Урала

Обзор туристических возможностей район

Часть 1

Полярный Урал считается территорией Урала от истока реки Хулги на юге до Константинова Каменская гора на севере.На западе и востоке хребтов Арктики Урал соседствует с тайгой и тундрой Печорской и Западно-Сибирской низменности. Территория Арктического Уральского хребта занимает более 25000 км2.

По характеру рельефа и по своему геологическому строению Полярный Урал распадается на северный и южный резко различающиеся части.Южная часть Полярного Урала (южнее из долины р. Собь) узкой полосой тянется на северо-восток (до 25-30 км в ширину) более чем на 200 км. Ассортимент разделен поперечными долинами на отдельные массивы: Рай-Изский, Макар-Рузский, Собский, Пай-Ерский, Сомкепайский, Хойлинско-Лахортинский, Хордюзский, Пальник-Шорский, Каровый, Кокпельский. Абсолютные высоты горных цепей достигают 1100-1200 м и только отдельные вершины возвышаются на 1400 м над уровнем моря: ГораПайер (1499 м), гора Блюхера (1427 м). Склоны хребта круто попадают в предгорный пояс, разделяющий предгорные хребты абсолютных высот до 350-400 м (Малый (Малый) Урал) от подножия гор.

Южная часть Полярного Урала представляет как альпийские, так и платообразные формы рельефа. Горы здесь сильно расчленены глубокими ущельями, долинами рек и карами часто заполнены небольшими ледниками.Врезы долины достигают 600-800 м. В по сравнению с северными частями Полярного Урала перевалы имеют гораздо большие высоты (400-1000 м над уровнем моря) и восхождение на них резче и дольше.

Первые туристические визиты в южную части Полярного Урала, как правило, ограничивались пересечением ареала через один из низких перевалов и поход по долинам в сторону Арктический Уральский вокзал или вокзал Харп.Когда в 70-е годы появились хорошие карты-схемы горной местности, туристы стали проникать активно идти прямо в горы, преодолевать трудные перевалы, преодолевать хребтов и включить в маршрут технически насыщенные участки: траверс Пила Пайера, траверс Пайера и восхождение на г. Скальная (Скалистая).

К концу 80-х годов основной акцент туристических маршрутов сосредоточен на технических маршрутах в районе массива Рай-Из, вплотную примыкающего к Лабытнангской ветке Северная железная дорога и туристические походы по всему району Пайера.Нестабильный погода в районе Пайера является основной причиной того, что многие группы появились, прекрасно зная соседнюю тундру, но не фактически взошел на Пайер.

Лучшее время для лыжных походов через южная часть Полярного Урала – апрель. В течение месяца обычно 3-5 раз бывает метель (для сравнения: в феврале — около 10-12 раз), продолжительность ненастья редко превышает одни сутки.

Вы можете найти ниже краткое описание участка от ветки Сейда-Лабытнанги до Карового массива, на основании некоторых отчетов, а также собственного посещения региона. Все названия даны по карте масштаба 1:100000, понятия «правый» и «левый» используются в орографическом смысле из многочисленных варианты названий перевалов и вершин мы выбрали наиболее часто употребляемые.

Массив Рай-Из

Массив Рай-Из считается обширным горная местность, ограниченная с запада сквозной долиной рек Макар-Руз и Соб; с севера и востока по железной дороге, идущей через долину реки Соби; с юга по рекам Энгаю и Покойник (Мертвец) — шор.Самые высокие точки расположены в центральной часть массива, в истоках реки Енгаю достигают 1130м. лыжи туристы уже открыли более 10 перевалов, оцененных от n/ до 2. Одной из особенностей района является каньон истока ручья Северный Нырд-Вамен-Шор, где вмерзает каскад ледопадов. зима, и вы должны использовать альпинистское снаряжение, чтобы подняться на нее. Самый высокий а самые интересные перевалы находятся у истоков реки Энгаю: Грандиозный (2, 1150м, соединяет левый исток Северного Нырд-Вамен-Шор с долиной Энгаю), Каровы (Северные Каровы) (1, 1100м; ведет от Каровый до правого притока Соби) и Неизвестный (Неизв. чел) (Южные Каровы) (1Б-2, 1100м; от Энгаю в другую правую приток реки Соби).Пик топографов, очень красивая гора, находится в 2 км южнее. Его стены возвышаются более чем на 500 м над дном. корри. Перевал Трудный (Спортивный) (Сложный (Спортивный)), 1Б, лежачий на юго-восток. А к югу от Северных Каровых проходит красивый центральная вершина 1259 м (пик Полярный — 2) башни.

Гора Чёрная (Черная) (1013м) стоит особняком южнее всего массива. Чорный перевал (1-1Б, 844м) уже пройдена западная оконечность.На север г. Черная на обширном плато Энгаю-Из активная база геологов и действующая шахта. Там заброшенная база геологов в долине ручья Северный Нырд-Вамен-Шор, но один обитаемый хижина до сих пор остается там. Из всех уже пройденных перевалов Рай-Изский перевал (1Б, 900м). Он ведет через плато горы Рай-Из по самой высокой точке.массив Рай-Из больше часто включают в длинные маршруты, как кольцевую часть похода. И после туристическая группа направляется в сторону Хадаты или менее часто на юг до Пайера.

Собский массив

Продлен на 35 км от перевала Арка-Маталов на юге до железной дороги на севере и ограниченно с запада материковой тундрой, с востока — долинами рек Соби и Макар-Руз.Иногда в пределах территории Отдельно выделяется Макаро-Рузский массив. Самые высокие высоты сосредоточены в северной части массива, в истоках р. река Елец (высшая точка — 1236м). В узкой северной части массива известен перевал Леквожский (1Б, соединяет истоки реки Собь и Леквож).

Горнолыжные туристы уже перешли несколько простых перевалов на юг.Наиболее популярны из них два: Макар-Руз. (Северный Кузтывис) (б/к, 500м, соединяется с истоком р. Елец с рекой Макар-Руз) и Кузтывис (1910 м, ведет от р. Елец до долины Степана-Руси). К югу от горы Макар-Руз (918 м) дальность постепенно снижается и удобный переход от среднее течение реки Степан-Руз в долину реки Макар-Руз разведано здесь — перевал Лесной (н/к).На Большой (Большой) Исток реки Хараматалоу высоты водораздельного хребта не более 600 м.

Собский массив не имеет самостоятельного стоимость.

Массив Блюхера

К востоку от субмеридиональной линии Лек-Хойла-Харута-Шор обширный массив горы Блюхера (1427м) расположен. Реки Бур-Хойла, Большая (Большая) и Малая (Малая) Хара-маталоу происходят оттуда.Северо-западная часть этого сплетения гор имеет ярко выраженный альпийский характер, в районе бассейна реки Бур-Хойла склоны приобретают сглаженные очертания.

Там пересекаются 5 перевалов. Перевал Азиопа (Блюхера) (1Б, 1100м), соединяющий правый Харута-Шор река с долиной реки Бур-Хойла, занимает центральное место. С широкой седловины перевала легко подняться на гору Блюхера. на пологом склоне южной стены.С севера плато вершины резко обрывается на перевал Маталов (Высокий) (1-1, 1100м), соединяющий истоки реки Большая (Большая) и Малая (Малая) Хара-Маталова. скалистый хребет ведет с вершины на северо-запад в сторону перевала Арка-Маталов к Перевал Западный Хара-Маталов (1Б). Пик Лох (1376 м) находится в 2 км восточнее с горы Блюхера. Высокий безымянный перевал ведет от левый приток правого истока реки Харута-Шор до верховьев каров реки Лех-Хойла.Перевал технически комбинированный, около 2А категория. Зимние траверсы гребня, ведущего с горы Блюхера на гору Пайер известны. Массив Блюхера сильно понижен в северной направление на перевал Арка-Маталов (н/к, 600м) где находится р.Большая (Большой) Исток реки Хара-Маталов. Бурхойлинский перевал (б/п) соединяет р. реки Малая (Малая) Хара-Маталов и истоки Бур-Хойла.

Обширное плато, где Пайти-Нель Выделяется гора (1156м), представляющая собой восточную часть массива.Северные склоны плато очень крутые; южные выравниваются постепенно снижается.

Массив Пайер

Высшая точка Полярного Урала представляет собой интересный объект для туристического проезда. Три основных вершины: Западный (Южный) Пайер (1330 м), Пайер (1499 м), Восточный Пайер (1217 м) выделяются.Гора Пайер представляет собой резко возвышающиеся скалы с Плоская вершина. Относительный перепад высот 600-750 м. Разделение массива Пайера и массив горы Блюхера примыкал от на восток можно прочувствовать, пересекая горы Географов и Сомкепайский массив. Видно, как на фоне плоского и в целом невыразительного хребты резко приподняты протяженной скальной стеной. Некоторые варианты восхождения на вершине известны (техническая сложность указана для зимы).

Простой маршрут восхождения на Пайер идет по северному отрогу, разделяющему истоки реки Харота и Правый Кетч-Пель с плато перевала Седло (н/к, 825 м). Вначале широкий гребень постепенно сужается и переходит в последовательности простых жандармов, та часть, которую вам предстоит обойти на крутом западном склоне. Представляет собой основную трудность восхождения.Сложность восхождения 1Б-1Б*. Достаточно легкий, но иногда лавинный опасный маршрут проходит по кулуарам юго-западной стены, крутизна подъем не превышает 35-40 градусов на его ключевых моментах. это самый быстрый маршрут 1Б-1Б* с подъемом от озера Кеч-Пель-Ты до р. вершинное плато и при благоприятных погодных условиях занимает 1,5-2 часы. Есть несколько более сложных маршрутов, ведущих из перевалы Северный, Западный — Пайер и Восточный — Пайер (все они 2-х ступенчатая, причем последняя из перечисленных выше объективно более сложная и расширен, чем другие).

Ареал расширен на 20 км на юг начинается сверху и разделяет долины рек Лек-Хойла и Левая Пайера. Там уже пройдено 3 перевала: Лек-Хойла (2, 1120 м), «Спартак» (1Б, 1025 м) и «Успешный проход» (1Б, 835м).

Перевал Лек-Хойла соединяет верхний озеро в долине реки Лек-Хойла с верховьями Левой Пайеры долина немного выше того места, где мощный скальный вал разделяет по всей долине из стороны в сторону.Суть восхождения каменистый участок в верхней части восточного склона, где необходимо закрепить веревка, чтобы подняться дальше. Путь спуска на Левую Пайеру достаточно прост, но там много камней. Перевал Спартак расположен между плато 1132 м и вершина 1110 м. Маршрут ее восхождения начинается от Лек-Хойлы и проходит через южную окраину дороги, расположенной в к северу от пика 1042 м.Путь спуска ведет в долину ручья притока реки Левая Пайера. Водопад в нижней части долину ручья можно обойти по правому склону. Успешный проход перевал (1Б, 835м) расположен между пиком Верхняя Пайера и 978м вершина (спуск в Левую Пайеру описан ранее в старом описании и проходит по самому правому ручью по ориентирам, установленным на плато).К югу хребет резко спускается к Бур-Хойле. Высокий скальный вал, перегораживающий долину на два километра ниже верховья представляют интерес в Левой Пайере. Весной грандиозный с уступа устремляется ледопад высотой около 150 м. Это обойдено по левому склону долины по снежным кулуарам.

Пайер можно обойти через проходы Северный (Северный) (1Б, 1000м), Западный — Пайерский (1Б, 1000м) и Восточный — Пайерский (1Б, 940м).Вестерн — Пайерский самый популярный из них. Соединяет долину Левой Пайеры и озеро Кеч-Пель-Ты. Северный (Северный) перевал ведет из долины реки Харута к скалистому цирк левого истока реки Харута-Шор, а Восточного — Пайерского — от этого цирка на юг в долине реки Лек-Хойла. Все эти перевалы имеют достаточно крутые склоны. Вы должны надеть кошки прохождение их.

К ЮЗ от Западного — Пайерского пройти красивую скалистую вершину башен Западный Пайер (1Б, 1330м). Там несколько вариантов маршрутов восхождения с градацией от 1 по северо-западу хребта из долины р. Средний Кечпель до 3 через сев. лицо. 15-километровый хребет отделяет Левую Пайеру от ее правого истока. — оттуда на юг уходит река Ямботывис. Первые 1,5 км хребта (от вершины до плато 1091м) представляет собой узкий скалистый гребень с мощными жандармами (т. н. «Пила Пайера» (Пила Пайера)» ) — сложность прохождения гребня достигает до 3.Между пиком Западный Пайер и жандармами есть седловина перевала Пила Пайера (1Б, 1200м). Дальше на юг хребет постепенно простирается рядом плато с наибольшими высотами: пики 1115м, 950м и 880м. В районе пика 950 м расположены два ближайших перевалы Левопаьерский (1*, 880м) и Кечпельский (1*, 920м) ведущие на север. Первый ведет из долины реки Левой Пайера к реке Правый Кечпель, второй — от р. Правый Кечпель до истоков реки Ямботывис.Более сложный спуск от седловины до реки Средний (Средний) Кечпель возможно.

Деталь 2 >>

Устойчивость арктико-альпийской флоры в течение 24 000 лет экологических изменений в полярном Урале

, , 3 1 , 1 , 2 , 3 , 1 , 4 , 5 , 5 , 5 и 6

С.L. Clarke

1 Школа географии и наук об окружающей среде Саутгемптонского университета, Хайфилд, Саутгемптон, SO17 1BJ UK

ME Edwards

1 Школа географии и наук об окружающей среде Саутгемптонского университета, Хайфилд, Саутгемптон, SO17 1BJ UK

Л. Гильли

2

2 Лаборатория Д’Экология альпийская (LECA), университет Гренобль Альпы, C2 40700 38058 Гренобл, CEDEX 9 Франция

D. Ehrich

3 3 Департамент Арктики и морской биологии , UIT-Арктический университет Норвегии, Тромсё, NO-9037 Норвегия

P.Д. М. Хьюз

1 Школа географии и природопользования Саутгемптонского университета, Хайфилд, Саутгемптон, SO17 1BJ UK

Л. М. Морозова

4 Институт экологии растений и животных УрО РАН, Екатеринбург , Россия

Х. Хафлидасон

5 Департамент наук о Земле и Центр климатических исследований им.Mangerud

5 Департамент наук о Земле и Центр климатических исследований им. Бьеркнеса, Университет Бергена, Allégaten 41, Bergen, 5007 Берген, Allégaten 41, Берген, 5007 Норвегия

IG Алсос

6 Университетский музей Тромсё, UIT – Арктический университет Норвегии, NO-9037 Тромсё, Норвегия

1 Школа географии и наук об окружающей среде, Университет Southampton, Highfield, Southampton, SO17 1BJ UK

2 Laboratoire d’Ecologie Alpine (LECA), Université Grenoble Alpes, C2 40700 38058 Grenoble, Cedex 9 France

3 Департамент арктической и морской биологии Арктический университет Норвегии, Тромсё, NO-9037 Норвегия

4 Институт экологии растений и животных УрО РАН es, Екатеринбург, Россия

5 Департамент наук о Земле и Центр климатических исследований им. Бьеркнеса, Бергенский университет, Аллегатен 41, Берген, 5007 Норвегия

6 Музей университета Тромсё, UIT – Арктический университет Норвегии, NO -9037 Тромсё, Норвегия

Автор, ответственный за переписку.

Поступила в редакцию 8 июля 2019 г .; Принято 3 декабря 2019 г.

Открытый доступ Эта статья находится под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 International License, которая разрешает использование, совместное использование, адаптацию, распространение и воспроизведение на любом носителе или в любом формате при условии, что вы укажете оригинал. автор(ы) и источник, предоставьте ссылку на лицензию Creative Commons и укажите, были ли внесены изменения. Изображения или другие сторонние материалы в этой статье включены в лицензию Creative Commons для статьи, если иное не указано в кредитной строке материала.Если материал не включен в лицензию Creative Commons статьи, а ваше предполагаемое использование не разрешено законом или превышает разрешенное использование, вам необходимо получить разрешение непосредственно от правообладателя. Чтобы просмотреть копию этой лицензии, посетите http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/.Эта статья цитировалась в других статьях PMC.
Дополнительные материалы

Дополнительная информация (рисунки S1 до S6)

GUID: 34A75C91-9580-400B-9F79-6C5AED4E516E

Дополнительные таблицы S1 и S2

GUID: C0683D68-74D8-4200-Bea 3-192C704D362A

Заявление о доступности данных

Прямое и обратное чтения для четырех библиотек ампликонов, проанализированных из озера Большое Щучье, а также использованные последовательности праймеров и меток для каждого образца доступны в базе данных DRYAD по адресу 10.5061/дриада.jdfn2z378.

Abstract

Растения, адаптированные к экстремальным условиям, могут подвергаться высокому риску изменения климата; арктическим альпийским растениям, в частности, может «не хватить места», поскольку они вытесняются экспансией древесной растительности. Горные районы потенциально могут стать безопасными местами для аркто-альпийских растений в более теплом климате, но эмпирические данные отрывочны. Здесь мы представляем 24000-летнюю запись сохранения видов, основанную на осадочной древней ДНК ( sed аДНК) из озера Большое Щучье (Полярный Урал).Мы предоставляем убедительные доказательства долгосрочного сохранения аркто-альпийских растений в условиях значительных климатических изменений, но документально фиксируем снижение их разнообразия во время прошлого распространения древесной растительности. Тем не менее, большинство растений, которые присутствовали во время последнего ледникового периода, включая все аркто-альпийские растения, все еще встречаются в этом регионе сегодня. Это подчеркивает природоохранное значение горных ландшафтов, поскольку они обеспечивают ряд мест обитания, которые придают устойчивость к изменению климата, особенно для аркто-альпийских таксонов.

Тематические термины: Биология сохранения, палеоэкология

Введение

Считается, что арктические альпийские растения подвергаются большему риску утраты мест обитания и местного исчезновения при будущем изменении климата, чем растения долин 1 3 . Тем не менее, модельные симуляции и прогнозы в более крупных масштабах часто не учитывают важность факторов местного масштаба, которые контролируют распространение растений 4 , 5 , и, возможно, вероятность исчезновения была переоценена.Действительно, наблюдаемые темпы вымирания на вершинах гор были низкими, несмотря на потепление климата за последнее столетие 6 , 7 . Эта неопределенность подчеркивает важность определения конкретных географических местоположений и/или характеристик местообитаний, которые помогли поддерживать сообщества в течение длительных периодов меняющегося климата, и документирования их долговременной истории. Недавние достижения в области анализа древней осадочной ДНК ( sed aDNA) (см. ниже) в сочетании с высококачественными отложениями обещают дать новое представление о разнообразии аркто-альпийской флоры и о том, как она выжила в условиях больших масштабы климатических изменений в прошлом.Поэтому мы собрали данные об устойчивости видов, используя анализ sed аДНК на хорошо изученном керне озерных отложений, охватывающем последние 24 000 лет с Полярного Урала в российской Арктике.

Районы, которые в прошлом способствовали долговременному сохранению видов, могут считаться приоритетными для сохранения биоразнообразия и генетического разнообразия в условиях меняющегося климата 8 . Пространственно неоднородные горные ландшафты должны обеспечить жизнеспособную будущую среду обитания для таксонов с рядом экологических требований.В таких ландшафтах микроклимат и почва изменяются в зависимости от топографии и высоты, создавая мозаику различных условий в мезомасштабе 9 , таким образом обеспечивая защиту от региональных климатических изменений 10 12 . В то же время сжатые вертикальные и горизонтальные градиенты позволяют видам эффективно отслеживать свои биоклиматические ниши по мере изменения климата 13 , 14 . Однако большинство свидетельств того, что горные районы функционируют как долговременные убежища или безопасные места, являются косвенными и основаны на современных наблюдениях и/или моделировании 3 , 5 , 15 .

В будущем потепление усугубится усилением арктических 16 , 17 , большая часть территории в северных низинах может быть занята сообществами древесных растений 18 20 9 чувствительные к конкуренции арктические альпийские регионы могут сохраняться. Хотя у нас есть некоторые знания о долговременных убежищах для адаптированных к теплу видов в холодные ледниковые периоды 21 , выявлению местонахождений аркто-альпийских видов в теплые межледниковые периоды уделяется гораздо меньше внимания.Идентификация таких местоположений требует сложной интеграции длинных временных масштабов и тонких пространственных масштабов 22 . Окаменелости (т. е. пыльца/растительные макроокаменелости) являются лучшим доказательством присутствия видов растений в данный момент времени в прошлом, но записи могут быть ограничены несколькими факторами: уровнем сохранности и таксономическим разрешением, спецификой места и т. д. 23 25 . Предыдущие исследования часто должны были полагаться на интерполяцию и/или экстраполяцию, чтобы аргументировать долговременную устойчивость видов, основываясь на спорадических появлениях таксона в летописи окаменелостей и его присутствии в современной мозаике растительности 26 28 .

Анализ sed аДНК может предоставить более подробную информацию о составе сообщества в прошлом, особенно в отношении аркто-альпийских видов, поскольку этот метод хорошо подходит для холодного климата 29 31 и местных, хорошо подобранные справочные библиотеки растений доступны в северных регионах 29 , 32 , 33 . Это может значительно дополнить информацию о составе растительных сообществ и устойчивости видов, полученную из традиционных записей окаменелостей 34 36 .В отличие от пыльцы, сигнал аДНК sed менее чувствителен к «заболачиванию» древесными анемофильными таксонами (например, многими деревьями и кустарниками северного и умеренного поясов) за счет таксонов с плохой репрезентативностью пыльцы, таких как опыляемые насекомыми. арктические альпийские травы 37 39 .

Здесь мы представляем непрерывные 24000-летние записи состава растительных сообществ и устойчивости видов, основанные на древней ДНК, извлеченной из озерных отложений ( sed аДНК).Мы используем хорошо описанные отложения озера Большое Щучье 40 42 , самого крупного и глубокого озера Полярного Урала (рис. ). Летопись отложений уникальна для Западной Евразии, поскольку она представляет собой 24 000 лет без каких-либо перерывов и/или нарушений. Это место оставалось свободным ото льда, по крайней мере, в течение последних 60 000 лет, что дает представление об устоявшейся и разнообразной флоре по сравнению с соседними регионами, которые подверглись дегляциации после последнего ледникового максимума (LGM).Более того, водосбор озера способствовал образованию лесов на более низких высотах в период голоцена между ок. 9000 и 4000 кал. лет БП. По сравнению с более мелкими озерами, обычно используемыми для реконструкции истории растительности на основе sed аДНК 35 , 43 45 , отложения озера Большое Щучье могут улавливать сигналы растительных сообществ на высоте 18 высот. 1100 м над уровнем моря в пределах его большого (215  км 2 ) гидрологического водосбора.Озеро окружено крутыми склонами холмов и питается рекой Пириатанью, которая истощает большую часть водосбора; это означает, что озеро, вероятно, получает прямой местный смыв со склона, а также материал, переносимый речными потоками с гораздо более широкой территории. Водосбор озера физиографически разнообразен и, таким образом, отвечает ключевому критерию, предложенному модельными исследованиями для обеспечения долговременного сохранения видов. Мы используем методы метабаркодирования 46 для создания записи sed аДНК и объединяем результаты с информацией о современном распространении идентифицированных таксонов в растительной мозаике водосбора.

Место проведения исследования. Цифровая модель рельефа Полярного Урала с указанием местоположения озера Большое Щучье. Врезка карты показывает расположение (прямоугольник) основной карты. Предел ледяного щита во время последнего ледникового максимума (белая линия) от Svendsen et al . (2004) и современная бореальная линия деревьев (черная пунктирная линия). Карта создана с помощью ESRI ArcMap 10.5.1 (http://desktop.arcgis.com/en/arcmap/).

Нашей основной целью является проверка степени устойчивости элементов флоры водосбора озера Большое Щучье за ​​последние 24 000 лет, с особым вниманием к судьбе чувствительных к конкуренции аркто-альпийских растений во время прошлой экспансии. древесных таксонов.Запись аДНК sed дает представление о долгосрочном сохранении флористического разнообразия в масштабе водосбора в горном ландшафте и документирует реакцию отдельных аркто-альпийских растений на расширение древесной растительности. Результаты показывают, что водосбор поддерживает растительные сообщества, которые со временем диверсифицировались; к ним относятся типичные аркто-альпийские комплексы, а также таксоны кустарниковой тундры и бореального леса. Мы делаем вывод, что этот пространственно неоднородный горный ландшафт, по-видимому, эффективно функционировал как рефугиум для холодоадаптированных растений в теплом климате.

Результаты

Запись sedaDNA растений

Мы получили около 75 миллионов последовательностей ДНК с парными концами для 153 образцов донных отложений из озера Большое Щучье (дополнительная таблица S1 ). После фильтрации артефактов секвенирования и последовательностей с <98% совпадением с эталонной библиотекой ДНК (см. Методы) мы сохранили 19 миллионов прочтений, соответствующих 134 таксонам сосудистых растений и 28 таксонам мохообразных. Из них 40% идентифицированы до уровня вида, 45% до рода и 15% до более высокого таксономического уровня (дополнительная таблица S2 ).Там, где это было возможно, роды, которые не были идентифицированы на уровне видов, были отнесены к вероятным предполагаемым видам на основании их биогеографического распространения (дополнительная таблица S2 ).

Выявленные таксоны представляют широкий спектр различных современных экологических местообитаний, включая лес (например, Larix sibirica , Picea sp.) и его подлесок (например, Dryopteris fragrans , Gymnocarpium dryopteris) Alnus , Betula , Salix ), кустарничково-тундровые (e.грамм. Vaccinium Uligonosum , V. Vitis-Idaea / Myrtillus, ArctoStaphylos UVA-URSI , Empetroum Nigrum, Dryas Octopetala) Herb-Tundra (например, Puccinellia , Festuca , Draba , Lagotis Glauca ) сообщества осоки (например, Carex , Eriophorum ) и мохообразных (например, Andreaea , Aulacomnium turgidum , Dicranaceae) и (по всей вероятности) смешанные растительные сообщества между этими категориями (дополнительные рис. S1 S3 ).

Устойчивое долгосрочное увеличение флористического разнообразия наблюдается в записи аДНК sed с течением времени (рис. , Дополнительные рисунки S1 S3 ). Из общего числа 162 таксонов растений, обнаруженных с использованием sed аДНК, 70% (114 таксонов) были обнаружены в течение полного ледникового периода (около 24 000–15 000 кал. лет назад), 75% (85 таксонов) из которых сохраняются до конца ледникового периода. Голоценовый период (около 11 700–1 300 кал. лет назад) вместе с добавлением 47 новых таксонов растений, отсутствовавших в период полного оледенения.Большинство (87%) таксонов сосудистых растений, обнаруженных в течение полного ледникового периода, и 89% всех таксонов сосудистых растений, обнаруженных с помощью sed aDNA, все еще встречаются в растительности сегодня (рис., дополнительная таблица S2 ). . Таким образом, большая часть современной флоры озера Большое Щучье существовала уже в полноледниковый период; впоследствии в таксономическом составе наблюдалась основная преемственность, а также постепенное добавление новых таксонов растений с течением времени, чтобы сформировать современную растительную мозаику.

Матрица встречаемости таксонов растений, обнаруженных в отложениях озера Большое Щучье с помощью анализа sed аДНК. Все идентифицированные таксоны растений представлены в виде доли повторов ПЦР (из восьми) на sed образца аДНК. Таксоны растений, классифицируемые как аркто-альпийские, кустарниковые и древесные, выделены в отдельных пунктирных областях, а названия таксонов даны в порядке их появления. Также указаны случаи появления аркто-альпийских растений с <10 ​​ sed прочтений аДНК в одной ПЦР-репликации.Таксоны растений, отнесенные к уровню видов на основе их биогеографического распространения, отмечены звездочкой (*). Ось X матрицы заболеваемости относится к числу образцов аДНК sed с уменьшением возраста (по направлению к настоящему времени) слева направо. На оси ординат представлены все таксоны растений, обнаруженные с использованием sed аДНК, отсортированные в соответствии с их медианным распределением в образцах sed аДНК. Таксоны растений, которые сегодня все еще присутствуют в растительности Полярного Урала, отмечены серым квадратом в правой части матрицы заболеваемости; мохообразные исключены, поскольку современное биогеографическое распространение многих идентифицированных таксонов плохо изучено.Зеленые заштрихованные прямоугольники указывают время посадки кустарников и лесных деревьев в непосредственной близости от озера. Ботанические рисунки ключевых таксонов растений были созданы с помощью Adobe Illustrator CC 2018 (https://www.adobe.com/uk/products/illustrator.html#).

Saliceae, триба семейства ивовых (Salicaceae), широко распространена во всех записях и встречается почти во всех повторах ПЦР всех образцов. Скорее всего, он представляет собой кустарнички (например, Salix polaris, S. reptans, S. nummularia ) в начале полного оледенения с добавлением кустарниковых форм (e.грамм. Salix lanata , S. glauca , S. phylicifolia ) в позднеледниковый период и потенциально древесные формы в голоцене (например, Salix caprea, S. cinerea ). В полноледниковое и раннепозднеледниковое время (24 000–15 000 кал. лет назад) комплекс sed характеризуется травяно-тундровой растительностью с богатым разнообразием разнотравья, такими как Papaver, Draba, Bistorta vivipara . и Saxifraga oppositifolia , и злаки, такие как Puccinellia, Festuca и Juncus biglumis (рис.). Ковровидный карликовый кустарник Dryas становится более распространенным с возраста 15 000 кал. лет назад, после чего последовало последовательное появление дополнительных карликовых кустарников и высоких кустарников/лиственных деревьев (например, Betula, Empetrum, Vaccinium sp.).

Оборот функциональных групп растений за последние 24 000 лет. Выбранные функциональные группы представлены в процентах от общего числа sed прочтений аДНК на образец (гистограмма) и максимальное количество повторов ПЦР (из восьми) на образец (ромбы) для записи озера Большое Щучье.Обратите внимание, что высота оси Y варьируется в зависимости от панелей. Серая пунктирная линия указывает на границу плейстоцена и голоцена. Ботанические рисунки ключевых таксонов растений были созданы с помощью Adobe Illustrator CC 2018 (https://www.adobe.com/uk/products/illustrator.html#).

Хвойные деревья Picea sp. и Larix sibirica стали обычными элементами растительности ок. 9 000–4 000 кал. лет назад, наряду со многими бореальными травами (рис. , дополнительные рисунки S1 S3 ).Хвойный лес убрал около 4000 кал. лет назад; впоследствии растительность регрессировала в кустарничковые тундры с разнообразной травяной флорой, сходной с мозаикой растительности позднеледниковья и раннего голоцена, а также современной мозаикой растительности Полярного Урала.

Устойчивость видов и флористическое богатство

Мы присвоили классификацию, где это возможно, таксонам сосудистых растений, обнаруженным с помощью sed аДНК, на основе их современного естественного распространения (см. Методы).Всего 31 таксон был классифицирован как «аркто-альпийский», 49 — как «бореальный» и 22 — как занимающие двойное «аркто-бореальное» распространение (полная информация о классификациях представлена ​​в дополнительной таблице S2 ). Неуклонный рост разнообразия аркто-альпийских растений наблюдается на протяжении всего ледникового и позднеледникового периодов, достигая пика около 12 700 кал. лет л.н. до отчетливого снижения до низких значений (рис. ). Аркто-бореальные таксоны, которые включают широко распространенные роды, такие как Empetrum и Vaccinium , демонстрируют низкое разнообразие в период полного оледенения, но затем увеличиваются с колебаниями, подобными арктико-альпийскому образцу, начиная примерно с 17 000 кал.лет БП. Первоначальный спад численности аркто-альпийских растений происходит несколько раньше основного увеличения разнообразия бореальных таксонов, в то время, когда флористическое богатство аркто-бореальных таксонов велико и Salix многочисленны. Дальнейшее снижение наблюдается ок. 10 000 кал. лет назад, когда бореальные таксоны расширяются и сохраняют высокое разнообразие примерно до 4500 кал. лет назад, с четырьмя заметными пиками, видимыми в период голоцена (рис.  ). В целом доля прочтений ДНК трех категорий распределения (рис.) демонстрируют аналогичные тенденции флористического разнообразия, за исключением того, что арктические альпийцы достигли своей максимальной доли (> 98% от общего числа прочтений ДНК) около 20 000 кал. лет назад, значительно раньше, чем было достигнуто их максимальное разнообразие.

Реакция аркто-альпийских растений на укоренение в прошлом древесных, бореальных растений на озере Большое Щучье. ( a ) Флористическое разнообразие с течением времени и ( b ) пропорциональное обилие растений, обнаруженное с помощью sed aDNA в каждой категории распространения.Полную информацию о классификациях распределения см. в дополнительной таблице S2 .

Мы исследовали реакцию отдельных таксонов арктических и альпийских растений на голоценовое укоренение карликовых кустарников и высоких кустарников/деревьев (например, Dryas octopetala, Vaccinium sp., Empetrum nigrum, Betula, Alnus ) и более поздних лесных деревьев ( например, Larix sibirica , Picea sp.) в окрестностях озера между ок. 15 000–4 000 кал. лет л.н. (рис. ). Всего по sed аДНК выявлено 32 таксона аркто-альпийских растений, из которых 31 обнаружен в пределах полноледникового интервала; Arabis alpina был зарегистрирован только в период голоцена (см. Дополнительную таблицу S2 ).Из 31 аркто-альпийской зоны, обнаруженной в пределах полного ледникового периода, 27 (28, включая случаи с менее чем 10 прочтениями ДНК) зарегистрированы после того, как карликовые кустарники и высокие кустарники/деревья начали формироваться с 15 000 кал. л.н. и 15 (21) лет относятся к более позднему периоду, когда таксоны лесных деревьев установились между ок. 9 000–4 000 кал. лет БП. Из 17 арктических альпийцев, которые не обнаруживаются в аДНК sed в период формирования лесных деревьев, все исчезают до формирования таксонов лесных деревьев в предшествующий кустарниковый период (рис.). Тем не менее, три (четыре) из этих таксонов вновь появляются, когда хвойные леса исчезли в более поздний период (примерно 4000–1300 кал. лет назад), и все 32 таксона аркто-альпийских растений, обнаруженные в записи sed аДНК, встречается сегодня в местной растительности.

Обсуждение

Несколько исследований подчеркивали преимущество sed aDNA для более высокого таксономического разрешения и богатства по сравнению с традиционными методами пыльцы и макрофоссилий растенийЗапись sed аДНК из озера Большое Щучье таксономически разнообразна даже по сравнению с большинством других исследований sed аДНК 39 , 48 ; это может быть объяснено его длительной временной историей, оптимизированными методами и использованием более полной местной справочной библиотеки. Кроме того, литология отложений представлена ​​преимущественно тонкозернистыми глинами и алевритами; они, как правило, хорошо подходят для сохранения ДНК, поскольку внеклеточная ДНК может связываться с относительно большими и заряженными участками поверхности коллоидов глины 49 51 .Озеро имеет большой (215 км 2 ) и топографически сложный гидрологический водосбор с крутыми склонами, высокой скоростью эрозии и стока и значительным речным стоком в озеро 42 , все из которых, вероятно, способствуют богатому флоре. sed получена запись аДНК. Сигнал аДНК sed в озере Большое Щучье, вероятно, отражает поступление наносов из крупных источников, которые охватывают ряд растительных сообществ, занимающих гидрологический водосбор озера.Поскольку sed аДНК смогла идентифицировать многие таксоны, которые часто плохо представлены в традиционных палеографических записях, запись озера Большое Щучье дает уникальное представление о реакции аркто-альпийской флоры на изменения окружающей среды, включая поэтапное расширение в тысячелетнем масштабе. древесных форм роста в позднеледниковье и голоцене.

В составе растительных сообществ озера Большое Щучье за ​​последние 24 000 лет наблюдалась как преемственность, так и изменение; водосбор озера поддерживал растущий набор растительных сообществ, а видовое разнообразие увеличивалось на протяжении тысячелетий с небольшими потерями таксонов до наших дней.Вполне возможно, что наблюдаемая картина увеличения видового разнообразия может быть объяснена лучшей сохранностью ДНК и, таким образом, обнаружением sed аДНК в самых верхних отложениях по сравнению с более старыми отложениями. Однако шаблоны данных предполагают, что это не так. Устойчивое увеличение видового разнообразия наблюдается до раннего и среднего голоцена, после чего видовое разнообразие, по-видимому, стабилизируется (за исключением четырех аномальных пиков) по направлению к самым последним образцам с небольшими изменениями, которые можно объяснить лучшей сохранностью ДНК (дополнительное приложение). Инжир. S5 ).

Более двух третей всех зарегистрированных идентифицированных таксонов растений существовали уже в период полного оледенения (ок. 24 000–15 000 кал. лет), когда изучаемый регион оставался свободным от обширного ледяного покрова 42 , 52 , 53 , и данные обеспечивают богатую флористическую летопись полной ледниковой растительности вблизи местных ледников, но за пределами границы Евразийского ледяного щита, которая располагалась севернее 53 .В дальнейшем с течением времени появлялись новые таксоны, происходила смена доминирования функциональных групп растений в течение длительного периода изменяющегося и (преимущественно) потепления климата. Хотя время и характер общих изменений растительности, наблюдаемых со времени последнего ледникового периода на озере Большое Щучье, сравнимы с задокументированными в близлежащих записях пыльцы из региона 54 56 , наша запись более длинная и хорошо датированная. и более полное. Более того, аДНК sed позволяет идентифицировать последовательное прибытие различных таксонов карликовых кустарников от 15 000 cal.л.н. и четкое выделение лиственничного ( Larix sibirica ) леса в окрестностях озера между ок. 9000 и 4000 кал. лет назад ( Larix печально известен своей низкой продуктивностью пыльцы и недопредставленностью в пыльцевых записях).

Общепризнано, что аркто-альпийские и бореально-степные таксоны в первую очередь чувствительны к конкуренции за свет (а не к теплу как таковому ) и что они могут быть затенены более крупными кустарниковыми формами роста 57 59 .Из данных аДНК sed следует, что поэтапное добавление таксонов кустарников и полукустарников во время позднего ледникового периода вполне могло привести к конкуренции и сокращению популяций многих аркто-альпийских таксонов, что привело к уменьшению разнообразия видов. аркто-альпийские. Примечательно, что сокращение аркто-альпийских растений произошло до появления деревьев, а изменения в доминировании растений уже шли полным ходом к моменту закладки лесов. Таким образом, текущее расширение кустарниковой тундры 58 , 60 может представлять угрозу численности и разнообразию аркто-альпийских видов, особенно в однородных тундровых местообитаниях, где наблюдается большая часть этого расширения.

Время закладки лесных деревьев в районе озера Большое Щучье (~9000 кал. лет назад и продолжающееся до ~4000 кал. лет назад) совпадает с известной экспансией границы леса на север в низменности Полярного Урала и прилегающие районы. , который многие авторы считают представляющим более теплые летние температуры 61 64 . В этот период, когда аркто-альпийские таксоны находились бы в наиболее неблагоприятном положении, была обнаружена почти половина из 31 аркто-альпийского таксона, по крайней мере, в небольших количествах, что убедительно свидетельствует об их постоянном присутствии в водосборе со времен полного оледенения; все 31 найдены в регионе сегодня.

Записи о пыльце и макроостатках растений редко демонстрируют столь явные доказательства преемственности из-за заболачивающего эффекта голоценовой анемофильной пыльцы практически на всех северных участках и различной сохранности идентифицируемых растительных остатков 65 , 66 . Обзор европейских позднечетвертичных данных по пыльце не показал увеличения разнообразия в голоцене на северных участках, отчасти, вероятно, из-за этой особенности 67 . Однако исключительные записи с высоким содержанием пыльцы в регионах, никогда не заселявшихся деревьями в голоцене, действительно демонстрируют локальное сохранение арктических альпийцев с позднеледникового периода до голоцена, например, из Висячего озера в горах северного Юкона . 26 , 68 .Хотя аДНК sed не может полностью разрешить все аспекты сообщества арктических и альпийских растений, она может значительно улучшить документирование устойчивости видов перед лицом меняющихся условий окружающей среды.

Периодические отсутствия неизбежно создают проблему интерпретации палеохроник 22 , 69 . Для подмножества таксонов, которые действительно демонстрируют отсутствие в периоды роста кустарников и/или деревьев, возможно, что они либо вымерли локально, либо что они присутствовали, но вклад их ДНК в отложения упал ниже порога обнаружения, вероятно, в результате уменьшения их биомассы на ландшафте в то время, когда биомасса древесных таксонов увеличивалась.Кроме того, таксоны, которые, возможно, росли вблизи озера во время полного оледенения, скорее всего, сместили свой ареал вверх по склону с усилением тепла и связанной с этим конкуренцией, удалив их с края озера и дна долины, что является основным местом для рекрутирования ДНК в отложения. 45 . Таким образом, как и в случае с пыльцой энтомофильных таксонов, но, вероятно, не в такой степени, вероятно, существует ограничение обнаруживаемости для редких таксонов в сигнале sed аДНК.

Дополнительным доказательством, используемым для оценки вероятности сохранения вида, являются современные модели генетического разнообразия, когда, как правило, регионы, которые поддерживали флору в течение относительно длительного периода, демонстрируют более высокий уровень генетического разнообразия, чем регионы, недавно повторно заселенные.Генетическое разнообразие показывает возрастающий градиент от Фенноскандии на восток к не покрытым ледниками районам севера России и Сибири. В пределах этого градиента Полярный Урал относится к промежуточным 70 , 71 . Это свидетельствует о степени долговременной устойчивости (по сравнению с Фенноскандией) и может отражать присутствие растительных сообществ с момента последней крупной дегляциации северного сегмента Уральских гор примерно при 60 000 лет назад. лет л.н. 42 , 52 , 53 .

Было установлено, что аркто-альпийская флора находится под исключительной угрозой в связи с прогнозируемым будущим изменением климата 3 ; его также часто трудно отследить с помощью традиционных палеохроник. Данные о озере Большое Щучье представляют собой необычайно надежные эмпирические доказательства устойчивости аркто-альпийской флоры в течение длительного периода изменения окружающей среды, демонстрируя буферную способность пространственно неоднородного ландшафта. Однако отчетливое снижение численности, которое, вероятно, связано с биомассой, началось, как только древесные таксоны начали расширяться, что позволяет предположить, что в сценарии будущего потепления потеря местных видов может произойти задолго до того, как произойдет укоренение деревьев.Эти эмпирические результаты убедительно подтверждают необходимость сохранения осведомленности о потенциальной утрате биоразнообразия в арктических средах, особенно в тех, которые обладают меньшей топографической буферной способностью. Мы пришли к выводу, что в Арктике, как и везде, приоритеты сохранения должны выходить за рамки защиты отдельных видов или районов, которые сегодня считаются важными, и вместо этого должны быть направлены на мониторинг и защиту районов, которые показали свою устойчивость к прошлым изменениям и, таким образом, имеют тенденцию к сохранению высокого генетического разнообразия. и биоразнообразие.

Методы

Участок исследования

Озеро Большое Щучье (67°53′24″ с.ш., 66°18′36″ в.д.) расположено на высоте 187 м над ур. в центральной части горной цепи Полярного Урала, ок. 105 км к северо-востоку от шахтерского городка Воркута (рис. ). Само озеро имеет длину ~13 км и ширину ~1 км, а максимальная глубина воды в центре бассейна составляет 140 м. Сейсморазведочное профилирование показало, что насыпь бассейна содержит более 160  м акустически слоистых отложений с минимальными нарушениями массовых движений 40 , 42 .Озеро имеет площадь водосбора 215 км 2 , с входом в дельту на северном берегу, образованным притоком реки Пирятанью, и выходом вдоль южного берега, впадающим в реку Большая Щучья, приток реки Обь. Озеро окружено крутыми склонами долины и обнаженными скалами с высокими горными вершинами, достигающими 500–1100  м над уровнем моря. на его северо-западном берегу, пересеченном долинами.

Современные климатические условия характеризуются как холодные и континентальные, со средней летней температурой (июнь-июль-август) 7 °С на ст. Большая Хадата 72 , расположенной в 25 км южнее озера Большое Щучье на высоте 260 м над уровнем моря.с.л. Озеро находится в пределах арктической биоклиматической подзоны Е (кустарниковая тундра), для которой характерны средние температуры июля 10–12 °С 73 . Мозаика растительности водосбора представлена ​​кустарничково-тундровыми зарослями из Alnus viridis , произрастающих на южных склонах до высоты 300  м над ур. На возвышенностях растительность прерывистая с обнаженными каменистыми поверхностями, поддерживающими сообщества альпийской травы и разнотравья. Озеро расположено недалеко от северной границы распространения лиственницы сибирской , отдельные деревья наблюдаются в нескольких километрах к юго-востоку от озера.

Озеро Большое Щучье считается образованным в результате ледниковой эрозии во время неоднократных прошлых оледенений вследствие ослабления древних разломов СЗ-ЮВ простирания 42 . Озеро и его водосбор расположены далеко за пределами максимальной протяженности Баренцево-Карского ледяного щита во время LGM ок. 25 000–17 000 кал. лет назад, и считается, что этот регион оставался свободным ото льда по крайней мере в течение последних 50 000–60 000 кал. лет л.н. 42 , 52 , 53 .В периоды времени около 90 000 кал. лет назад (МИС 5б) и 70 000–60 000 кал. л.н. (МИС 4) над Баренцево-Карским регионом сформировались крупные ледниковые щиты, образовавшие крупные подпрудные озера, затопившие прилегающие низменности по обеим сторонам Уральской гряды 56 , 74 . Остается спорным вопрос о том, образовались ли в это время большие ледяные шапки над Полярным Уралом, самой северной частью горной цепи 75 , но ясно, что значительные выводные ледники из горных долин достигли предгорий Полярного Урала ок.60 000 кал. лет БП. В отличие от предыдущих оледенений Баренцево-Карский ледниковый щит не достигал северной окраины материка во время LGM, и почти все арктическое побережье России к востоку от Архангельской области во время этого оледенения оставалось свободным ото льда 74 . Космогенная ( 10 Be) экспозиционная датировка показала, что малые каровые ледники, существующие сегодня в пределах Полярного Урала, были лишь немного больше во время LGM, чем сегодня 42 , 76 .

Извлечение керна отложений

Шесть отдельных кернов были извлечены из озера Большое Щучье, полная информация о которых содержится в более раннем сопроводительном документе 42 . В центре внимания данного исследования находится керн длиной 24 м (номер 506–48), извлеченный в июле 2009 г. с южной оконечности озера (67 o 51′22,248″ с.ш., 66 o 21′30,096″ в.д.). . Керн был извлечен с помощью поршневого бура UWITEC с использованием комбинации трубок из ПВХ длиной 2 м и диаметром 10 см для большинства секций и стальных трубок длиной 2 м и диаметром 9 см для самых глубоких секций.С момента сбора в июле 2009 г. срезы керна оставались неоткрытыми и запечатанными в светонепроницаемых цилиндрах в холодильном хранилище до тех пор, пока зимой 2014 г. они не были вскрыты и продольно разделены, когда были взяты части проб для радиоуглеродного датирования. Срезы керна были запечатаны и помещены обратно в холодильное хранилище до тех пор, пока зимой 2015 г. не была проведена подвыборка для анализа sed аДНК. Подробное седиментологическое описание и хронология керна (дополнительный рис. радиоуглеродных дат AMS, поддерживаемых последовательностью ежегодных расслоений (варвов), представлено в двух более ранних публикациях 41 , 42 .

Радиоуглеродное датирование и отбор проб донных отложений

В общей сложности 26 образцов земных макроископаемых были датированы радиоуглеродом ( 14 C) с помощью ускорительной масс-спектрометрии (AMS) в Познанской радиоуглеродной лаборатории Университета Адама Мицкевича, Польша. Все радиоуглеродные возрасты были откалиброваны по наземной кривой IntCal13 77 с использованием онлайн-программы Calib 78 . Подвыборка керна была предпринята ок.Разрешение 15 см в ламинарном шкафу в чистой лаборатории Центра геобиологии и микробиологии факультета наук о Земле Бергенского университета, Норвегия, с использованием стерильных инструментов, полного комбинезона, маски для лица и перчаток. Отбор подвыборок проводился в присутствии контролей подвыборки (пробы открытой воды) для выявления потенциального лабораторного загрязнения с воздуха. Следуя протоколу, описанному Parducci et al . 36 внешние 10 мм отложений были исключены, и проба ~20 г была извлечена только изнутри свежего обнаженного центра.

Экстракция ДНК, амплификация, подготовка библиотеки и секвенирование

Экстракция ДНК, ПЦР-амплификация, объединение и очистка продуктов ПЦР и секвенирование выполнялись в соответствии с протоколами Алсос и др. . 35 и Кларк и др. . 31 , если не указано иное. ДНК была извлечена из 153 проб отложений в специализированном центре древней ДНК в Университетском музее Тромсё (TMU), Норвегия. Кроме того, ДНК была извлечена из 17 отрицательных образцов, девяти отрицательных ПЦР и девяти отрицательных вод (подвыборка) контролей, которые не содержали осадка и использовались для мониторинга загрязнения.Затем аликвоты экстрактов ДНК были отправлены в Laboratoire d’ÉCologie Alpine (LECA, Université Grenoble Alpes, Франция) для меташтрихкодирования. Каждый экстракт ДНК и отрицательный контроль выделения были независимо амплифицированы с использованием уникальных генерических праймеров, которые амплифицируют петлю trn L P6 генома хлоропласта растения 79 в восьми повторах ПЦР, чтобы повысить достоверность результатов и повысить вероятность обнаружение таксонов с небольшим количеством матрицы в экстрактах ДНК 80 .Затем объединенные и очищенные продукты ПЦР были преобразованы в четыре библиотеки ампликонов, совместимых с Illumina, с использованием метода MetaFast без ПЦР с одним индексом (FASTERIS SA, Швейцария). Затем эти библиотеки секвенировали на платформе Illumina HiSeq-2500 в течение 2 × 125 циклов в FASTERIS.

Анализ последовательностей ДНК и таксономические отнесения

Данные о последовательностях следующего поколения были отфильтрованы с использованием программного пакета OBITools (Boyer et al ., 2016; http://metabarcoding.org/obitools/doc/index.html) в соответствии с протоколом и критериями, определенными Алсос и др. . 35 . Таксономические отнесения были выполнены путем первого сопоставления последовательностей со справочной библиотекой из 2445 последовательностей, включающих 815 арктических 32 и 835 бореальных сосудистых растений 29 , в дополнение к 455 арктическим/бореальным мохообразным Затем последовательности сопоставляли со второй эталонной библиотекой, созданной после запуска ecopcr в глобальной базе данных EMBL (выпуск r117).

Чтобы свести к минимуму любые ошибочные таксономические присвоения, были сохранены только таксоны с 98-процентным или более совпадением с эталонной последовательностью. Был использован минимальный порог не менее 10 прочтений на ПЦР-репликацию, за исключением случая таксонов аркто-альпийских растений (см. рис.), где выделено <10 прочтений на ПЦР-репликацию. Далее мы удалили последовательности, которые демонстрировали более высокую среднюю частоту в отрицательной подвыборке (вода), контроле экстракции или ПЦР, чем в образцах озерных отложений, в которых они присутствовали.Выделенные таксоны сравнивались с циркумполярной флорой 81 , панарктической флорой 82 и флорой Полярного Урала 83 85 . Последовательности с <100% совпадением с эталонной последовательностью и/или последовательности, отнесенные к таксонам, которые сегодня не присутствуют на севере России, были тщательно перепроверены по базе данных NCBI BLAST на множественные или альтернативные таксономические отнесения (http://www.ncbi.nlm. nih.gov/взрыв/). Таксономия соответствует Контрольному списку флоры Панарктики 82 , если таковой имеется.

Распределительная классификация таксонов

Там, где это было возможно, мы присвоили классификацию «аркто-альпийские», «бореальные» или «аркто-бореальные» каждому таксону сосудистых растений, идентифицированному с помощью sed аДНК, на основе их современного аборигенного распределение 81 , 86 . Таксоны растений, классифицированные как «арктически-альпийские», имели две трети или более своей основной области распространения, расположенной к северу от границы леса для таксонов бореальных деревьев Pinus, Picea, Larix и Betula .У тех, которые классифицируются как «бореальные», две трети или более площади их распространения находились в пределах бореальных лесов. Наконец, те, которым была присвоена «промежуточная» классификация, занимали территорию, где в пределах каждого биома располагалась примерно половина их основного ареала распространения. Для тех таксонов, которые были идентифицированы до уровня рода или семейства только с помощью sed аДНК, была дана классификация, основанная на распространении всех вероятных видов в пределах идентифицированного рода или семейства, которые сегодня присутствуют на севере России.Полная информация о классификациях, включая вероятные виды, на которых основана классификация, представлена ​​в дополнительной таблице S2 . Мохообразные были исключены из анализа из-за отсутствия достаточной информации об их современном распространении.

Для определения степени устойчивости видов во времени и долговременной преемственности отдельных таксонов растений, выделенных с помощью sed аДНК, проведена оценка их современной распространенности в локальной растительной мозаике гидрологического водосбора оз. Большое Щучье на основе данные, собранные Л.Морозовой и коллегами в 2000, 2001 и 2006 годах за период в общей сложности 46 дней. Ботанические данные систематически собирались вдоль топографических/экологических трансект от рек/озёр до вершины хребта или горы. Кроме того, ботаническая информация была получена из нескольких источников 83 85 .

Дополнительная информация

Благодарности

Это исследование было совместно поддержано Исследовательским советом Норвегии в рамках многонационального исследовательского проекта «История климата вдоль арктического побережья Евразии (CHASE)» (грант.нет. NRC 255415 для J.I. Свендсен), «AfterIce» (грант № 213692/F20 и 230617/E10, И.Г. Алсос), «ЭКОГЕН» (грант № 250963/F20, И.Г. Алсос) и аспирантура для К.Л. Кларк предоставлен Советом по исследованиям окружающей среды Великобритании (грант № NE/L002531/1). Мы благодарим Marie Kristine Føreid Merkel и Anita-Elin Fedøy за помощь во время лабораторных работ, Frédéric Boyer за обработку необработанных последовательностей данных и Eva Bjøseth за картографическую помощь в создании карты местоположения озера Большое Щучье.Мы также благодарим Francesco Ficetola и одного анонимного рецензента за их время и конструктивные отзывы о рукописи.

Вклад авторов

C.L.C., I.G.A., M.E., J.I.S., H.H. и J.M. внесли свой вклад в концепцию и разработали исследование. Дж. И. С., Х. Х. и Дж. М. исследовали и взяли пробу на озере Большое Щучье и построили возрастно-глубинную модель. C.L.C. отобрали образец осадочного керна и извлекли ДНК и L.G. амплифицируют ДНК и проводят первоначальный анализ последовательности и определение таксонов.C.L.C. далее проанализировали данные ДНК и выполнили фильтрацию после идентификации с участием IGA и ME. Экологическую экспертизу предоставили IGA, ME, D.E. и П.Д.М.Х. для распределительной классификации таксонов. Л. М. провел ботаническую экспертизу флоры Полярного Урала и современного распространения таксонов, идентифицированных ДНК в местной растительности. JIS, HH и JM поделились своим опытом в области геоморфологического фона и ледниковой истории этого места.C.L.C. написал рукопись при участии всех соавторов.

Доступность данных

Прямое и обратное чтения для четырех библиотек ампликонов, проанализированных из озера Большое Щучье, а также использованные последовательности праймеров и меток для каждого образца доступны в базе данных DRYAD по адресу 10.5061/dryad.jdfn2z378.

Конкурирующие интересы

L.G. является одним из соавторов патентов, связанных с праймерами g и h и использованием петли P6 маркера интрона trnL (UAA) хлоропласта, используемого для идентификации растений с использованием осадочных матриц древней ДНК.Эти патенты ограничивают только коммерческое применение и не влияют на использование этого маркера в академических исследованиях.

Сноски

Примечание издателя Springer Nature остается нейтральной в отношении юрисдикционных претензий в опубликованных картах и ​​институциональной принадлежности.

Дополнительная информация

доступна для этого документа по адресу 10.1038/s41598-019-55989-9.

Список литературы

1. Дирнбок Т., Даллингер С., Грабхерр Г. Региональная оценка воздействия изменения климата и землепользования на альпийскую растительность.Дж. Биогеогр. 2003; 30: 401–417. doi: 10.1046/j.1365-2699.2003.00839.x. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]2. Энглер Р. и др. Изменение климата в 21 веке угрожает горной флоре неодинаково по всей Европе. Глоб. Чанг. биол. 2011;17:2330–2341. doi: 10.1111/j.1365-2486.2010.02393.x. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]3. Нисканен А.К., Нииттинен П., Аалто Дж., Вэре Х., Луото М. Потерянные в высоких широтах: арктические и эндемичные растения под угрозой по мере потепления климата. Дайверы. Распредел. 2019;25:809–821. doi: 10.1111/ddi.12889. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]4.Кулонен А., Имбоден Р., Риксен С., Майер С.Б., Випф С. Достаточно места в более теплом мире? Разнообразие микросреды и мелкомасштабное распространение альпийских растений на горных вершинах. Дайверы. Распредел. 2018;24:252–261. doi: 10.1111/ddi.12673. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]5. Нисканен А.К.Дж., Хейккинен Р.К., Мод Х.К., Вэре Х., Луото М. Улучшение прогнозов устойчивости аркто-альпийских убежищ с учетом переменных ландшафтного масштаба. геогр. Анна. сер. А, физ. геогр. 2017; 99:2–14. doi: 10.1080/04353676.2016.1256746. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 6.Маттеодо М., Випф С., Штёкли В., Риксен С., Виттоц П. Градиент высот успешных признаков растений для колонизации альпийских вершин в условиях изменения климата. Окружающая среда. Рез. лат. 2013;8:024043. doi: 10.1088/1748-9326/8/2/024043. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 7. Wipf S, Stöckli V, Herz K, Rixen C. Возвращение к старейшему месту наблюдения в Альпах: ускоренное увеличение видового разнообразия растений на вершине Piz Linard с 1835 года. Plant Ecol. Дайверы. 2013; 6: 447–455. doi: 10.1080/17550874.2013.764943. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]8.Резиден А.Э. и соавт. Стойкость в трудные времена: стационарные и сменные убежища для сохранения исчезающих видов. Биодайверы. Консерв. 2019;28:1303–1330. doi: 10.1007/s10531-019-01734-7. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]9. Шеррер Д., Кёрнер К. Инфракрасная термометрия альпийских ландшафтов бросает вызов прогнозам потепления климата. Глоб. Чанг. биол. 2010;16:2602–2613. [Google Академия] 10. Шеррер Д., Кёрнер К. Топографически контролируемая дифференциация термической среды обитания защищает разнообразие альпийских растений от потепления климата.Дж. Биогеогр. 2011; 38: 406–416. doi: 10.1111/j.1365-2699.2010.02407.x. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 11. Добровский СЗ. Климатическая основа микрорефугиумов: влияние рельефа на климат. Глоб. Чанг. биол. 2011;17:1022–1035. doi: 10.1111/j.1365-2486.2010.02263.x. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 12. Суггит А.Дж. и соавт. Риск вымирания из-за изменения климата снижается за счет микроклиматической буферизации. Нац. Клим. Чанг. 2018; 8: 713–717. doi: 10.1038/s41558-018-0231-9. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 13. Opedal ØH, Armbruster WS, Graae BJ.Связь мелкомасштабной топографии с микроклиматом, разнообразием видов растений и внутривидовыми вариациями признаков в альпийском ландшафте. Завод Экол. Дайверы. 2015;8:305–315. doi: 10.1080/17550874.2014.987330. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 14. Graae BJ и др. Оставайся или уходи — как сложность топографии влияет на популяцию альпийских растений и реакцию населения на изменение климата. Перспектива. Завод Экол. Эвол. Сист. 2018;30:41–50. doi: 10.1016/j.ppees.2017.09.008. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 15. Patsiou TS, Conti E, Zimmerman NE, Theodoridis S, Randin CF.Топоклиматические микрорефугиумы объясняют сохранение редкого эндемичного растения в Альпах в течение последних 21 тысячелетия. Глоб. Чанг. биол. 2014;20:2286–2300. doi: 10.1111/gcb.12515. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 16. Серрез М.С., Барри Р.Г. Процессы и последствия расширения Арктики: исследовательский синтез. Глоб. Планета. Изменять. 2011;77:85–96. doi: 10.1016/j.gloplacha.2011.03.004. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 17. Уолш Дж. Э. Интенсивное потепление Арктики: причины и последствия для средних широт.Глоб. Планета. Изменять. 2014; 117:52–63. doi: 10.1016/j.gloplacha.2014.03.003. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 18. Пирсон Р.Г. и соавт. Сдвиги арктической растительности и связанные с ними обратные связи при изменении климата. Нац. Клим. Чанг. 2013;3:673–677. doi: 10.1038/nclimate1858. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 19. Хагедорн Ф. и соавт. Лесная полоса продвигается вдоль горного хребта Урала благодаря улучшению зимних условий? Глоб. Чанг. биол. 2014;20:3530–3543. doi: 10.1111/gcb.12613. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20.Броди Дж. Ф., Роланд К. А., Стен С. Е., Смирнова Е. Изменчивость в распространении деревьев и кустарников в бореальной части Аляски. Экология. 2019;100:e02660. doi: 10.1002/ecy.2660. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Стюарт Дж. Р., Листер А. М., Барнс И., Дален Л. Повторное посещение Рефугии: индивидуалистические реакции видов в пространстве и времени. проц. Р. Соц. Б- биол. науч. 2010; 277: 661–671. doi: 10.1098/rspb.2009.1272. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]22. Гэвин Д.Г. и соавт. Климатические убежища: совместный вывод на основе летописей окаменелостей, моделей распространения видов и филогеографии.Новый Фитол. 2014; 204:37–54. doi: 10.1111/nph.12929. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Прентис ХК. Представительство пыльцы, площадь источника и размер бассейна: к единой теории анализа пыльцы. кв. Рез. 1985; 23: 76–86. doi: 10.1016/0033-5894(85)

-0. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 24. Сугита С. Представление пыльцы растительности в четвертичных отложениях: теория и метод пятнистой растительности. Дж. Экол. 1994; 82: 881–897. дои: 10.2307/2261452. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 25. Гаевски К. Количественная реконструкция температур голоцена в канадской Арктике и Гренландии.Глоб. Планета. Изменять. 2015; 128:14–23. doi: 10.1016/j.gloplacha.2015.02.003. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 26. Цвинар ЛК. Позднечетвертичная история растительности Висячего озера на севере Юкона. Экол. моногр. 1982; 52:1–24. дои: 10.2307/2937342. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 27. Таберлет П., Чеддади Р. Четвертичные рефугиумы и сохранение биоразнообразия. Наука (80-х гг.). 2002; 297:2009–2010. doi: 10.1126/science.297.5589.2009. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 28. Напье Д.Д., де Лафонтен Г., Хит К.Д., Ху Ф.С.Переосмысление многолетней динамики растительности: множественные ледниковые рефугиумы и локальное распространение видового комплекса. Экография (коп.). 2019;42:1056–1067. doi: 10.1111/ecog.04243. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 29. Виллерслев Э. и соавт. Пятьдесят тысяч лет арктической растительности и питания мегафауны. Природа. 2014; 506:47–51. doi: 10.1038/nature12921. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 30. Циммерманн Х.Х., Рашке Э., Эпп Л.С., Стооф-Лейхсенринг К.Р., Швамборн Г. Осадочная древняя ДНК и пыльца позволяют выявить состав растительного органического вещества в позднечетвертичных вечномерзлых отложениях полуострова Буор-Хая (северо-восток Сибири.Биогеонауки. 2017;14:575–596. doi: 10.5194/bg-14-575-2017. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 31. Кларк С.Л. и соавт. Голоценовое флористическое разнообразие и богатство на северо-востоке Норвегии, обнаруженные осадочной древней ДНК (sedaDNA) и пыльцой. Борей. 2019;48:299–316. doi: 10.1111/bor.12357. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 32. Sønstebø JH, et al. Использование секвенирования нового поколения для молекулярной реконструкции прошлой арктической растительности и климата. Мол. Экол. Рез. 2010;10:1009–1018. doi: 10.1111/j.1755-0998.2010.02855.Икс. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 33. Сойнинен Э.М. и соавт. Сильно перекрывающаяся зимняя диета у двух симпатрических видов леммингов, обнаруженная с помощью метабаркодирования ДНК. ПЛОС Один. 2015;10:e0115335. doi: 10.1371/journal.pone.0115335. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]34. Giguet-Covex C и др. Долгая история животноводства и формирование ландшафта человеком, обнаруженная ДНК отложений озера. Нац. коммун. 2014;5:3211. doi: 10.1038/ncomms4211. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 35. Алсос И.Г. и соавт.Голоцен. 2016. Осадочная древняя ДНК из озера Скартьерна, Шпицберген: оценка устойчивости арктической флоры к изменению климата в голоцене; стр. 627–642. [Google Академия] 36. Пардуччи Л. и др. ДНК древних растений в озерных отложениях. Новый Фитол. 2017; 214:924–942. doi: 10.1111/nph.14470. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 37. Йоргенсен Т. и соавт. Сравнительное изучение древней осадочной ДНК, пыльцы и макрофоссилий из многолетнемерзлых отложений северной Сибири выявило многолетнюю устойчивость растительности.Мол. Экол. 2012;21:1989–2003. doi: 10.1111/j.1365-294X.2011.05287.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 38. Sjögren P, et al. Осадочная ДНК озера точно фиксирует интродукцию экзотических хвойных деревьев в Шотландии в 20 веке. Новый Фитол. 2017; 213:929–941. doi: 10.1111/nph.14199. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]39. Циммерманн Х.Х. и соавт. История таксонов деревьев и кустарников на острове Большой Ляховский (Новосибирский архипелаг) со времен последнего межледниковья, раскрытая по осадочным данным древней ДНК и пыльцы.Гены (Базель). 2017;8:pii: E273. doi: 10.3390/genes8100273. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]40. Хафлидасон Х. и др. Сейсмостратиграфия последнего ледникового и голоценового периода и распределение отложений озера Большое Щучье, Полярный Урал, Арктическая Россия. Борей. 2019; 48: 452–469. doi: 10.1111/bor.12387. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 41. Регнелл С., Хафлидасон Х., Мангеруд Дж., Свендсен Дж. История ледников и климата за последние 24 000 лет в Полярных Уральских горах, Арктическая Россия, на основе частично ленточных озерных отложений.Борей. 2019; 48: 432–443. doi: 10.1111/bor.12369. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 42. Свендсен Дж.И. и соавт. Ледниковые и экологические изменения за последние 60 000 лет в Полярных Уральских горах, арктическая часть России, выведены на основе записей озер с высоким разрешением и наблюдений в прилегающих районах. Борей. 2019; 48: 407–431. doi: 10.1111/bor.12356. [CrossRef] [Google Scholar]43. Эпп Л.С. и соавт. Мультитаксонная ДНК озерных отложений из Северной Гренландии регистрирует раннее послеледниковое появление сосудистых растений и точно отслеживает изменения окружающей среды.кв. науч. 2015; 117:152–163. doi: 10.1016/j.quascirev.2015.03.027. [CrossRef] [Google Scholar]44. Пансу Дж. и др. Реконструкция долгосрочного воздействия человека на растительные сообщества: экологический подход, основанный на ДНК озерных отложений. Мол. Экол. 2015; 24:1485–1498. doi: 10.1111/mec.13136. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]45. Алсос И.Г. и соавт. Метабаркодирование ДНК растений озерных отложений: как оно представляет современную растительность. ПЛОС Один. 2018;13:e0195403. doi: 10.1371/journal.pone.0195403.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]46. Таберле П., Куасак Э., Помпанон Ф., Брохманн С., Виллерслев Э. На пути к оценке биоразнообразия следующего поколения с использованием метабаркодирования ДНК. Мол. Экол. 2012;21:2045–2050. doi: 10.1111/j.1365-294X.2012.05470.x. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]47. Паус А и др. Lake Store Finnsjøen — ключ к пониманию позднеледниковой/раннеголоценовой растительности и динамики ледникового покрова в центральных горах Скандес. кв. науч. 2015; 121:36–51. дои: 10.1016/j.quascirev.2015.05.004. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 48. Биркс HJB, Биркс HH. Как исследования древней ДНК из отложений способствовали реконструкции четвертичных флор? Новый Фитол. 2016; 209: 499–506. doi: 10.1111/nph.13657. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]49. Cai P, Huang Q, Zhang X, Chen H. Адсорбция ДНК на глинистых минералах и различных коллоидных частицах из Alfisol. Почвенная биол. Биохим. 2006; 38: 471–476. doi: 10.1016/j.soilbio.2005.05.019. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 50. Пьетрамеллара Г., Франки М., Галлори Э., Наннипьери П.Влияние молекулярных характеристик ДНК на ее адсорбцию и связывание на гомоионных монтмориллоните и каолините. биол. Плодородный. Почвы. 2001; 33: 402–409. doi: 10.1007/s003740100341. [CrossRef] [Google Scholar]

51. Хуанг Ю. Т. Исследования сохранения углерода и ДНК в аллофановых почвах и палеопочвах на голоценовой тефре в Новой Зеландии. (Университет Вайкато, Гамильтон, Новая Зеландия, 2014 г.).

52. Svendsen JI, et al. История позднечетвертичного ледникового покрова Северной Евразии. кв. науч. 2004; 23:1229–1271.doi: 10.1016/j.quascirev.2003.12.008. [CrossRef] [Google Scholar]53. Хьюз А.Л., Гилленкройц Р., Лоне О.С., Мангеруд Дж., Свендсен Дж.И. Последние евразийские ледяные щиты — хронологическая база данных и реконструкция временного среза, DATED-1. Борей. 2016; 45:1–45. doi: 10.1111/bor.12142. [CrossRef] [Google Scholar]54. Панова НК, Янковская В, Корона ОМ, Зиновьев ЕВ. Голоценовая динамика растительности и экологических условий Полярного Урала. Русь. Дж. Экол. 2003; 34: 219–230. doi: 10.1023/A:1024585429369. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 55.Андреев АА и соавт. Экологическая история голоцена зафиксирована в отложениях озера Лядхей-То, Полярный Урал, Россия. Палеогеогр. Палеоклимат. Палеоэколь. 2005; 223:181–203. doi: 10.1016/j.palaeo.2005.04.004. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 56. Свендсен Дж.И. и соавт. История оледенения и растительности Полярного Урала на севере России во время последнего ледникового периода, морские изотопные стадии 5–2. кв. науч. 2014; 92:409–428. doi: 10.1016/j.quascirev.2013.10.008. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 57. Вессер С.Д., Армбрустер В.С.Контроль за распространением видов на переходе от лесостепи: причинно-следственная модель и экспериментальная проверка. Экол. моногр. 1991; 61: 323–342. дои: 10.2307/2937111. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 58. Мартин А.С., Джефферс Э.С., Петрокофски Г., Майерс-Смит И., Масиас-Фаурия М. Рост и распространение кустарников в арктической тундре: оценка контролирующих факторов с использованием научно обоснованного подхода. Окружающая среда. Рез. лат. 2017;12:085007. doi: 10.1088/1748-9326/aa7989. [CrossRef] [Google Scholar] 59. Бьоркман, г. н.э. и др. .Состояние и тенденции арктической растительности: данные экспериментального потепления и долгосрочного мониторинга. Ambio 1–15 10.1007/s13280-019-01161-6 (2019). [Бесплатная статья PMC] [PubMed] 60. Воулз Т., Бьорк Р.Г. Последствия распространения вечнозеленых кустарников в Арктике. Дж. Экол. 2019;107:650–655. doi: 10.1111/1365-2745.13081. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 61. Кременецкий С.В., Сулержицкий Л.Д., Хантемиров Р.Голоценовая история северных пределов ареалов некоторых деревьев и кустарников России. Арк. Альп. Рез.1998; 30: 317–333. дои: 10.2307/1552004. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 62. Каакинен А., Эронен М. Стратиграфия пыльцы голоцена, показывающая климатические изменения и изменения границ деревьев, полученные на торфяном разрезе в Ортино, в Печорской низменности, на севере России. Голоцен. 2000; 10: 611–620. doi: 10.1191/095968300677433659. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 63. Бинни Х.А. и др. Распространение позднечетвертичных древесных таксонов на севере Евразии: данные новой базы данных макрофоссилий. кв. науч. 2009; 28:2445–2464.doi: 10.1016/j.quascirev.2009.04.016. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 64. Салонен Дж.С. и др. Голоценовый термический максимум и позднеголоценовое похолодание в тундрах северо-востока европейской части России. кв. Рез. 2011;75:501–511. doi: 10.1016/j.yqres.2011.01.007. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 65. Биркс Х.Х. Позднечетвертичная история арктических и высокогорных растений. Завод Экол. Дайверы. 2008; 1: 135–146. doi: 10.1080/17550870802328652. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 66. Валиранта М. и соавт. Макроостатки растений свидетельствуют о раннем начале летнего термического максимума голоцена в самой северной части Европы.Нац. коммун. 2015;6:6809. doi: 10.1038/ncomms7809. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]67. Гизеке Т., Уолтерс С., Янс С., Бранде А. Изучение голоценовых изменений палинологического богатства в Северной Европе: имела ли значение послеледниковая иммиграция? ПЛОС Один. 2012;7:e51624. doi: 10.1371/journal.pone.0051624. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]68. Kurek J, Cwynar LC, Vermaire JC. Позднечетвертичная палеотемпературная запись из Висячего озера, север территории Юкон, восточная Берингия.кв. Рез. 2009; 72: 246–257. doi: 10.1016/j.yqres.2009.04.007. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 69. Джексон СТ. Представление флоры и растительности в комплексах четвертичных ископаемых: известные и неизвестные известные и неизвестные. кв. науч. 2012; 49:1–15. doi: 10.1016/j.quascirev.2012.05.020. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 70. Эйдесен П.Б. и соавт. Генетическая дорожная карта Арктики: магистрали для расселения растений, транспортные барьеры и столицы разнообразия. Новый Фитол. 2013; 200:898–910. doi: 10.1111/nph.12412. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]71.Стюарт Л. и др. Региональное видовое богатство и генетическое разнообразие арктической растительности отражают как прошлые оледенения, так и современный климат. Глоб. Экол. Биогеогр. 2016;25:430–442. doi: 10.1111/geb.12424. [CrossRef] [Google Scholar] 72. Соломина О., Иванов М., Брэдуэлл Т. Лихенометрические исследования морен Полярного Урала. геогр. Анна. сер. А, физ. геогр. 2010;92:81–99. doi: 10.1111/j.1468-0459.2010.00379.x. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 73. Уокер Д.А. и соавт. Карта растительности Циркумполярной Арктики.Дж. Вег. науч. 2005; 16: 267–282. doi: 10.1111/j.1654-1103.2005.tb02365.x. [CrossRef] [Google Scholar] 74. Мангеруд Дж. и др. Подпруженные льдом озера и изменение стока северной Евразии во время последнего оледенения. кв. науч. 2004; 23:1313–1332. doi: 10.1016/j.quascirev.2003.12.009. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 75. Астахов В. Позднечетвертичное оледенение Северного Урала: обзор и новые наблюдения. Борей. 2018;47:379–389. doi: 10.1111/bor.12278. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 76. Мангеруд Дж., Госсе Дж., Матючков А., Долвик Т.Ледники на Полярном Урале в России во время последнего глобального ледникового максимума были ненамного больше, чем сегодня. кв. науч. 2008; 27:1047–1057. doi: 10.1016/j.quascirev.2008.01.015. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 77. Реймер П.Дж. и соавт. Калибровочные кривые радиоуглеродного возраста IntCal13 и Marine13 0–50 000 лет кал. БП. Радиоуглерод. 2013; 55:1869–1887. doi: 10.2458/azu_js_rc.55.16947. [CrossRef] [Google Scholar]

78. Stuiver, M., Reimer, P. & Reimer, R. CALIB 7.1 [программа WWW] на http://calib.org.по состоянию на 20 марта 2018 г. (2017 г.).

79. Taberlet P, et al. Возможности и ограничения интрона Chloroplast trnL (UAA) для штрих-кодирования ДНК растений. Нуклеиновые Кислоты Res. 2007;35:e14. doi: 10.1093/nar/gkl938. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]80. Фисетола Г.Ф. и соавт. Уровни репликации, ложные присутствия и оценка присутствия/отсутствия по данным метабаркодирования эДНК. Мол. Экол. Ресурс. 2015; 15: 543–556. дои: 10.1111/1755-0998.12338. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

81. Hultén, E.& Fries, M. Атлас сосудистых растений Северной Европы к северу от Тропика Рака . (Königstein: Koeltz Scientific Books, (1986).

82. Эльвен Р., Мюррей Д.Ф., Разживин В.Ю., Юрцев Б.А. Аннотированный контрольный список панарктической флоры (ПАФ) Сосудистые растения, версия 1.0. Доступно по адресу: http:/ /panarcticflora.org/. (2011).

83. Ребристая О. В. Флора востока Большеземельской тундры.Ленинград, Россия.Горчаковский П.Л., и др. . Сосудистые растения среднего Урала . (Наука, Москва, 1994).

85. Морозова Л.М., Магомедова М.А., Эктова С.Н., Дьяченко А.П. Структура растительного покрова и фитоценотическое разнообразие. ные ресурсы Полярного Урала. . 148–204. Циркумполярные растения. II. Двудольные. Кунглига Свенска . (Kungliga Svenska Vetenskapsakademiens Handlingar, Fjärde Serien, (1971).

Свидетельства изменения климата в росте деревьев и продуктивности насаждений в экотоне верхней границы деревьев в горах Полярного Урала | Лесные экосистемы

  • Babst F, Bouriaud O, Alexander R, Trouet В., Франк Д. (2014 г.) На пути к последовательным измерениям накопления углерода: оценка прироста биомассы и базовой площади на нескольких участках в Европе.Дендрохронология 32: 153–161. https://doi.org/10.1016/j.dendro.2014.01.002

    Артикул Google ученый

  • Bakker JD (2005) Новый пропорциональный метод реконструкции исторических диаметров деревьев. Can J For Res 35 (10): 2515–2520. https://doi.org/10.1139/X05-136

    Артикул Google ученый

  • Бекряев Р.В., Поляков И.В., Алексеев В.А. (2010) Роль полярного усиления в многолетних колебаниях приземной температуры воздуха и современном арктическом потеплении.Дж. Клим 23: 3888–3906. https://doi.org/10.1175/2010JCLI3297.1

    Артикул Google ученый

  • Бионди Ф., Вайкул К. (2004) DENDROCLIM2002: программа C++ для статистической калибровки климатических сигналов в годичных хронологиях. Comput Geosci 30:303–311. https://doi.org/10.1016/j.cageo.2003.11.004

    Артикул Google ученый

  • Бриффа К.Р., Мелвин Т.М., Осборн Т.Дж., Хантемиров Р.М., Кирдянов А.В., Мазепа В.С., Шиятов С.Г., Эспер Дж. (2013) Переоценка свидетельств роста деревьев и предполагаемого изменения температуры во время нашей эры на Ямалии, Северо-Западная Сибирь .Quat Sci Rev 72: 83–107. https://doi.org/10.1016/j.quascirev.2013.04.008

    Артикул Google ученый

  • Бриффа К.Р., Швайнгрубер Ф.Х., Джонс П.Д., Осборн Т.Дж., Шиятов С.Г., Ваганов Э.А. (1998) Снижение чувствительности современного прироста деревьев к температуре в высоких северных широтах. Природа 391: 678–682. https://doi.org/10.1038/35596

    Артикул КАС Google ученый

  • Банн А.Г., Гетц С.Дж., Кимбалл Дж.С., Чжан К. (2007) Экосистемы северных высоких широт реагируют на изменение климата.EOS Trans Am Geophys Union 88: 333–335. https://doi.org/10.1029/2007EO340001

    Артикул Google ученый

  • Канаделл Дж.Г., Патаки Д.Э., Гиффорд Р., Хоутон Р.А., Луо Ю., Раупах М.Р., Смит П., Штеффен В. (2007) Насыщение земного поглотителя углерода. В: Наземные экосистемы в меняющемся мире. Springer, Berlin, Heidelberg, стр. 59–78

    Глава Google ученый

  • Кларк Д.А., Браун С., Киклайтер Д.В., Чемберс Дж.К., Томлинсон Дж.Р., Ни Дж. (2001) Измерение чистой первичной продукции в лесах: концепции и полевые методы.Приложение Ecol 11:356–370. https://doi.org/10.1890/1051-0761(2001)011[0356:MNPPIF]2.0.CO;2

    Артикул Google ученый

  • Кук Э.Р., Кайрюкстис Л.А. (1990) Методы дендрохронологии. Springer Netherlands, Dordrecht

  • Cook ER, Krusic PJ (2006) Программа ARSTAN: программа стандартизации годичных колец деревьев, основанная на моделировании временных рядов с удалением тренда и авторегрессии, с интерактивной графикой. Лаборатория годичных колец, Земная обсерватория Ламонта Доэрти Колумбийского университета Палисейдс, Нью-Йорк

    Google ученый

  • Кук Э.Р., Петерс К. (1981) Сглаживающий сплайн: новый подход к стандартизации рядов ширины годичных колец внутри леса для дендроклиматических исследований.Tree-Ring Bull 41: 45–53

    Google ученый

  • Основная группа авторов RKP и LAM (2014) Изменение климата 2014: сводный отчет. Вклад рабочих групп I. II и III в пятый доклад об оценке межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), Женева

    Google ученый

  • Дэвис Э.Л., Гедалоф З. (2018) Ограниченные перспективы будущего продвижения альпийских деревьев в канадских Скалистых горах.Глоб Чанг Биол 24: 4489–4504. https://doi.org/10.1111/gcb.14338

    Артикул пабмед Google ученый

  • де Вит Х.А., Брин А., Хофгаард А., Карстенсен Дж., Квалеваг М.М., Петерс Г.П. (2014) Отклик на потепление климата в результате расширения горных березовых лесов: снижение альбедо преобладает над поглощением углерода. Глоб Чанг Биол 20: 2344–2355. https://doi.org/10.1111/gcb.12483

    Артикул пабмед Google ученый

  • Деви Н., Хагедорн Ф., Моисеев П., Бугманн Х., Шиятов С., Мазепа В., Риглинг А. (2008) Расширение лесов и изменение форм роста лиственницы сибирской на границе леса Полярного Урала в ХХ веке.Глоб Чанг Биол 14: 1581–1591. https://doi.org/10.1111/j.1365-2486.2008.01583.x

    Артикул Google ученый

  • Дай А., Плоткин А.Б., Бишоп Д., Педерсон Н., Поултер Б., Хессл А. (2016) Сравнение оценок годичных колец и постоянных участков надземной чистой первичной продукции в трех восточных лесах США. Экосфера 7:e01454. https://doi.org/10.1002/ecs2.1454

    Артикул Google ученый

  • Эпштейн Х.Э., Берингер Дж., Гулд В.А., Ллойд А.Х., Томпсон К.Д., Чапин Ф.С. III, Майклсон Г.Дж., Пинг К.Л., Рупп Т.С., Уокер Д.А. (2004) Природа пространственных переходов в Арктике.J Биогеогр 31: 1917–1933. https://doi.org/10.1111/j.1365-2699.2004.01140.x

    Артикул Google ученый

  • Эспер Дж., Кук Э.Р., Швайнгрубер Ф.Х. (2002) Низкочастотные сигналы в хронологиях длинных годичных колец для реконструкции изменчивости температуры в прошлом. Наука 295: 2250–2253. https://doi.org/10.1126/science.1066208

    Артикул пабмед КАС Google ученый

  • Фоли Дж.А., Куцбах Дж.Е., Коу М.Т., Левис С. (1994) Обратные связи между климатом и бореальными лесами в эпоху голоцена.Природа 371: 52–54. https://doi.org/10.1038/371052a0

    Артикул Google ученый

  • Фрей Э.Р., Бьянки Э., Бернареджи Г., Беби П., Доус М.А., Браун К.Д., Трант А.Дж., Мамет С.Д., Риксен С. (2018)Биотические и абиотические факторы пополнения саженцев деревьев в экотоне альпийской линии деревьев. Научный отчет 8:10894. https://doi.org/10.1038/s41598-018-28808-w

    Артикул пабмед ПабМед Центральный КАС Google ученый

  • Fritts HC (1976) Годичные кольца и климат.Академик Пресс, Лондон

    Google ученый

  • Гамаш И., Пайетт С. (2005) Широтная реакция субарктических линий деревьев на недавнее изменение климата в восточной Канаде. J Биогеогр 32: 849–862. https://doi.org/10.1111/j.1365-2699.2004.01182.x

    Артикул Google ученый

  • Гериг-Фазель Дж., Гисан А., Циммерманн Н.Е. (2008) Оценка тепловых индикаторов линии деревьев на основе температуры воздуха и почвы с использованием модели переноса температуры воздуха в почву.Экол Модель 213:345–355. https://doi.org/10.1016/j.ecolmodel.2008.01.003

    Артикул Google ученый

  • Гонсалес П., Нейлсон Р.П., Ленихан Дж.М., Драпек Р.Дж. (2010) Глобальные закономерности уязвимости экосистем к сдвигу растительности из-за изменения климата. Глоб Экол Биогеогр 19: 755–768. https://doi.org/10.1111/j.1466-8238.2010.00558.x

    Артикул Google ученый

  • Горчаковский П., Шиятов С. (1978) Верхняя граница леса в горах бореальной зоны СССР.Аркт Альп Рез 10(2):349–363

    Google ученый

  • Гауэр С.Т., Макмертри Р.Е., Мурти Д. (1996) Снижение чистой первичной продуктивности надземной части с возрастом насаждения: возможные причины. Trends Ecol Evol 11:378–382

    Статья КАС Google ученый

  • Грейс Дж., Бернингер Ф., Надь Л. (2002) Воздействие изменения климата на линию деревьев. Энн Бот 90: 537–544. https://doi.org/10.1093/АОБ/MCF222

    Артикул пабмед ПабМед Центральный КАС Google ученый

  • Grafius DR, Malanson GP (2015) Распределение биомассы карликовых деревьев, криволесья и тундровой растительности в экотоне альпийской границы деревьев. Физгеогр. 36:337–352. https://doi.org/10.1080/02723646.2015.1050954

    Артикул Google ученый

  • Граумлих Л.Дж., Брубейкер Л.Б., Гриер К.С. (1989) Долгосрочные тенденции чистой первичной продуктивности лесов: Каскадные горы, Вашингтон.Экология 70: 405–410. https://doi.org/10.2307/1937545

    Артикул Google ученый

  • Григорьева А.В., Моисеев П.А. (2018) Особенности и детерминанты регенерации лиственницы сибирской на верхней границе ее произрастания на Урале. Contemp Probl Ecol 11: 13–25. https://doi.org/10.1134/S1995425518010031

    Артикул Google ученый

  • Хагедорн Ф., Шиятов С.Г., Мазепа В.С., Деви Н.М., Григорьев А.А., Бартыш А.А., Фомин В.В., Капралов Д.С., Терентьев М., Бугман Х., Риглинг А., Моисеев П.А. Уральский горный хребет — чем движет улучшение зимних условий? Глоб Чанг Биол 20: 3530–3543.https://doi.org/10.1111/gcb.12613

    Артикул пабмед Google ученый

  • Harsch MA, Hulme PE, McGlone MS, Duncan RP (2009) Продвигаются ли линии деревьев? Глобальный метаанализ реакции линии деревьев на потепление климата. Эколь Летт 12: 1040–1049. https://doi.org/10.1111/j.1461-0248.2009.01355.x

    Артикул пабмед Google ученый

  • Hoch G, Körner C (2009) Рост и углеродные отношения хвойных деревьев, образующих линию деревьев, при постоянном сравнении с постоянным.переменные низкие температуры. Дж. Экол. 97:57–66. https://doi.org/10.1111/j.1365-2745.2008.01447.x

    Артикул Google ученый

  • Холмс Р.Л. (1995) Библиотека дендрохронологических программ (компьютерная программа). Лаборатория годичных колец. Университет Аризоны, Тусон

    Google ученый

  • Holtmeier F-K (2003) Mountain Timberlines. Экология, пятнистость и динамика.Клювер, Дордрехт.

  • Holtmeier F-K (2009) Горные леса. Springer Нидерланды, Дордрехт

    Книга Google ученый

  • Хольтмайер Ф.К., Бролл Г. (2007) Продвижение линии деревьев — движущие процессы и неблагоприятные факторы. Landsc Online: 1–32. https://doi.org/10.3097/LO.200701

    Артикул Google ученый

  • Houghton RA (2005) Биомасса надземных лесов и глобальный углеродный баланс.Глоб Чанг Биол 11: 945–958. https://doi.org/10.1111/j.1365-2486.2005.00955.x

    Артикул Google ученый

  • Каммер А., Хагедорн Ф., Шевченко И., Лейфельд Дж., Гуггенбергер Г., Горячева Т., Риглинг А., Моисеев П. (2009) Сдвиг границы деревьев в Уральских горах влияет на динамику органического вещества почвы. Биология глобальных изменений 15 (6): 1570–1583. https://doi.org/10.1111/j.1365-2486.2009.01856.x

    Артикул Google ученый

  • Кин Р.Е., Махалович М.Ф., Болленбахер Б.Л., Мэннинг М.Е., Ломан Р.А., Джейн Т.Б., Холсингер Л.М., Ларсон А.Дж. (2018) Влияние изменения климата на лесную растительность в северных Скалистых горах.В: Халофски Дж., Петерсон Д. (ред.) Изменение климата и экосистемы Скалистых гор, Достижения в исследованиях глобальных изменений, том 63. Спрингер, Чам, стр. 59–95. https://doi.org/10.1007/978-3-319-56928-4_5

    Глава Google ученый

  • Kearney MS (1982) Недавняя посадка саженцев на границе леса в Национальном парке Джаспер, Альта. Can J Bot 60: 2283–2287. https://doi.org/10.1139/b82-279

    Артикул Google ученый

  • Харук В.И., Им С.Т., Двинская М.Л., Рэнсон К.Дж. (2010) Вызванная климатом эволюция горных лесов на юге Сибири.Scand J Forest Res 25: 446–454. https://doi.org/10.1080/02827581.2010.509329

    Артикул Google ученый

  • Харук В.И., Им С.Т., Двинская М.Л., Рансон К.Дж., Петров И.А. (2017) Миграция древесной волны по градиенту высот в Горном Алтае, Сибирь. J Mt Sci 14: 442–452. https://doi.org/10.1007/s11629-016-4286-7

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Кирдянов А.В., Хагедорн Ф., Кнорре А.А., Федотова Е.В., Ваганов Е.А., Наурзбаев М.М., Моисеев П.А., Риглинг А. (2012) Продвижение линии деревьев ХХ века и изменения растительности на высотном разрезе в горах Путорана, север Сибири .Борей 41:56–67. https://doi.org/10.1111/j.1502-3885.2011.00214.x

    Артикул Google ученый

  • Körner C (2012) Альпийские деревья. Springer Basel, Базель

    Книга Google ученый

  • Кёрнер К., Паульсен Дж. (2004) Всемирное исследование температуры границы деревьев на большой высоте. J Биогеогр 31: 713–732. https://doi.org/10.1111/j.1365-2699.2003.01043.x

    Артикул Google ученый

  • Кукарских В.В., Деви Н.М., Моисеев П.А., Григорьев А.А., Бубнов М.О. (2018) Широтные и временные сдвиги в радиальной рост-климатической реакции лиственницы сибирской на Полярном Урале.J Mt Sci. https://doi.org/10.1007/s11629-017-4755-7

    Артикул Google ученый

  • Кульман Л., Энгельмарк О. (1997) Неогляциальный контроль климата в субарктике Picea abies Динамика насаждений и предел ареала в северной Швеции. Аркт Альп Рес 29:315. https://doi.org/10.2307/1552146

    Артикул Google ученый

  • Куллман Л., Оберг Л. (2009) Рост линии деревьев после малого ледникового периода и потепление климата в шведской Скандинавии: ландшафтно-экологическая перспектива.Дж. Экол. 97:415–429. https://doi.org/10.1111/j.1365-2745.2009.01488.x

    Артикул Google ученый

  • Лавуа К., Пайетт С. (1992) Рост черной ели отражает изменение зимней среды на границе деревьев, Квебек, Канада. Аркт Альп Рес 24:40. https://doi.org/10.2307/1551318

    Артикул Google ученый

  • Liu X, Nie Y, Kong G, Luo T (2016) Контрастные изменения в распределении надземной и подземной биомассы в экотонах лесной полосы в Юго-Восточном Тибете.J Mt Sci 13: 2036–2045. https://doi.org/10.1007/s11629-016-4003-6

    Артикул Google ученый

  • Ллойд А.Х. (2005) Экологические истории лесных массивов Аляски дают представление о будущих изменениях. Экология 86: 1687–1695. https://doi.org/10.1890/03-0786

    Артикул Google ученый

  • Ллойд А.Х., Граумлих Л.Дж. (1997) Голоценовая динамика лесных массивов в Сьерра-Неваде.Экология 78:1199. https://doi.org/10.2307/2265869

    Артикул Google ученый

  • Лоранти М.М., Бернер Л.Т., Гетц С.Дж., Джин Й., Рандерсон Дж.Т. (2014) Управление растительностью по обратной связи альбедо снега в северных высоких широтах: наблюдения и моделирование модели CMIP5. Глоб Чанг Биол 20: 594–606. https://doi.org/10.1111/gcb.12391

    Артикул пабмед Google ученый

  • Макдональд Г.М., Кременецкий К.В., Бейлман Д.В. (2008) Изменение климата и лесная зона северной России.Philos Trans R Soc Lond Ser B Biol Sci 363: 2285–2299. https://doi.org/10.1098/rstb.2007.2200

    Артикул КАС Google ученый

  • Масиас-Фаурия М., Джонсон Э.А. (2013) Продвижение субальпийского леса вверх по склону, вызванное потеплением, сильно ограничено геоморфическими процессами. ПНАС 110:8117–8122. https://doi.org/10.1073/pnas.1221278110

    Артикул пабмед КАС Google ученый

  • Мацковский В. (2016) Климатический сигнал в хронологиях ширины годичных колец хвойных европейской части России.Int J Климатол 36: 3398–3406. https://doi.org/10.1002/joc.4563

    Артикул Google ученый

  • Мазепа В.С. (2005) Плотность насаждения в последнем тысячелетии в экотоне верхней границы леса на Полярном Урале. Can J For Res 35: 2082–2091. https://doi.org/10.1139/x05-111

    Артикул Google ученый

  • Моисеев П.А. (2002) Влияние климатических изменений на радиальный прирост и формирование возрастной структуры в высокогорных лиственничных лесах Кузнецкого Алатау.Расс Дж. Экол 33: 7–13. https://doi.org/10.1023/A:1013659319452

    Артикул Google ученый

  • Моисеев П.А., Бубнов М.О., Деви Н.М., Нагимов З.Ю. (2016) Изменение структуры и фитомассы древостоев на верхнем пределе их произрастания на Южном Урале. Расс Дж. Экол 47: 219–227. https://doi.org/10.1134/S1067413616030085

    Артикул Google ученый

  • Myneni RB, Keeling CD, Tucker CJ, Asrar G, Nemani RR (1997) Увеличение роста растений в северных высоких широтах с 1981 по 1991 год.Природа 386: 698–702. https://doi.org/10.1038/386698a0

    Артикул КАС Google ученый

  • Nicolussi K, Bortenschlager S, Körner C (1995) Увеличение ширины годичных колец в субальпийском Pinus cembra из Центральных Альп, что может быть связано с CO 2 . Деревья 9: 181–189. https://doi.org/10.1007/BF00195270

    Артикул Google ученый

  • Никлассон М. (2002) Сравнение трех методов определения возраста угнетенной европейской ели: значение для анализа возрастной структуры.Forest Ecol Manag 161: 279–288. https://doi.org/10.1016/S0378-1127(01)00500-X

    Артикул Google ученый

  • Пан И., Бердси Р.А., Филлипс О.Л., Джексон Р.Б. (2013) Структура, распределение и биомасса мировых лесов. Annu Rev Ecol Evol S 44: 593–622. https://doi.org/10.1146/annurev-ecolsys-110512-135914

    Артикул Google ученый

  • Paulsen J, Körner C (2014) Модель на основе климата для прогнозирования потенциального положения границы деревьев по всему миру.Альп Бот 124: 1–12. https://doi.org/10.1007/s00035-014-0124-0

    Артикул Google ученый

  • Renard SM, McIntire EJB, Fajardo A (2016) Зимние условия, а не летняя температура, влияют на приживаемость сеянцев на альпийской линии белой ели в восточной части Квебека. J Veg Sci 27: 29–39. https://doi.org/10.1111/jvs.12347

    Артикул Google ученый

  • Ринн Ф (1996) Цап В 3.6 справочное пособие: компьютерная программа для анализа годичных колец и презентации. Bierhelmer weg 20, D-69126, Гейдельберг

    Google ученый

  • Росси С., Делорье А., Анфодильо Т., Карраро В. (2007) Доказательства пороговых температур для ксилогенеза у хвойных деревьев на больших высотах. Экология 152: 1–12. https://doi.org/10.1007/s00442-006-0625-7

    Артикул пабмед Google ученый

  • Росси С., Делорье А., Грикар Дж., Сео Дж.-В., Ратгебер ЦБК, Анфодилло Т., Морин Х., Леваник Т., Овен П., Ялканен Р. (2008) Критические температуры для ксилогенеза у хвойных деревьев в холодном климате.Глоб Экол Биогеогр 17:696–707. https://doi.org/10.1111/j.1466-8238.2008.00417.x

    Артикул Google ученый

  • Швааб Дж., Бавай М., Давин Э., Хагедорн Ф., Хюслер Ф., Ленинг М., Шнеебели М., Тюриг Э., Беби П. (2015) Накопление углерода в сравнении с изменением альбедо: радиационное воздействие на расширение лесов в умеренных горных районах Швейцарии . Биогеонауки 12: 467–487. https://doi.org/10.5194/bg-12-467-2015

    Артикул Google ученый

  • Шиятов С.Г. (1967) Климатические колебания и возрастная структура древостоев в лиственничных редколесьях Полярного Урала, в тундровой растительности и пути ее использования.Наука, Ленинград, стр. 271–278 (на русском языке)

  • Шиятов С.Г. (1986) Дендрохронология верхней границы лесов Урала. Наука, Москва (на русском языке)

    Google ученый

  • Шиятов С.Г., Мазепа В.С. (2015) Современная экспансия лиственницы сибирской в ​​горные тундры Полярного Урала. Расс Дж. Экол 46: 495–502. https://doi.org/10.1134/S1067413615060168

    Артикул Google ученый

  • Шиятов С.Г., Терентьев М.М., Фомин В.В. (2005) Пространственно-временная динамика лесотундровых сообществ Полярного Урала.Расс Дж. Экол 36: 69–75. https://doi.org/10.1007/s11184-005-0051-9

  • Шиятов С.Г., Терентьев М.М., Фомин В.В., Циммерманн Н.Е. (2007) Высотные и горизонтальные сдвиги верхних границ редколесий и сомкнутых лесов Полярного Урала в ХХ веке. Расс Дж. Экол 38: 223–227. https://doi.org/10.1134/S1067413607040017

    Артикул Google ученый

  • Спид Дж.Д.М., Мартинсен В., Хестер А.Дж., Холанд О., Малдер Дж., Мистеруд А., Аустрхейм Г. (2015) Непрерывное и прерывистое изменение запасов углерода в экосистеме в зависимости от высоты по линии экотона.Биогеонауки 12: 1615–1627. https://doi.org/10.5194/bg-12-1615-2015

    Артикул Google ученый

  • Суарес Ф., Бинкли Д., Кей М.В., Стоттлмайер Р. (1999) Расширение лесонасаждений в тундру в Национальном заповеднике Ноатак, Северо-Западная Аляска. Эконаука 6: 465–470. https://doi.org/10.1080/11956860.1999.11682538

    Артикул Google ученый

  • Taylor AH (1995) Расширение лесов и изменение климата в зоне горного болиголова ( Tsuga mertensiana ), вулканический национальный парк Лассен, Калифорния, США.С.а. Аркт Альп Рез 27:207–216. https://doi.org/10.2307/1551951

    Артикул Google ученый

  • Ваганов Э.А., Шиятов С.Г., Мазепа В.С. (1996) Дендроклиматические исследования в Урало-Сибирской субарктике. Наука, Новосибирск (на русском языке)

    Google ученый

  • Walther GR, Post E, Convey P, Menzel A, Parmesan C, Beebee TJC, Fromentin JM, Hoegh-Guldberg O, Bairlein F (2002) Экологические реакции на недавнее изменение климата.Природа 416: 389–395. https://doi.org/10.1038/416389a

    Артикул пабмед КАС Google ученый

  • Уордл П., Коулман М.К. (1992) Доказательства повышения верхней границы четырех местных новозеландских лесных деревьев. New Zeal J Bot 30: 303–314. https://doi.org/10.1080/0028825X.1992.10412909

    Артикул Google ученый

  • Weisberg PJ, Baker WL (1995) Пространственные вариации регенерации деревьев в экотоне лесотундры, Национальный парк Роки-Маунтин, Колорадо.Can J For Res 25: 1326–1339. https://doi.org/10.1139/x95-145

    Артикул Google ученый

  • Вудворд Ф.И., Ломас М.Р., Келли К.К. (2004) Глобальный климат и распространение растительных биомов. Филос Т Рой Сок Б 359: 1465–1476. https://doi.org/10.1098/rstb.2004.1525

    Артикул КАС Google ученый

  • Xu K, Wang X, Liang P, Wu Y, An H, Sun H, Wu P, Wu X, Li Q, Guo X, Wen X, Han W, Liu C, Fan D (2019) Новый метод отбора годичных колец для точной оценки продуктивности леса и ее временных колебаний в естественных лесах.Forest Ecol Manag 433:217–227. https://doi.org/10.1016/J.FORECO.2018.10.066

    Артикул Google ученый

  • Яцков М., Гармон М.Е., Кранкина О.Н. (2003) Хронопоследовательность разложения древесины в бореальных лесах России. Can J For Res 33: 1211–1226. https://doi.org/10.1139/x03-033

    Артикул Google ученый

  • Золкос С.Г., Гетц С.Дж., Дубая Р. (2013) Метаанализ оценки наземной надземной биомассы с использованием лидарного дистанционного зондирования.Remote Sens Environ 128: 289–298. https://doi.org/10.1016/J.RSE.2012.10.017

    Артикул Google ученый

  • Изменение климата и температуры в России

    Средние дневные и ночные температуры

    Все климатические диаграммы на этой странице составлены на основе данных, собранных 232 метеостанциями.
    Метеостанции на высоте более 1070м не включены.
    Все данные соответствуют среднемесячным значениям за последние 20 лет.

    Вернуться к обзору: Россия

    Климатические зоны России

    Северная часть страны, включая Мурманск и Сибирь, лежит в холодной полярной зоне Северного Ледовитого океана. Южнее большая часть страны находится в зоне умеренного климата, а самые южные районы у Черного моря относятся к субтропикам. Далеко на востоке, вблизи Японии, климат муссонный. Таким образом, Россия, занимающая площадь более 17 миллионов км², не имеет однородного климата.

    Температура в вытянутой стране подвержена резким колебаниям.В то время как в Восточной Сибири ночью может быть холодно до -60°C, в степных районах центральной страны температура часто достигает 35°C и выше. Осадков обычно меньше. На большей части территории России ветры очень сухие, а влажность также снижается по мере того, как погода становится холоднее.

    Почему в России так холодно

    Большинство городов России расположены к западу от Уральских гор и за Полярным кругом в более умеренном климате. Здесь проживает более 80% населения страны.Хотя летом бывает до 27 градусов по Цельсию, даже в Москве зимы суровые. Тот факт, что даже в этом регионе сравнительно холодно, объясняется топографией страны. На северных побережьях нет гор, поэтому арктические ветры могут проникать вглубь. Урал проходит почти по оси север-юг между 62-м и 66-м градусами долготы и не обеспечивает защиты от холодных воздушных масс Арктики. Даже в регионах дальше на восток и юг, около Иркутска, недалеко от Монголии, все еще сохраняется субарктический климат с температурами до -30 градусов в зимние месяцы.При этом город лежит на 52-м градусе долготы на той же высоте, что и Центральная Европа.

    Якутск: самый холодный город в мире

    Самый холодный город в мире — Якутск в Дальневосточной Республике Саха, примерно в 4900 км от Москвы. В то время как летом все же может быть до 30 градусов тепла, зимой температуры регулярно падают до значений ниже -45 градусов. В таких погодных условиях ни одна машина не заведется и даже подача питьевой воды проблематична.Зима здесь длится в среднем 8 месяцев.

    › Продолжительность светового дня и солнечного сияния в России

    Рекорды температуры за последние 202 года

    Самая высокая температура, измеренная с 18:20 по январь 2022 года, зарегистрирована Яшкульской метеостанцией. В июле 2010 года здесь была зарегистрирована рекордная температура 44,0 °C. Самое жаркое лето с июля по сентябрь по данным всех 306 метеостанций России ниже 1070 м над уровнем моря было зафиксировано в 1938 г. со средней температурой 20,0 °С.Эта средняя температура обычно измеряется каждые 4–6 часов, включая и ночи. В норме это значение составляет 12,7 градусов по Цельсию.

    Самый холодный день за эти 202 года сообщила метеостанция Оймякон. Здесь в феврале 2002 года температура упала до -68,7 °C. Оймякон лежит на высоте 740 метров над уровнем моря. Самая холодная зима (с января по март) была в 1969 г. со средней температурой -22,6 °С. В России при -16 обычно бывает около 6,0 градусов больше.6 ° C в течение этого трехмесячного периода.

    Наибольшее количество осадков выпало в ноябре 1995 года. Петропавловск-Камчатский метеостанция зафиксировала самый высокий среднемесячный показатель за последние 202 года — 19,7 мм в сутки. Кстати, район с наибольшим количеством осадков за весь год находится вокруг Красной Поляны. Самый засушливый район находится у острова Четырехстолбовой.

    Долгосрочная динамика температур с 1975 по 2021 гг.

    В отличие от единичных рекордных значений, долгосрочная динамика не может быть просто достигнута всеми метеостанциями страны.И количество, и расположение постоянно меняются. Просто рассчитанное среднее значение дало бы фальсифицированный результат. Если в течение одного года добавить несколько измерительных станций в особенно холодных горных или прибрежных районах, то среднее значение уже будет уменьшаться в результате одного этого. Если станция выходит из строя в летние или зимние месяцы, она не предоставляет никаких значений и снова искажает среднее значение. Поэтому последующая долгосрочная разработка была сокращена до 3 точек измерения, чтобы иметь фактически сопоставимые данные за как можно более длительный период.

    В период с 1975 по 2021 год на всю страну было всего 3 метеостанции, которые передавали непрерывные значения температуры (Южно-Сахалинск, Якутск, Архангельск). На основе этих прогнозов погоды мы создали долгосрочную разработку, показывающую среднемесячные температуры. Самым жарким месяцем за весь этот период был июль 2011 г. с температурой 19,6 °C. Январь 1985 года был самым холодным месяцем со средней температурой -28,6 °С.

    Среднегодовая температура составляла около -2,4 °C в годы после 1975 г. и около -0.3 ° C в последние годы до 2021 года. Таким образом, менее чем за 47 лет она увеличилась примерно на 2,1 ° C. Эта тенденция касается только выбранных 3-х метеостанций в России. Значительно более полная оценка глобального потепления была предоставлена ​​отдельно.

    База данных и методология

    Данные отдельных измерительных станций основаны на архивах Немецкой метеорологической службы, индивидуальные значения усреднены и дополнены собственными элементами.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.