Разное

Тарифы мореон: Тарифы и цены в Аквапарк, Термы и СПА в Москве

Скидка до -40% для многодетных семей!

X
JSC ET&S Personal Data Policy.

Legal and business address of JSC ET&S: 16 Golubinskaya Street, Moscow, 117574, Russia

Purpose and scope of the document

  1. JSC ET&S (hereinafter – Company) Personal Data Policy (hereinafter – Policy) defines the position and intentions of the Company with regard to the processing and protection of personal data with the purpose of protecting freedoms and rights of each individual, in particular, the right to privacy, the right to family privacy, the right to a good name and reputation.
  2. The Policy shall be followed strictly and rigorously by all executives and employees of all divisions of JSC ET&S.
  3. The Policy applies to all personal data of subjects processed by the Company with and without the use of computerized equipment.
  4. Any subject shall have access to this Policy.
  1. Definitions
    1. Personal data is any information that can directly or indirectly refer to an identifiable individual (citizen). Specifically, such data can include, without limitation: full name; year, month, and day of birth; address; information about social or wealth status, educational background, employment history, income, health, and other information.
    2. Processing of personal data is any action (activity) or a set of actions (activities) applied to personal data involving the use of computer equipment or without it. Such actions (activities) include: collecting, obtaining, recording, systematizing, accumulating, storing, specifying (updating, changing), extracting, using, transferring (distributing, presenting, giving access to), redacting, blocking, deleting, and destroying personal data.
  2. JSC ET&S processes personal data of the following subjects:
  • employees of JSC ET&S;
  • subjects that have signed legally binding contracts with the Company;
  • candidates for job openings at JSC ET&S;
  • customers of JSC ET&S;
  • registered users of the JSC ET&S website;
  • representatives of legal entities;
  • suppliers (individual entrepreneurs).
  • Terms and Conditions of Processing of Personal Data
    1. JSC ET&S takes security of personal data to mean protection from illegal or random access, destroying, changing, blocking, copying, presenting, distributing this personal data and other illegal actions in relation to the personal data, and shall take all necessary legal, organizational, and technical steps to ensure the protection of personal data.
    2. JSC ET&S processes and protects personal data in accordance with the requirements of the Constitution of the Russian Federation, Federal Law No. 152-FZ «On Personal Data,» subordinate acts, other federal laws of the Russian Federation determining cases and terms of processing personal data, directives and guidelines of FSTEC and FSB.
    3. JSC ET&S follows these principles in the processing of personal data:
    • legality and justice;
    • restriction of processing personal data for concrete, legal purposes set in advance;
    • prohibition of processing personal data that does not comply with the purposes of collecting personal data;
    • prohibition of merging databases that contain personal data, that can be processed for inadequate purposes;
    • processing personal data that meets its purposes;
    • meeting the content.
  • The Company shall process personal data only if at least one of the following conditions is met:
    • the subject of personal data has agreed to his or her personal data being processed;
    • the processing of personal data is necessary to achieve the goals as provided by the law, to perform the functions, powers, and liabilities imposed on the operator by the legislation of the Russian Federation.
    • the processing of personal data is necessary to satisfy an agreement if one of its parties, beneficiaries, or bondsmen is the subject of personal data, or to conclude an agreement initiated by the subject of personal data or an agreement that would make the subject of personal data its beneficiary or bondsman;
    • the processing of personal data is necessary to protect the rights and legal interests of the Company or third parties or to achieve socially important goals granted that the rights of the subject of personal data will not be infringed;
    • the subject of personal data has granted access to his or her personal data to an unlimited range of individuals or the processing is performed at his or her request;
    • the personal data processed is subject to being publicly disclosed in accordance with the federal law.
  • JSC ET&S reserves the right to authorize a third party to process the personal data on the grounds of a signed contract. The parties that JSC ET&S entrusted with the processing of personal data shall follow the rules and principles of protecting personal data as provided by Federal Law No. 152-FZ «On Personal Data.» For each party, there shall be a list of actions (activities) with personal data that shall be performed by the legal entity entrusted with the processing of personal data, as well as of purposes of the processing; such party shall be legally bound to guarantee the protection of personal data in processing, and there will be a list of requirements for protection of the processed personal data.
  • JSC ET&S reserves the right to hand over personal data in the cases determined by the legislation of the Russian Federation.
  • For information purposes, the Company has the right to create public sources of personal data of its employees, including manuals and address books. With the consent of the employee, the Company can include his or her first name, last name, patronymic, date and place of birth, job title, contact numbers, and email in such publicly available datasets. All the information about the employee shall be removed from a publicly available dataset at any moment at the employee’s demand or by a ruling of a court or any other authorized government agency.
  • The Company shall destroy or redact personal data once the processing has achieved its purpose or if there is no more need to pursue that purpose.
  • Rights of the Subject of Personal Data
    • The citizen whose personal data is processed by JSC ET&S has the right to:
    • receive the following information from JSC ET&S:
    • confirmation of the processing of personal data by JSC ET&S;
    • legal grounds and purposes of the processing of personal data;
    • information about methods that JSC ET&S uses to process personal data;
    • the name and address of JSC ET&S;
    • information about entities with access to personal data or to whom personal data can be disclosed pursuant to the agreement with JSC ET&S or the federal law;
    • the list of processed personal data related to the citizen who has sent the request and their source, if a different order of presenting such information is not provided by the federal law;
    • information about the time of processing of personal information, including the storage period;
    • the procedure for exercising rights of the citizen as provided by Federal Law No. 152-FZ «On Personal Data»;
    • information about an actual or suggested cross-border handover of personal information;
    • the name and address of the entity entrusted by JSC ET&S with the processing of personal data;
    • other information as provided by Federal Law No. 152-FZ «On Personal Data» or other federal laws;
    • demand that their personal data be updated, blocked, or destroyed if the personal data is incomplete, outdated, inaccurate, obtained illegally, or is not required to achieve the declared purpose of processing;
    • call off his or her consent to the processing of personal data;
    • demand that JSC ET&S prevent any improper actions in relation to his or her personal data;
    • file a complaint against JSC ET&S for their actions or inaction to the Federal Service for Supervision in the Sphere of Telecom, Information Technologies and Mass Communications (Roskomnadzor) or to the court if the citizen believes that JSC ET&S processes his or her personal data in violation of Federal Law No. 152-FZ «On Personal Data» or infringes his or her rights in any other way;
    • protect his or her rights and legal interests, including to compensate losses and/or non-economic damage by a court ruling.
  • Liabilities
  • In case of the violation of this Policy, JSC ET&S shall incur liability in accordance with the current legislation of the Russian Federation.

    PLEASE NOTE!

    For more information about the processing of personal data, reach out to us personally at JSC ET&S or send an official request via Russian Mail at: 16 Golubinskaya Street, PO box 9, Moscow, 117574, Russia

    In case of an official request, please include the following in the body of your request:

    • full name;
    • number of the identification document of the subject of personal data or his or her representative, date of issue and the issuing agency details;
    • confirmation of your relation to JSC ET&S or any confirmation of the fact that JSC ET&S processes your personal data;
    • signature of the citizen (or his or her legal representative). If the request is sent electronically, it must be in the form of an electronic document signed with an electronic signature in accordance with the legislation of the Russian Federation.
    • You can find the latest version of JSC ET&S Personal Data Policy at www.more-on.ru.

      Information about requirements for the protection of personal data implemented by JSC ET&S. JSC ET&S takes all the required legal, organizational, and technical measures to protect personal data from illegal or random access, destroying, changing, blocking, copying, presenting, distributing this personal data and other illegal actions in relation to the personal data.

      In accordance with Federal Law No. 152-FZ «On Personal Data» such measures include:

      • identifying threats to the security of personal data when processing it in electronic systems;
      • taking organizational and technical measures to ensure the security of personal data when processing it in electronic personal data systems necessary to meet the requirements for the protection of personal data, according to the levels of protected personal data established by the Government of the Russian Federation.
      • taking measures of protecting data that have been deemed fit through the established evaluation procedure;
      • evaluating the efficiency of the personal data protection measures before putting an information system of personal data into operation;
      • identifying instances of illegal access to personal data and taking corresponding measures;
      • restoring personal data that has been modified or destroyed as a result of unauthorized access;
      • establishing rules of access to personal data processed in an electronic personal data system as well as recording all actions applied to personal data in an electronic personal data system;
      • overseeing the measures taken to protect personal data and the protection level of electronic personal data systems;
      • recording all carriers of personal data;
      • establishing an access control procedure at the Company;
      • locating equipment for the processing of personal data on secured and guarded premises;
      • maintaining security equipment and alarms;
      • monitoring user actions, investigating violations of the personal data protection requirements

      In order to coordinate efforts to protect personal data, JSC ET&S appointed individuals in charge of the protection of personal data.

      Download Privacy Policy of JSC ET&S

    Стоимость поездки такси Uber из 5-я Кожуховская улица до Мореон

    • Цена uberX: RUB399-517 (время подачи такси ~9 мин)  

    • Цена uberKIDS: RUB499-617 (время подачи такси ~24 мин)  

    • Цена uberSELECT: RUB654-830 (время подачи такси ~6 мин)  

    • Цена UberBlack: RUB1,046-1,320 (время подачи такси ~6 мин)  

    uberX может подъехать через ~9 мин.

    Расстояние между 5-я Кожуховская улица и Мореон составляет приблиз. 18.97 км, время поездки — 27 мин.

    Стоимость поездки такси между 5-я Кожуховская улица и Мореон была обновлена 1648 дней назад.
    Обновить стоимость поездки, чтобы узнать в реальном времени тариф поездки Uber Москва.

    Как Вы оцените работу Uber Москва?

    ☆ ★ ★ ★ ★

    Знаете ли Вы, что с нами можно рассчитать все тарифы поездок Uber такси Москва? Проверьте доступность Uber автомобилей: следующая дешевая поездка из Москва ждет Вас!

    * Цена поездки такси Uber по адресу: 5-я Кожуховская ул., Москва, Россия может меняться в зависимости от погоды и дорожных условий. Указанные цены не учитывают скидки и промокоды.

    Скидки, Аквапарк «МОРЕОН», купоны от Biglion в Москве


    Спецпредложение для пользователей Biglion от крупнейшего аквапарка Москвы «МОРЕОН»

    Каждому хочется иногда вырваться из привычного круга забот и, отложив дела, улететь в райский уголок, где морские волны так приятно лижут пятки, а жаркое солнце оставляет на плечах бронзовый загар. И если сесть в самолет вам могут помешать обстоятельства, приезжайте в «Мореон» — крупнейший столичный аквапарк и самый большой в Восточной Европе Многофункциональный комплекс семейного отдыха, где для гостей воссоздана неповторимая атмосфера морского курорта.

    Здесь царит вечное лето с сочной зеленью пальм и удивительных тропических растений. При этом огромные панорамные окна позволяют гостям любоваться березовым лесом, в окружении которого расположился остров мечты — «Мореон».

    Невозможно представить аквапарк без знаменитых водных горок самых невероятных форм и конструкций. Идеальные развлечения найдут для себя любители адреналина и те, кто предпочитает острым ощущениям спокойные удовольствия. Особой гордостью парка являются горки, располагающиеся на открытом воздухе!

    Мечтаете о райском блаженстве и полном расслаблении? Специально для вас создан релакс-комплекс, состоящий из тихой «Лагуны», волшебного «Грота», джакузи, бань и парных. Обновление и полная перезагрузка вам гарантированы!

    Было бы странно представить аквапарк без довольных детских лиц. Малышей всех возрастов здесь искренне любят и оберегают. Специально для них построен целый пиратский городок, в котором на каждом шагу ждут невероятные приключения. Не беспокойтесь о безопасности детей, за нее отвечает команда профессиональных инструкторов, готовых поддержать ребят в любых развлечениях, а их тут немало! Трапы, мачты, горки, бассейны и даже уникальный водный орган для маленьких музыкантов!

    Находясь в тропической сказке, вы непременно захотите найти приятно шелестящее море. Оно ждет вас в большом волновом бассейне, где так приятно помечтать о будущих путешествиях. Качайтесь, плавайте, прыгайте — всё в «Мореоне» создано только для вашего удовольствия!

    Если после головокружительных спусков или приятного расслабления в бурлящих водах джакузи вам захочется освежиться или перекусить, к вашим услугам уютные бары. Они расположены на каждом уровне, так что вы без труда найдете место, где вас угостят коктейлями и аппетитными закусками.

    Поверьте, только однажды перешагнув порог аквапарка «Мореон», вы уже никогда не сможете воспринимать менее качественный сервис. Но это и не нужно, ведь вы и ваши близкие достойны только самого лучшего!

    Тарифы Интернет

    Быстрый и надежный интернет

    Наш интернет очень быстрый и очень доступный, поэтому наши пользователи не ограничивают себя в путешествии по цифровой реальности. А наше телевидение не требует дополнительных пультов и приставок. И, конечно же, все наши тарифные планы, которые мы предлагаем частным лицам, безлимитные. Заявку на подключение можно оставить на нашем сайте, пройдя по этой ссылке, или по телефону 4-290-290.

    перед подачей заявки на подключении ознакомьтесь со списком подключенных домов 

    Хит

    • Скорость до 60 Мб/с
    • Подключение бесплатно

    Оптимальный

    • Скорость до 80 Мб/с
    • Подключение бесплатно

    Максимальный

    • Скорость до 100 Мб/с
    • Подключение бесплатно

    Выгодные пакетные предложения

    Заявку на подключение можно оставить на нашем сайте, пройдя по этой ссылке, или по телефону 4-290-290.


     

     

    Хит+ТВ

    • Скорость до 60 Мб/с
    • Подключение бесплатно
    • пакет из 100 телеканалов (любое количество телевизоров, приставка не требуется)

    Оптимальный +ТВ
    • Скорость до 80 Мб/с
    • Подключение бесплатно
    • пакет из 100 телеканалов (любое количество телевизоров, приставка не требуется)

    Максимальный+ТВ
    • Скорость до 100 Мб/с
    • Подключение бесплатно
    • пакет из 100 телеканалов (любое количество телевизоров, приставка не требуется)

     

    Кабельное ТВ

    Телеком Услуги надежный оператор кабельного телевидения в Орехово-Зуево и Орехово-Зуевском районе. Мы предлагаем Вам совместить удобство аналогового подключения и широкие возможности цифрового телевидения. Наши цены по-настоящему доступны, а предлагаемые телеканалы интересны и разнообразны. Вы легко сможете подключить сразу все телевизоры в доме без приставок и лишних проводов. Мы не гонимся за количеством каналов в пакетах — нам важнее их качество, и поэтому мы можем предложить их Вам по столь привлекательным ценам!

    Заявку на подключение можно оставить на нашем сайте, пройдя по этой ссылке, или по телефону 4-290-290.

    Расширенный

    • более 100 каналов
    • Подключение бесплатно
    • Цифровых каналов 100
    • Аналоговых каналов 40
    • Приставка не требуется

     

    Правда о тарифах | Совет по международным отношениям

    Изменение климата

    Академический вебинар: Глобальная климатическая политика

    Джоди Фриман, профессор права имени Арчибальда Кокса и директор Программы экологического и энергетического права Гарвардского университета, ведет беседу о глобальной климатической политике.ФАСКИАНОС: Добро пожаловать на сегодняшнюю сессию серии академических вебинаров CFR Зима/Весна 2022 года. Я Ирина Фаскианос, вице-президент по национальной программе и связям с общественностью CFR. Сегодняшняя дискуссия записывается, а видео и стенограмма будут доступны на нашем веб-сайте CFR.org/academic. Как всегда, CFR не занимает никаких институциональных позиций по вопросам политики. Мы рады, что Джоди Фриман с нами, чтобы поговорить о глобальной климатической политике. Профессор Фриман является профессором права Арчибальда Кокса, директором-основателем Программы экологического и энергетического права и ведущим специалистом в области административного и экологического права в Гарвардском университете.С 2009 по 2010 год профессор Фримен работал советником по энергетике и изменению климата в администрации Обамы. Она является членом Американского колледжа юристов-экологов, членом Американской академии искусств и наук, а также членом CFR. Она также является независимым директором в совете директоров ConocoPhillips, производителя нефти и газа. Профессор Фриман был признан вторым наиболее цитируемым ученым в области публичного права в стране и много писал об изменении климата, регулировании окружающей среды и исполнительной власти.Итак, профессор Фримен, большое спасибо за то, что были с нами сегодня. Мы только что увидели выпуск Шестого оценочного доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата, МГЭИК, который весьма пессимистичен в отношении взглядов на будущее. Не могли бы вы немного рассказать об этом отчете и связать его с тем, что мы увидим, как это повлияет на климатическую политику, и что нам нужно сделать, чтобы действительно исправить то, что происходит в мире? ФРИМЭН: Что ж, большое спасибо, что пригласили меня.Этот разговор не может быть более важным или интересным моментом, и в основном я с нетерпением жду, когда вы, студенты, зададите несколько вопросов, а мы пообщаемся друг с другом. Итак, Ирина, я буду настолько краток, насколько смогу, пытаясь по-настоящему обобщить то, что происходит сейчас, чтобы подготовить почву для обсуждения, которое, я надеюсь, у нас будет. Во-первых, как вы отметили, МГЭИК, которая, конечно же, является организацией, созданной ООН, которая с 1988 года выпускает периодические оценки науки об изменении климата и их основанные на консенсусе оценки, написанные примерно шестью-двумя сотнями ученых из примерно шестидесяти странах, чтобы дать вам представление об авторитетности опубликованных ими документов.Эта оценка была довольно мрачной, и на самом деле — я могу зачитать вам пару основных выводов, но основная идея заключается в том, что изменение климата ускоряется. Он уже сеет хаос и наносит значительный ущерб здоровью человека, окружающей среде и экосистемам. Он уже вызывает и будет вызывать все более разрушительные лесные пожары, исторические засухи, оползни, наводнения и более сильные ураганы. Длинный список того, что вы все наблюдаете по всему миру — вспомните пожары в Австралии, пожары в Калифорнии, историческое наводнение, которое мы видели здесь, в Соединенных Штатах.В отчете в основном говорится, что ситуация ухудшится, если мы продолжим без значительного сокращения выбросов парниковых газов в ближайшее время, начнем немедленно и сократим их довольно резко. Здесь много выводов о необходимости ускорить темпы наших усилий, о необходимости для правительств мира сделать больше, чем они обязались сделать по Парижскому соглашению, о котором мы можем говорить, которое является международным соглашением по климату. которые взяло на себя обязательство подавляющее большинство стран мира.И США подтвердили свою приверженность Парижскому соглашению при администрации Байдена, заявив, что к 2030 году они добьются сокращения выбросов здесь, в Соединенных Штатах, на 50–52 процента ниже уровня 2005 года. Таким образом, недавно на состоявшейся в прошлом году в Глазго, Шотландия, Конференции сторон было очень существенное повышение приверженности США. Это соглашение является действующим международным соглашением, но в этом отчете говорится, что этого недостаточно. Даже если страны мира выполнят свои обещания — а это открытый вопрос — в отчете, по сути, говорится, что нам нужно делать больше, и поэтому существует консенсус в отношении науки.Я не думаю, что на данный момент могут быть разумные разногласия по поводу науки об изменении климата. Имеются убедительные доказательства того, что это уже происходит, уже меняет мир — модели, которые мы видели, опять же, в погодных условиях, штормах, наводнениях, засухах, волнах жары, и это уже угрожает сообществам. Теперь вопрос заключается в том, как сократить этот разрыв между тем, что говорится в отчете — о том, что происходит в отчете МГЭИК, и рисками, о которых нас предупреждает отчет, — как нам сократить разрыв между этим и тем, что правительства мира договорились делать по парижскому соглашению? И я хочу отметить только два других контекстуальных события, которые делают эту проблему еще более сложной.Во-первых, я думаю, что вы все очень хорошо осознаете сейчас, когда все мы думаем о ежедневной войне, о войне на Украине и о том, что она карабкается в геополитике энергетики. Россия, как один из трех крупнейших поставщиков нефти и газа в мире, производит около 40 процентов природного газа в Европе, и теперь есть санкции, которые США ввели, и другие страны объявили о постепенном введении против российской нефти. и поставки газа. Цена на газ, как вы все могли заметить, в Соединенных Штатах заоблачно высока.Это не только из-за войны на Украине, но это не помогло. И внимание переключилось на то, что означает эта война не только из-за разрушительных человеческих последствий, но также и из-за того, что она делает с — как выразить это — с отношениями сил между странами мира, которые привязаны к нефти и газу, и как это смещение относительной мощи нефтедобывающих стран по отношению друг к другу. Этот разговор о том, как мы будем добывать достаточно нефти и газа для удовлетворения потребностей Европы в отсутствие или при наличии санкций против России, откуда мы возьмем дополнительные поставки? В некотором смысле этот разговор о краткосрочной потребности в том, что, по общему признанию, является ископаемой энергией, отодвинулся на второй план, временно вышел из основных рамок обсуждения климатической политики.И озабоченность среди сообществ, учреждений, организаций, людей, которых глубоко заботит изменение климата в данный момент, заключается в том, что переход на сторону обсуждения климата — это неправильное направление, бесполезное событие. И особенно в Соединенных Штатах, где мы сейчас смотрим на динамику в Конгрессе, чтобы увидеть, будут ли крупные инвестиции в климат частью законодательного пакета, который продвигает администрация Байдена — пакета «Восстановить лучше, чем было», — поскольку обсуждение сосредоточено на Украине. , краткосрочная потребность в нефти и газе, кто будет производить и удовлетворять дополнительный спрос, этот разговор, беспокоит то, что он не способствует продвижению климатической политики в Соединенных Штатах.И, как вы все знаете, законопроект «Восстановить лучше, чем было», по сути, был отложен, и продолжаются дискуссии о том, какие его части могут быть приняты. По прошествии времени, когда мы приближаемся к промежуточным выборам в Соединенных Штатах, которые должны состояться очень скоро осенью, возникает вопрос, поступит ли что-либо существенное с точки зрения дополнительных инвестиций в климат и климатической политики от Конгресса Соединенных Штатов? Или они в основном закончили с частями, которые они включили в большой законопроект об инфраструктуре, который, как вы знаете, был принят прошлой осенью? Двухпартийный законопроект об инфраструктуре содержал значительные инвестиции в такие вещи, как инфраструктура электромобилей, инвестиции в сети и другие вещи, которые полезны для нашей климатической политики.Но, как вы все знаете, этого далеко не достаточно, и в Закон об инфраструктуре не вошло ничего регулирующего, и, чтобы внести ясность, в законопроекте, принятом Конгрессом в ноябре, не было ничего, что действовало бы, то есть прошло через процесс, называемый бюджетом. примирение. Это действительно было принято как бюджетный механизм. Ничто там не регулирует выбросы парниковых газов в промышленности, и это потому, что регулирование не может быть включено в бюджетный законопроект. И это означает, что в Соединенных Штатах сейчас перед нами стоит задача ввести в действие политику, необходимую для выполнения наших обязательств перед Парижем, и основным средством, оставшимся прямо сейчас, если Конгресс останется довольно бездействующим, является использование существующего закона, такого как Закон о чистом воздухе, согласно которому Обама — послушайте меня, администрация Обамы.Я вспоминаю свое время при Обаме: администрация Байдена может использовать существующий закон, чтобы регулировать сектор за сектором выбросы парниковых газов, поступающие из энергетического сектора, из транспортного сектора, из нефтегазового сектора. . Именно этим сейчас занимается администрация Байдена. Они издают правила через такие агентства, как EPA, чтобы попытаться сократить выбросы парниковых газов в экономике на секторальной и поэтапной основе. И все это означает, что на Украине бушует война, которая переориентирует внимание на потребность в краткосрочных ископаемых видах топлива, в то время как в долгосрочной перспективе идет дискуссия о том, как отучить мир от ископаемой энергии, и эта динамика очень сложная, сложная динамика, в которой можно вести оба этих разговора одновременно.Единственное, что я хотел бы упомянуть, прежде чем перейти к вашим вопросам, кроме того, это то, что есть немалая ирония в том факте, что этот отчет, который цитировала Ирина, новая часть научной оценки МГЭИК, была выпущена по существу за день до Верховный суд Соединенных Штатов выслушал аргументы в действительно важном деле о климате, в котором на карту поставлено Агентство по охране окружающей среды — полномочия Агентства по охране окружающей среды устанавливать далеко идущие стандарты для сокращения наших выбросов в энергетическом секторе.И судя по всему, Верховный суд готов ограничить способность Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты, которые действительно привели бы к довольно прогрессивным изменениям, довольно агрессивным, амбициозным изменениям — более быстрым и глубоким сокращениям в электроэнергетическом секторе. Похоже, что суд вполне может ограничить агентство, и я могу рассказать об этом больше для тех, кто является знатоком закона и хочет знать больше. Но тот факт, что этот аргумент был услышан на следующий день после этого доклада как своего рода противопоставление этих двух вещей, был весьма поразителен.Итак, позвольте мне оставить это здесь с такими общими наблюдениями о том, что происходит, и обратиться ко всем вам и посмотреть, сможем ли мы глубже погрузиться в некоторые из этих динамик. FASKIANOS: Большое спасибо за этот обзор. Вы все можете либо поднять руку, чтобы задать свой вопрос, либо написать его в поле вопросов и ответов. Итак, я собираюсь сначала пойти к Бабаку Салимитари. Вопрос: У меня был вопрос относительно Парижского соглашения по климату. Это не имеющее обязательной силы соглашение, в котором кажется, что Соединенные Штаты — единственная страна, которая делает все возможное, чтобы ограничить выбросы, загрязнение и тому подобное, но мы также страдаем больше всего.У вас, как в Германии, строятся угольные электростанции. Китай и Индия — крайне грязные, поганые страны, прямо скажем. Они признают, что разрушают экологические объекты не только в своей стране, но и во всем мире. Но мы платим шесть баксов за бензин. Нефть стоит как сто долларов за баррель. ФРИМЭН: Да. Q: Вещи становятся очень дорогими и очень раздражающими. Так какой смысл в этом соглашении, если мы не получаем от него никакой выгоды? ФРИМЭН: Да, я слышу вопрос и… но позвольте мне добавить здесь немного точки зрения.Во-первых, больше всего страдают не мы. Потепление имеет действительно серьезные последствия для стран по всему миру, которые уже затапливаются из-за того, что их низменные прибрежные популяции находятся под угрозой. И они гораздо более уязвимы, потому что мы можем позволить себе меры по адаптации, мы можем позволить себе реагировать на стихийные бедствия и мы можем позволить себе инвестировать в устойчивость или адаптацию, в то время как многие части развивающегося мира не могут. Они будут затоплены. Будут массовые миграции.Будут наводнения, аномальная жара и ужасные страдания, и некоторые из этих эффектов уже происходят по всему миру. Поэтому я просто добавляю эту точку зрения, потому что я не уверен, что это правильно, что мы единственные или те, кто страдает больше всего в настоящее время или что мы будем в будущем. На самом деле мы в Соединенных Штатах находимся в довольно выгодном положении, даже если некоторые из худших рисков, которые мы ожидаем, постигнут нас. Мы просто богатая страна по сравнению с остальным миром. Я бы также просто прокомментировал, что цены на бензин здесь заоблачные, и я понимаю, что это, как вы говорите, раздражает и довольно сложно для людей, которые, знаете ли, должны покупать бензин, чтобы добраться до работы, или должны покупать бензин, чтобы работать. передвигаться, у них нет выбора.Но я скажу, что во многих частях мира цены на газ намного выше, и они намного выше в таких местах, как Европа, Канада и другие места, потому что правительства решили отражать в цене бензина больше вреда, причиняемого сжиганием топлива. топливо. Другими словами, они интернализуют затраты, которые в противном случае приходится нести людям, с точки зрения последствий для здоровья от сжигания газа, последствий для климата и так далее. Так что я просто говорю, что газ может показаться очень дорогим, и я это понимаю, но на самом деле многие страны предпочитают устанавливать высокие цены на газ, чтобы показать населению цену зависимости от этого топлива.Но смысл вашего вопроса, я думаю, в том, какова ценность Парижского соглашения? Это не обязывает, и почему мы так много берем на себя обязательств? И я скажу, что мы не единственная страна, взявшая на себя серьезные обязательства. Страны ЕС взяли на себя значительные обязательства, даже Китай. Для сравнения, обязательство Китая выровнять выбросы к установленному сроку важно. Есть очень важные обещания, которые были сделаны для этого соглашения, и тот факт, что они не имеют обязательной силы, я просто хочу пролить свет на это.Вы можете сказать, что это не имеет значения, потому что никто не может заставить эти страны выполнять свои обязательства, и в этом есть доля правды. Нет крупного международного органа, председательствующего над этим, который стучится в двери мировых правительств, чтобы сказать, вы знаете, вы сказали, что пообещаете сократить свои выбросы на X, и вы даже не приблизились к этому, поэтому мы собираемся наказать вас. Нет такой международной системы принуждения. Но оказывается, что формат Парижского соглашения, заключающийся в том, чтобы дать обещание, а затем периодически каждые пять лет делать то, что называется «подведение итогов», когда страны мира собираются вместе и подводят итоги того, где они находятся. прогресс — есть механизмы, чтобы привлекать друг друга к ответственности, это теория соглашения; и что существуют регулярные встречи сторон, называемые конференциями сторон, которые призваны стать средством для принудительной сверки и раскрытия того, как далеко продвинулись страны.Я соглашусь с вами, что это несовершенная система, но это большое улучшение по сравнению с предыдущими международными климатическими режимами, которые претендовали на обязательную силу. Но, например, Киотский протокол, предшествовавший Парижскому соглашению, связывал только развитые страны мира, то есть богатые страны мира, и развивающийся мир, который быстро обгонял развитой мир по объему выбросов. произведенных — так что подумайте о Китае, подумайте об Индии, Бразилии и так далее — они не были частью соглашения.У них не было никаких обязательств. Так что, пока Киото был обязывающим, он был обязывающим не для всего мира, и даже не для тех, кто вскоре должен был стать крупнейшим эмитентом, включая Китай. Таким образом, Париж является инклюзивным соглашением. Китай в нем. Индия в нем. Бразилия в нем. Каждая страна, на долю которой приходится значительная доля мировых выбросов, принимает на себя обязательства, поэтому ее инклюзивность считается важным достижением. Ваш вопрос по-прежнему важен. Доказательство в пудинге. Приблизятся ли эти страны к выполнению своих обязательств? Но я бы предположил, что нам нужен международный инструмент, чтобы продолжать двигаться вперед.И если США занимают лидирующее положение в этом международном соглашении, это лучше для наших шансов, чем если США нет. Самая сильная позиция — это США и Китай вместе. Когда Парижское соглашение было подписано, Обама и Си объединили усилия и оба поддержали его. Сейчас Китай отступил. Президент Си не явился в Глазго на встречу лично, в то время как Байден — президент Байден. Так что сейчас мы наблюдаем немного другой подход. Это очень длинный ответ, но это потому, что то, как работают эти соглашения — их ценность, почему они лучше или хуже предыдущих — на самом деле довольно сложно.ФАСКИАНОС: Теперь о войне на Украине и о том, как Китай собирается присоединиться к Путину. ФРИМЭН: Да, я имею в виду, это действительно интересно — и я не знаю, есть ли у кого-нибудь из студентов вопросы по этому поводу — но сейчас все спекулятивно. Например, я имею в виду, как это обернется для Китая и его отношений с другими державами мира. Китай находится в очень деликатном положении, и может оказаться, что его союз с Россией, в зависимости от того, как это обернется, оставит его в положении, когда он будет пытаться искать возможности восстановить отношения с остальным миром, и он может Оказывается, климатическая политика — это возможность восстановить себя.И поэтому мы не можем видеть, как это будет развиваться, но ситуация, которая на данный момент выглядит так, как будто Китай объединился с плохим игроком — в данном случае с Россией, — может фактически открыть возможности в будущем для него скорректировать свое поведение и климат. может быть одной из таких возможностей. Исторически сложилось так, что Соединенные Штаты и Китай, даже когда существовали напряженные отношения из-за торговой политики и других вопросов, сотрудничали в вопросах климата. Это стало возможностью, особенно в годы Обамы, когда я был в Белом доме.У нас было много хороших соглашений с Китаем по климатической политике, как на двустороннем, так и на многостороннем уровне. Это был своего рода район — это было светлое пятно отношений. Это может развернуться и вернуться после этого конфликта. ФАСКИАНОС: Письменный вопрос от, давайте посмотрим, Джеки Васкес, которая учится в бакалавриате Университета Льюиса в Иллинойсе: есть ли возможность для всех стран объединиться, чтобы создать глобальное движение по борьбе с изменением климата? Будет ли это иметь значение? ФРИМЭН: Я думаю, что Парижское соглашение должно стать, по крайней мере, инструментом глобального движения по борьбе с изменением климата.Но я думаю, что если вы говорите о политическом движении, то есть о людях, а не о переговорщиках, представляющих правительства, а население и сообщества — я думаю, что мы наблюдаем некоторые из них. Я имею в виду, я думаю, что это поколение, ваше поколение, действительно озвучило реальную потребность в более быстрых действиях по борьбе с изменением климата. И я отдаю должное молодежи. Я говорю это — я чувствую себя на 150 лет, когда говорю это, — но я думаю, что это поколение, по крайней мере, в Соединенных Штатах, приняло форму чего-то, что называется Движением восхода солнца и другими молодежными движениями.Конечно, Грета Тунберг — самый известный молодой человек, который бросает вызов изменению климата, настаивая на том, что старшее поколение вас всех подвело, и я думаю, что в этом что-то есть. Я могу понять ваше разочарование, и я бы чувствовал то же самое, если бы был моложе, что люди, наделенные властью, не предприняли необходимых шагов, когда они должны были предпринять шаги для смягчения глобальной проблемы. И я думаю, что мы наблюдаем движения по всему миру; молодежная акция по всему миру.Проблема заключается в том, чтобы перевести этот политический энтузиазм и политическую энергию в политику, в законы, правила, требования, стимулы, субсидии, инвестиции и стимулы для изменения траектории, чтобы требовать с течением времени — и быстрее, чем — чем многие в отрасли хотят — требовать сокращения быстрее , чтобы перевести его в инвестиции из частного сектора, потому что нам нужны триллионы долларов инвестиций в низкоуглеродные технологии, в инновации. Превратить эту энергию в реальные политические действия — непростая задача.И я думаю, единственное, что я хотел бы сказать всем вам, это то, что вы должны голосовать. Вы должны привести к власти людей, которые поддерживают эту политику, и вы знаете, что голосование молодежи имеет огромное и все более важное значение. Итак, в дополнение к активности, которая имеет решающее значение, вы хотите голосовать на выборах штата, местных и национальных выборах при каждой возможности. ФАСКИАНОС: Ранее вы говорили о том, что дело Верховного суда ограничит попытки EPA регулировать деятельность. Итак, есть вопрос от Натаниэля Лоуэлла из Скидмор-колледжа: не могли бы вы рассказать немного больше об этом решении Верховного суда, что это означает для усилий администрации Байдена по продвижению вперед в рамках акта Конгресса? Вы знаете, а что можно сделать? Поскольку это довольно важно, и, конечно же, это всего лишь издание распоряжений, следующая администрация может просто отменить эти распоряжения — отменить эти распоряжения.ФРИМЭН: Да. Итак, вот что я хотел бы сказать. Прежде всего, я немного спекулирую, когда говорю, что Суд, похоже, готов ограничить полномочия EPA. Я думаю, что большинство наблюдателей думают, что это то, что мы получили в результате устного спора. Вы знаете, мы наблюдали за устным прениями, во время которых представители обеих сторон — в данном случае это было правительство, представленное генеральным солиситором Соединенных Штатов — так правительство представлено в Верховном суде — и претенденты из штата Западная Вирджиния и около семнадцати других штатов, возглавляемых республиканцами, вместе с угольной и горнодобывающей промышленностью с другой стороны, отстаивают это дело перед судьями.И знаете, вы можете послушать эти аргументы, кстати. Вы можете зайти на сайт SupremeCourt.gov и нажать на аудио часть этих устных аргументов. Это увлекательно. Так что я настоятельно рекомендую, и вы можете прочитать стенограммы. И то, что мы услышали в ходе спора, были вопросами судей, которые то и дело перебрасывались, когда адвокаты излагали свои позиции, и, по сути, петиционеров в данном случае, то есть горнодобывающей промышленности, угольной промышленности и штатов, возглавляемых республиканцами. , в том числе в Западной Вирджинии, — в основном говорят, что Агентство по охране окружающей среды перебарщивает.Он слишком расширяет свои полномочия в соответствии с Законом о чистом воздухе, и суды должны узко понимать формулировку Закона о чистом воздухе и ограничивать свои действия. А правительство, администрация Байдена и петиционеры из энергетического сектора — извините, респонденты из энергетического сектора — это юридические термины искусства, но это описывает, кто на какой стороне в деле — сам энергетический сектор, это регулируемая отрасль. по этим стандартам; это угольные и газовые электростанции по всей стране. Владельцы коммунальных предприятий, владеющих этими заводами, будут регулироваться и должны будут сократить выбросы углекислого газа, и все же они на стороне администрации Байдена, потому что хотят сохранить право Агентства по охране окружающей среды устанавливать стандарты. .Они не хотят, чтобы это было бесплатным для всех, в котором их обвиняют в куче различных судебных процессов. Им нужен согласованный, последовательный, реализуемый, реалистичный и экономичный набор стандартов, и они готовы к сокращениям. Они хотят, чтобы это делалось упорядоченно, и они не хотят, чтобы Верховный суд испортил ситуацию, например, настолько ограничив EPA, что агентство не будет принимать во внимание реальность энергетического сектора и то, как это работает и позволяет им усреднить выбросы — сократить средние выбросы по всему автопарку; торговли квотами на выбросы, если это экономически целесообразно.Индустрии нужны все эти гибкие возможности, и они обеспокоены тем, что у суда будет слишком много задач по ограничению полномочий агентства, что сделает правила менее экономически целесообразными для отрасли. Так что я надеюсь, что это было понятное объяснение того, что поставлено на карту и насколько необычно то, что регулируемая отрасль в данном случае находится на стороне правительства, поддерживая идею о том, что EPA имеет право делать это, и последствия дело здесь весьма показательно.Потому что, если суд ограничит EPA, суть в том, что стандарты по сокращению выбросов парниковых газов от угольных и газовых заводов не будут такими строгими, как могли бы быть. Они не будут двигаться так быстро, как могли бы, и порезы не будут такими глубокими, как могли бы быть. И это потеря — это потеря инструмента, который мы хотели бы иметь в своем наборе инструментов для сокращения выбросов в секторе нашей экономики, который является вторым по величине сектором с точки зрения его выбросов. Поэтому нам нужна надежная программа для их контроля, а Конгресс ее не принял.И Конгресс, похоже, не принимает его, так что это наша вторая лучшая стратегия. И если Суд ограничивает EPA настолько, что ограничивает строгость, это похоже на потерю некоторой способности, которая, как вы думали, должна была ограничивать ваши внутренние выбросы, а это означает, что выполнить наше парижское обязательство будет труднее. Это суть. И последнее, что я скажу — опять же, немного занудный момент, но для тех из вас, кто думает о праве и интересуется правом, — Суд никогда не должен был принимать это дело. Вы знаете, когда… когда люди недовольны решением суда низшей инстанции, они могут подать апелляцию в Верховный суд.Они просят суд предоставить пересмотр. Наша Конституция требует, чтобы суд рассматривал дела только в случае причинения доказуемого вреда или телесных повреждений. Вы не можете пойти в Верховный суд и сказать, знаете, я не ранен, но меня это действительно волнует, не могли бы вы… не могли бы вы мне помочь? Вы должны быть ранены. В данном случае фактически в настоящее время нет никаких правил, регулирующих кого-либо в энергетическом секторе, никаких федеральных правил, потому что правило предыдущей администрации еще во времена Обамы так и не вступило в силу. Он был пойман в судебном порядке, и это было оспорено в суде.Он так и не вступил в силу. И пришла администрация Трампа, отменила это и выпустила собственное правило, очень минимальное правило, которое почти ничего не делало для сокращения выбросов, и которое было оспорено и отменено Окружным апелляционным судом округа Колумбия. Итак, в результате, по сути, нет действующего федерального правила, регулирующего энергетический сектор. Зачем Верховному суду рассматривать дело Западной Вирджинии и других штатов, а также уголовную промышленность, жалующуюся на что-то, когда никого не просят что-либо делать? Вреда нет.Так что очень необычно, что суд разрешает пересмотр такого дела, и именно поэтому многие из нас думают, что они стремятся сделать что-то, что ограничит полномочия EPA. Я надеюсь, что это имело смысл для людей. ФАСКЯНОС: Это было действительно полезно, чтобы прояснить и придать контекст тому, что происходит. Спасибо тебе за это. Итак, Террон Адлам написал вопрос, но также поднял руку. Так что просто спросите сами и дайте нам свой университет. Фримен: Вы знаете, я вижу своего бывшего канцлера, канцлера Карнесейла из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, где я начал свою карьеру.Я просто взволнован, увидев там его имя. Замечательно. В: Привет. ФРИМЭН: Привет. В: Привет. Итак, мой вопрос: видите ли вы возможность изменения поведения людей, особенно во время глобальной войны/пандемии? Я имею в виду, ледяные шапки тают. Выбросы парниковых газов растут так сильно, что — как вы думаете, сможем ли мы преодолеть различия? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, Террон, ты очень интересно говоришь. Я действительно думаю, что мы очень много говорим о том, как нам нужно требовать от промышленности, чтобы что-то делать, и это, конечно, ужасно важно — вы знаете, производители автомобилей, нефтегазовые компании, электростанции и сталелитейные компании, и как мы это делаем. сельского хозяйства по всему миру.Но, в конце концов, есть спрос на энергию, и мы являемся спросом. Я сижу здесь в Zoom, потребляя кучу электричества. У меня есть профессиональные фонари, которые вы не можете видеть, которые потребляют кучу электроэнергии. Мой телефон заряжается рядом со мной, потребляя кучу электроэнергии. И вы знаете, я, вероятно, собираюсь — ну, я езжу на Тесле — мне повезло, что у меня есть Тесла, поэтому я не буду потреблять бензин позже. Но я хочу сказать, что мы все тянем энергию, и вы знаете, никто из нас не может изменить ситуацию.Мы не можем осуществить энергетический переход в одиночку. Но мы можем начать думать о решениях, которые мы принимаем, и мы можем начать думать об этих последствиях. Ваше поколение — я имею в виду, что у меня есть племянница и племянник, которым за двадцать, и я много слышал о том, что, по-видимому, никто больше не хочет машину. Я в шоке от этого, но есть сдвиги поколений в том, как люди думают о потреблении. Вам нужен собственный автомобиль или вы можете воспользоваться райдшерингом? Увидим ли мы себя в мире в ближайшие пятнадцать-двадцать лет с автономными транспортными средствами, которые являются электромобилями, которые мы по существу разделяем, по крайней мере, в концентрированных городских условиях? Я думаю, что такого рода преобразования отчасти вызваны спросом со стороны вашего поколения.Точно так же я думаю, что по мере того, как вы строите богатство, вы, ребята, со временем будете строить его, верно? Вы получаете образование, верно, и это образование напрямую связано с вашей способностью зарабатывать. Вы будете накапливать богатство с течением времени в результате получения образования, и когда вы создадите богатство, у вас будет решение о том, куда вложить это богатство. И мы все чаще видим, что инвесторы социальных действий, социальные обязательства принимаются через инвестиционные решения людей, и они говорят, что мы хотим вложить наше богатство в такие акции, такие компании, такие предприятия, а не здесь, в эти другие. .И я думаю, что это другой тип поведения — куда вы вкладываете свой капитал, будет еще одним решением, которое может помочь вызвать перемены. Так что, начиная с самого низкого уровня, самого локального решения о том, что вы потребляете и как вы это потребляете, и заканчивая более серьезными решениями в более позднем возрасте о том, куда вы вкладываете свои деньги, я думаю, у вас есть много возможностей для принятия действительно важных решений. Но я не из тех, кто верит, что все будет хорошо, если люди просто перестанут потреблять энергию, потому что мы все зависим от энергии, а мы не можем перестать потреблять энергию.Для некоторых из нас мы можем принимать решения о том, откуда мы хотим это получить. Некоторые из нас живут в юрисдикциях, где мы можем выбрать, кавычки/без кавычек, «заплатить немного больше», чтобы быть уверенными в получении большего количества возобновляемой энергии в качестве поставщика. Не все из нас могут это сделать, поэтому вам действительно нужно, чтобы ваши правительства действовали. Это проблема такого масштаба, когда всей нашей индивидуальной активности может быть недостаточно. Я бы сказал, что мы должны сделать все это. ФАСКИАНОС: Ну, я собираюсь пойти в Аль-Карнесейл, ваш… ФРИМЭН: О! ФАСКИАНОС: …ваш бывший канцлер.ФРИМЭН: Мой бывший канцлер! ФАСКИАНОС: Ваш бывший канцлер и член СМО. Итак, Ал, слово тебе. В: Итак, мы — поскольку мы поменялись местами, я ушел из Гарварда, чтобы поступить в Калифорнийский университет в Лос-Анджелесе, а вы ушли из Калифорнийского университета в Лос-Анджелес, чтобы поступить в Гарвард. ФРИМЭН: Да! В: Поздравляю. Итак, вот мой вопрос об атомной энергетике. В течение ряда лет экологические группы выступали против ядерной энергетики в основном из-за проблемы отходов. А потом они — в свете изменения климата — они как бы изменили свою точку зрения и стали сторонниками поневоле.А потом пришла Фукусима и они снова выступили против атомной энергетики. Теперь, когда мы заглядываем в будущее с дополнительными проблемами, о которых вы говорили, которые могут свести на нет некоторые из наших планов по борьбе с изменением климата, как вы думаете, куда мы можем двигаться в отношении ядерной проблемы? ФРИМЭН: Вы знаете, это интересно — ну, спасибо, и просто приятно слышать вас и видеть вас — видеть вас снова. Вот что я скажу. Есть внутренний разговор о ядерной энергии, и есть глобальный разговор о ядерной энергии.И конечно, как известно, многие страны мира сделали большую ставку на атомную энергетику. Например, Франция всегда зависела от ядерной энергетики. Китай вкладывает большие средства в ядерную энергетику наряду с любым другим видом энергии из-за их огромной потребности по мере роста населения и, как вы знаете, превращения в средний класс. Таким образом, есть много возможностей для создания ядерных вооружений, особенно модернизированных небольших более модульных реакторов, реакторов следующего поколения по всему миру, и я думаю, что мы увидим много ядерных развертываний.Я не ожидаю увидеть это в Соединенных Штатах, и причина, по которой я не думаю, что мы увидим это, заключается в упомянутом вами наследии, а именно в этом историческом дискомфорте от ядерной энергетики и двойственности, которая ощущается. в этой стране о ядерной и своего рода нежелание терпеть риски, которые воспринимаются от ядерной. Мы не решили нашу проблему дальнего радиуса действия — нашу долгосрочную проблему радиоактивных отходов. Вы знаете, мы никогда не решали размещать радиоактивные отходы на Юкка-Маунтин или где-либо еще, поэтому они хранятся на месте для — в значительной степени.И я думаю, что все еще существует своего рода местный НИМБИизм, плохая реакция на идею ядерной энергетики. Проблема для нас в США заключается в том, что сейчас ядерная энергия обеспечивает около 20 процентов нашей электроэнергии, и, поскольку эти объекты выведены из эксплуатации, откуда мы будем получать эту долю нашей электроэнергии? Будет ли это больше возобновляемой энергии, поддерживаемой природным газом для базовой нагрузки? Вот вопросы, если мы потеряем даже ту относительно небольшую долю ядерной энергии, которая у нас есть. Единственный другой комментарий, который я бы сделал — и вы, возможно, знаете об этом гораздо больше, чем я, — но, исходя из моего понимания сравнения стоимости сейчас, ядерная энергия, по крайней мере, в Соединенных Штатах, слишком дорога для строительства и не конкурентоспособны по стоимости с альтернативами.Природный газ был дешев из-за гидроразрыва пласта и горизонтального бурения. Из сланцев высвобождаются богатые запасы природного газа. Она превосходит уголь, а возобновляемые источники энергии настолько упали в цене, что стали чрезвычайно конкурентоспособными, поэтому я не думаю, что атомная энергетика конкурирует на американском рынке, по крайней мере, так мне сказали эксперты. FASKIANOS: Эл, учитывая ваш опыт в этой области, не хотите ли вы что-нибудь добавить? В: Это не для того, чтобы что-то добавить, а для того, чтобы согласиться, в основном.Я думаю, загвоздка в том, насколько вы вовлечены в изменение климата? Потому что природный газ может быть лучше угля, но не лучше атомной энергии. Но это должно быть субсидировано государством, что в основном во Франции является соображениями национальной безопасности. Так что это должно быть субсидировано, как мы субсидируем многие другие вещи. ФРИМЭН: Верно. В: Но я не вижу, чтобы это происходило. Я думаю, что на самом деле я был в президентской комиссии с голубой лентой, которая пыталась разработать стратегию того, что делать с отходами.ФРИМЭН: Да. В: И в стратегии говорилось, что он должен быть отправлен туда, где люди согласились его взять. ФРИМЭН: Да. В: А этого нет — этого не происходит. Поэтому я думаю, что ваш вывод правильный, но это создает напряжение для тех из нас, кто обеспокоен изменением климата. ФРИМЭН: Да, это напряжение. И я думаю, вы правильно указываете на эволюцию мышления экологического сообщества по этому поводу, которое изначально выступало против, вроде, подождите минутку, это безуглеродный источник энергии, и мы должны быть за него.И знаете, я — это — для студентов, знаете, я всегда говорю своим студентам, что нельзя быть против всего. Вы должны быть для чего-то. Вы не можете сказать, ну, ископаемая энергия, катастрофа; ядерная энергетика, нас это не интересует, это слишком рискованно и так далее, и нам нужны только ветер и солнце, когда, по крайней мере сейчас, без аккумулирующих мощностей, только ветер и солнце без какой-либо поддержки — это в электроэнергетике — только ветер и солнце без какой-либо поддержки базовой нагрузки для регулярной подачи энергии, когда ветер не дует и солнце не светит, вам нужно что-то еще.Именно об этом мы с канцлером Карнесейлом говорим. Что это за базовая нагрузка? Это будет природный газ? Будет ли ядерным и так далее? Таким образом, вы должны быть для чего-то, люди, является результатом этого обмена. ФАСКИАНОС: Спасибо. Итак, я пойду дальше — есть два письменных вопроса от Кая Корпуса и Натали Симонян, и они обе являются студентами Университета Льюиса. Я думаю, что они должны либо… должны быть сосредоточены на Университете Льюиса, либо оба должны проходить один и тот же курс.На самом деле речь идет о богатых странах, помогающих развивающимся странам. Развивающиеся страны не располагают средствами для продвижения зеленого будущего. Как они должны участвовать в этом? И вы знаете, каковы обязательства богатых стран по оказанию помощи развивающимся странам в борьбе с изменением климата? ФРИМЭН: Да, я имею в виду, что это действительно хороший вопрос. И, конечно же, развитые страны обязаны помогать развивающимся странам посредством передачи технологий при финансовой поддержке.Если развитому миру нужны другие страны, у которых еще не было возможности продвинуться так далеко в развитии своей экономики, если они хотят, чтобы их сотрудничество сократило выбросы парниковых газов, им придется внести свой вклад в поддержку этих стран во всех отношениях. эти способы — финансирование, передача технологий, помощь в адаптации и устойчивости. И это обязательство является частью Парижского соглашения, но это правда, что обещания, которые правительства до сих пор давали ежегодно производить миллиарды долларов для развивающегося мира, не материализовались до уровня, который был обещан.Так что мы отстаем в этом, и это серьезная проблема. Здесь делается очень законное заявление о справедливости, а именно, что развитые страны наслаждаются экономическим ростом. ВВП вырос. Мы все достигли уровня благосостояния и среднего класса. Я имею в виду, что я говорю в среднем по развитому миру, очевидно, не по всем. У нас огромное неравенство в доходах в этой стране и во всем мире, но, условно говоря, наши общества развились и стали богаче благодаря индустриализации.Мы уже произвели все наши выбросы парниковых газов, чтобы достичь такого уровня процветания, и идея о том, что теперь страны, которые еще не достигли этого уровня, должны просто сократить свои выбросы к собственной экономической выгоде, я думаю, все согласны с тем, что это неправомерно. занять позицию, не предлагая помощи и поддержки. Поэтому я думаю, что ведущие страны мира это понимают и с этим согласны. Вопрос в том, как вы это реализуете? Как вы лучше всего поддерживаете и помогаете развивающемуся миру? Куда лучше вкладывать деньги? Как мы можем убедиться, что правительства мира выполняют свои обязательства и производят деньги, которые они обещали произвести? И это неотъемлемая часть процесса Парижского соглашения.Итак, вы знаете, я не хочу сказать, что это простая проблема, но я согласен, что вопрос — это абсолютно правильный способ думать об этом, то есть мы действительно должны помогать странам мира, если мы ожидаем нас для достижения наших целей по смягчению последствий изменения климата и адаптации. FASKIANOS: Спасибо, я собираюсь пойти рядом с поднятой рукой от Салли Ын Джи Сон, я думаю, в Колумбии. В: О, да. Привет. Меня зовут Салли. В настоящее время я работаю в инженерном отделе Стэнфорда и начинающим аспирантом Колумбийского университета на факультете политологии.И что-то вроде релевантного — связанного, например, с тем, как разные страны находятся на разных стадиях, что я заметил, как представитель поколения Z и миллениалов — что я заметил, так это то, что я, как личность, люблю относиться к окружающей среде — осознанные решения. Тем не менее, есть некоторые — что-то вроде этого — продолжаются дебаты, как будто ваши действия ничего не сделают с Землей, ваши действия ничего не сделают с изменением климата. И когда я как бы сталкиваюсь с этими дебатами, как мне себя вести? Например, должен ли я сказать, что это может быть не прямое влияние на окружающую среду, но это может быть символический эффект, политический эффект? Что-то вроде того, как мне ориентироваться в том, что люди также могут иметь власть или, например, иметь позицию или позицию в формировании климатической политики во всем мире? ФРИМЭН: Ну, во-первых, я аплодирую вам за участие в этих дебатах, и вы знаете, иногда, когда мы сталкиваемся с точками зрения, с которыми не согласны, мы убегаем, потому что нам неинтересно участвовать.И я просто призываю вас всех принять участие, и я имею в виду самым уважительным образом. Я перейду к сути вашего вопроса, но это просто дает мне возможность сделать вам одну презентацию. Так что позвольте мне — позвольте мне сделать вам одно предложение о том, чтобы действовать так, как вы предлагаете. Знаете, я прошу своих студентов-юристов делать это в классе: если они слышат что-то, с чем они не согласны, иногда очень сильно, я прошу их выразить это в высшей степени — другими словами, сделать это лучшей версией этого аргумента. прежде чем критиковать.Итак, если кто-то не представил лучшую версию своего аргумента, и его легко опровергнуть, на самом деле возвысьте его и скажите, я думаю… я думаю, что вы говорите вот что, а затем я слышу вот что. и придать ему наилучшую, наиболее легитимную форму, которую вы можете, а затем взаимодействовать с ним по существу, а не с ним как с личностью. Вы не нападаете на них как на человека, но говорите, что вот здесь я думаю иначе. Вот мой взгляд на эти вопросы. Так что сама мысль о том, что вы готовы идти вперед и назад по этому поводу, я думаю, очень похвальна, и я призываю вас делать это очень уважительно.И вы можете не убедить людей в своей точке зрения, но вы можете дать им пищу для размышлений. Итак, я бы сказал (немного следуя моему предыдущему комментарию), что отдельные действия могут иметь кумулятивный эффект, конечно, могут. Если все сообщество принимает решение конкурировать в потреблении энергии — вы знаете, что между районами существует соревнование за более эффективное использование энергии. Вы знаете, вы получаете это маленькое уведомление по почте, в котором говорится, что ваш дом хорош по сравнению с вашими соседями, и ваш дом — в некоторых сообществах это работает.На самом деле это способствует конкуренции. В других сообществах это их раздражает. Это действительно зависит от политики сообщества. Но смысл всего этого в том, чтобы сказать, что сообщества просто — это просто кумулятивный набор индивидуальных действий, верно? Так что я действительно думаю, что есть что-то в изменении индивидуального поведения, и если многие люди делают это, это имеет значение. Поэтому я не принимаю идею о том, что все, что вы делаете, не имеет значения, так что ничего не делайте. Я имею в виду, что этот аргумент — это рецепт никогда ничего не предпринимать ни для чего.Это большая проблема, потому что ваша доля обязательно мала, так зачем вам меняться, и для меня это оправдание бездействия и апатии, так что это не может быть правильным аргументом. Но вы можете согласиться с тем, что в одиночку отдельные люди, даже совокупное поведение, не могут изменить мировые энергетические системы, что размах и масштаб этой проблемы — это столетняя проблема, которая требует лидерства от правительств всего мира. Таким образом, вы можете говорить об индивидуальных различиях, которые вы можете сделать, но этого недостаточно, верно? И все эти вещи нужно делать одновременно, и они сочетаются друг с другом.Вы знаете, местный, национально-государственный уровень, национальный, глобальный, это все должно быть сделано одновременно. Таков масштаб и масштаб этой проблемы. Это действительно… климат — это действительно трудная проблема, потому что мировая энергетическая система важна для всего, от нашего экономического процветания до нашей национальной безопасности, и вы не можете преобразовать мировую энергетическую систему за одну ночь, не повлияв — прежде всего, вы не можете преобразовать его в одночасье независимо от того, что вы делаете. Но даже когда мы переходим, мы должны думать о последствиях для национальной безопасности, что заставляет нас делать война на Украине.Существуют геополитические последствия того, как энергия перемещается по миру и кто обладает энергетической властью в мире. И по мере того, как мы переходим к другому энергетическому профилю, динамика силы будет меняться, и нам нужно подумать об этом. Вы знаете, мы должны убедиться, что энергетическая политика Соединенных Штатов соответствует нашим стратегическим интересам, и вы не можете думать о климате, не думая об этом. Точно так же вы не можете думать об изменении климата, не думая об экономическом развитии и — и процветании — способности общества процветать.Итак, и вы не можете думать об этом, не думая о равенстве, равноправии и справедливости. Так что это действительно трудная проблема, но именно поэтому ее так интересно изучать. ФАСКИАНОС: Спасибо, следующий вопрос от Чейни Ховарда, старшего специалиста по международному бизнесу в Университете Говарда. Возвращаясь к войне на Украине, как, по вашему мнению, аргумент в пользу развития инфраструктуры может быть введен в этот разговор по мере появления новых стратегий и клятв верности? ФРИМЭН: Я не уверен, что полностью это понимаю.Можно немного пояснений? ФАСИКАНОС: Хорошо, Чейни, ты можешь включить звук, чтобы уточнить, потому что я не могу угадать из написанного вопроса. В: Ты меня сейчас слышишь? ФРИМЭН: Да, отлично. В: Хорошо, отлично. Итак, мой вопрос действительно касается того, как разговор может быть немного более прямым. Итак, вы упомянули, что необходимо развивать инфраструктуру для общей экологической устойчивости, и вы говорили об электромобилях… ФРИМЭН: Верно.Вопрос: — и просто разговор с мировыми державами. И поэтому мне любопытно, как вы думаете — сейчас, когда мы находимся в этом переходном периоде, и некоторые из стран, которые поддерживают Украину, работают над разработкой новых стратегий и новых партнерских отношений, как мы можем поощрять правительство, а затем и глобальные торговые центры, чтобы как бы установить эти новые стратегии экологической устойчивости? ФРИМЭН: Так что я не уверен на 100 процентов, как Украина там вписывается.Но позвольте мне рассказать об этой идее инфраструктуры и инвестиций в более общем плане, потому что я думаю, что отчет МГЭИК, о котором мы говорили, прогнозирует риски, связанные с климатом, и говорит, что необходимо сделать, чтобы их избежать, и что представляет собой Парижское соглашение и что Я думаю, что нынешний разговор о том, что необходимо, говорит нам — сильный посыл всех этих механизмов, процессов и встреч, сильный посыл в том, что нам нужны огромные инвестиции от частного сектора и правительства, объединенные в партнерстве, в то, что новая энергетическая система земного шара должен выглядеть.То есть вам предстоит строить электростанции будущего. Вы должны поддерживать возобновляемые источники энергии в коммерческих масштабах. Вы должны построить зарядную инфраструктуру, чтобы электрифицировать транспортный парк в максимально возможной степени. Вы должны построить современную сеть не только в этой стране, но и во всем мире, способную поддерживать необходимый нам уровень электрификации. Потому что для перемещения таких секторов, как транспортировка нефти и газа, вам понадобится — скорее, от нефти — транспортировка в основном зависит от нефти — вам нужно будет обеспечить их энергией по-другому, и сейчас мы думаем в основном о питание автомобилей и многих грузовиков от электричества, что означает укрепление энергосистемы страны и земного шара.Все это инфраструктура. Все это требует вложений. Вы можете себе представить, что для низкоуглеродных технологий будущего необходимы огромные инвестиции в исследования и разработки. Водород — в конечном итоге производство зеленого водорода в качестве источника топлива. Существуют методы удаления углерода из прямого улавливания воздуха. Углерод из атмосферы, такие вещи, как прямой захват воздуха. Или, вы знаете, другие технологии удаления углерода, они спорны, но они могут быть необходимы. Улавливание и секвестрация углерода, размещение его под землей, двуокись углерода под землей — опять же спорный вопрос.Но если какая-либо из этих будущих низкоуглеродных технологий или методов восстановления окажется успешной, потребуются триллионы долларов инвестиций. Итак, о каком уровне инвестиций говорят люди — я просто приведу пример. На последнем заседании КС, Конференции Сторон, встрече в Глазго, Шотландия, то есть… эти встречи являются частью международного процесса обновления и проверки Парижского соглашения. Крупнейшие мировые компании и финансовые учреждения объединились, и 5200 предприятий обязались добиться нулевого уровня выбросов углерода к 2050 году, а 450 банков, страховых компаний и инвесторов представляют активы на сумму 130 триллионов долларов.Это активы, которые они инвестируют, что составляет 40 процентов мирового частного капитала. И я даю вам все эти цифры, потому что хочу произвести на вас впечатление масштабом обязательств, которые вы видите со стороны частного сектора, банков и кредиторов, инвесторов и предприятий. К 2050 году они обязались сделать свои портфели климатически нейтральными. Я хочу сказать, что в частном секторе наблюдается большая активность, как сама приверженность нулевым целям, так и инвестирование капитала, больших денег, триллионов долларов — до 9 триллионов долларов в год — это то, что, по прогнозам, потребуется, это 105 триллионов долларов за тридцать лет.Именно столько денег нам нужно вложить в инфраструктуру, о которой вы говорите, в новую энергетическую инфраструктуру следующего поколения. Все, что я обсуждал — будущее электростанций, будущее транспорта, новые прорывные технологии, новые методы восстановления, новая устойчивость — все это требует огромных инвестиций. И правительства всего мира, и частный сектор далеки от того, что им нужно сделать вместе, чтобы осуществить то, что равнозначно лунному уровню инвестиций.Так что это длинный ответ, но это способ сказать, что инфраструктура, о которой мы говорим, в действительно конкретной форме — это энергетическая система будущего, и она потребует огромных инвестиций. ФАСКИАНОС: Спасибо. Мы пойдем дальше с Уильямом Нагером, который учится на юридическом факультете Уошбернского университета. В: Привет. Да, как она и сказала, я учусь на юридическом факультете Уошберна. Мне интересно, считаете ли вы, что такого рода вопросы будут по-прежнему регулироваться главным образом на международном уровне КС или Парижским соглашением? Или, если со временем, по мере того, как это становится все более и более экстремальным, станет ли это просто одним из факторов, например, в вопросах национальной безопасности, торговых соглашений и вопросов миграции, и как бы просто пройдет через все остальное, что мы уже делаем? ФРИМЭН: Ну, я думаю, что это очень проницательно с вашей стороны, потому что, на самом деле, я думаю, что изменение климата как глобальная проблема на самом деле стало основным направлением всех этих других областей.Я думаю, что это часть дискуссии о национальной безопасности. Я действительно думаю, что климат является частью дискуссии вокруг торговли и что со временем он станет более интегрированным и более важным в этих других областях. И я думаю, что — люди много говорят о том, как мы могли бы совместить обязательства стран по борьбе с изменением климата с торговыми мерами этих стран — торговыми отношениями, которые страны поддерживают друг с другом. И люди говорят, например, о том, что в конечном итоге страны обязуются сократить свои выбросы, и если они не сократят их, они могут столкнуться с пограничным тарифом на товары, которые производятся в странах, которые не имеют климатической политики, что налагает затраты. на выбросы парниковых газов.Так что им придется — будет тариф или пограничный налог на товары, которые в основном производятся и продаются дешевле, потому что на них не распространяются ограничения по выбросам углерода. Это слияние климатической и торговой политики, которое мы вполне можем увидеть со временем. Точно так же, я думаю, мы учимся говорить. Мы еще не совсем там, но мы учимся вместе говорить о национальной безопасности и климате. Климат действительно является вопросом национальной безопасности. И вы видели Министерство обороны и его отчеты, а также свидетельские показания перед Конгрессом военнослужащих, которых часто вызывают свидетельствовать о влиянии изменения климата на… Они признают, что изменение климата является множителем угрозы для военных, и это вопрос национальной безопасности.Точно так же, когда мы говорим об украинском конфликте, войне и говорим о необходимости снабжать мир нефтью и газом в такие времена, когда один из крупнейших поставщиков совершает очень плохие действия и подвергается санкциям за это, как Удовлетворяем ли мы эти краткосрочные потребности в энергии, но остаемся на пути к достижению наших климатических целей? Это очень трудно сделать. Вы должны быть в состоянии говорить о краткосрочной, среднесрочной и долгосрочной перспективах одновременно. Так что я думаю, что ваш вопрос очень умный в том смысле, что вы понимаете, что климат должен быть встроен во все эти другие области и разговоры, и я думаю, что это уже происходит.Я думаю, что администрация Байдена, к ее чести, объявила о том, что она называет общегосударственным подходом к климату, и я думаю, что она пытается сделать в основном то, о чем вы говорите, то есть, скажем, все федеральное правительство, которым управляет администрация Байдена. , правильно, скажите всем агентствам федерального правительства — от финансовых регуляторов, таких как Комиссия по ценным бумагам и биржам, которая следит за тем, чтобы рынки были открытыми и прозрачными, а инвесторы располагали правильной информацией — даже финансовые регуляторы говорят: «Послушайте, компании, если вы хотите торговать на этой бирже, вам лучше раскрыть свои риски, связанные с климатом, чтобы инвесторы могли принимать подходящие решения.Это привносит климат в финансовое регулирование. И поэтому администрация Байдена, по сути, сказала, что этот вопрос должен появиться и иметь отношение ко всему, что мы делаем. И поэтому я думаю, что мы видим, что то, о чем вы говорите, происходит в большей степени, все больше и больше. ФАСКИАНОС: Итак, Джоди, наше время подошло к концу. Есть много вопросов, на которые мы не смогли ответить, и я прошу прощения за это. Подводя итог, что, по вашему мнению, мы все должны делать на индивидуальном уровне, чтобы внести свой вклад в изменение климата и помочь в преодолении кризиса, связанного с изменением климата? ФРИМЭН: Что ж, как и любой человек, прошедший подготовку в области СМИ, я не буду отвечать на ваш вопрос и в любом случае скажу то, что хочу сказать, а именно… ФАСКИАНОС: Отлично.(Смеется.) ФРИМЭН: …да, потому что я на самом деле думаю, что немного рассказал о том, что мы все можем сделать и почему имеет смысл предпринимать индивидуальные действия. Но я бы скорее сказал, что просто знаю, что есть много причин для пессимизма, и я действительно понимаю это. И я, конечно, иногда чувствую это на себе. Я имею в виду, вы, ребята, пережили очень, очень тяжелое время — глобальную пандемию, которая была просто ужасным опытом, пугающим и дезориентирующим. И вы делаете это, пока пытаетесь ходить в школу и жить молодой жизнью, и это очень разрушительно.Вы сейчас видите эту войну в Украине, которая глубоко, глубоко расстраивает, ужасающее нападение на украинское население, и вы живете в то время, когда вы думаете, что изменение климата является серьезной проблемой, которую, возможно, правительства мира не принимают во внимание. не до. И вы видите разделенную страну и, по сути, разделения по всему миру, и угрозы демократии, и ограничение избирательных прав. Я вижу то, что видите вы, и я понимаю, почему вы расстроены и обеспокоены. Но я также хочу сказать вам, что вещи тоже меняются, и есть много возможностей для хороших вещей.И существует огромное количество инноваций и творчества во всех видах низкоуглеродных технологий. Постоянно появляются инновации, которые открывают возможности. Просто посмотрите, что произошло с солнечной и ветровой энергией, возобновляемой энергией с течением времени. Расходы упали. Потенциал ветра и солнца увеличился в геометрической прогрессии. Это очень обнадеживает. Так что технологические изменения очень перспективны. Есть возможность влиять на политику в положительном направлении. Я призываю вас влиять на политику — это ответ на ваш вопрос, Ирина.Так что влияйте на политику в позитивном направлении, будьте активны, участвуйте, потому что вы можете добиться перемен с помощью активности и голосования. И я также призываю вас заниматься профессиями, где вы можете оставить след. Я имею в виду, что вы можете изменить ситуацию, занимаясь этими вопросами из любой профессиональной деятельности, которую вы выберете. Вы можете заниматься тем или иным аспектом этих проблем климата, энергетики, национальной безопасности. Так что у меня есть основания для оптимизма. Я думаю, как ни печально это говорить, но Парижского соглашения недостаточно, есть и другой способ взглянуть на него, а именно есть международное соглашение об изменении климата.У него действительно есть уровень амбиций, который является начальным шагом, и на него можно опираться, если мы сможем сохранить структуру вместе, если США продолжат лидировать и будут искать партнеров в лидерстве вместе с ЕС. Может быть, Китай в конце концов вернется в лоно. Другими словами, все меняется. Оставайтесь с нами, будьте вовлечены и сохраняйте оптимизм, потому что я, честно говоря, думаю, что у вашего поколения есть огромные возможности заняться этими проблемами действительно конструктивным и преобразующим образом. Вот и я бы его оставил.ФАСКЯНОС: Большое вам спасибо, и я рад, что вы оставили его там. Это был идеальный способ завершить этот вебинар, и спасибо всем за участие. Вы должны подписаться на Джоди Фриман в Твиттере по адресу @JodyFreemanHLS, так что зайдите туда, чтобы узнать, что она продолжает говорить. Наш следующий академический вебинар состоится в среду, 6 апреля, в 13:00. По восточному времени. Мы сосредоточимся на Китае, Индии и рассказах великих держав. А пока я призываю вас следить за нами в @CFR_academic и, конечно же, перейти на CFR.org, ForeignAffairs.com и ThinkGlobalHealth.org для исследований и анализа глобальных проблем. Так что еще раз спасибо, и спасибо вам, профессор Фримен. (КОНЕЦ)

    Вебинар с Джоди Фриман 23 марта 2022 г. Вебинары по академическому и высшему образованию

    Байден и Европа отменяют тарифы Трампа на сталь и алюминий, но это не свободная торговля

    Октябрьское соглашение 2021 года об устранении барьеров в торговле сталью и алюминием широко приветствовалось как помощь обеим сторонам Атлантики перевернуть страницу после долгой и ожесточенной конфронтации.Соглашение, объявленное президентом Джозефом Р. Байденом-младшим и президентом Европейской комиссии Урсулой фон дер Ляйен, стало прорывом и, возможно, предвещало дальнейшее сотрудничество по экономическим и климатическим вопросам. Но это также создало множество проблем, которые нужно было решать в будущем.

    Соглашение было более сложным, чем предполагалось в заявлении Байдена о том, что «оно немедленно отменяет тарифы для Европейского Союза». Он призывал к нулевым тарифам США на экспорт металлов из Европы, но только в объеме, установленном историческими моделями, посредством новой системы двусторонних тарифных квот (TRQ).Эти квоты могут превратиться в добровольные ограничения экспорта, что приведет к возврату к эпохе «управляемой торговли» 1980-х годов, когда большую часть международной торговли контролировали правительства, а не рыночные силы.

    Сделка отменяет европейские пошлины на культовые товары американского производства, включая мотоциклы Harley Davidson, бурбон Kentucky и джинсы Levi’s, и предотвращает дополнительный раунд (охватывающий экспорт США на сумму более 4 миллиардов долларов) ответных тарифов, которые были запланированы вступит в силу позднее в 2021 году.
    Европа приняла соглашение, потому что большая часть ее экспорта стали и алюминия возобновится беспошлинно. Американские производители выиграют, потому что они пострадали от высоких цен на сталь и алюминий. Но насколько упадут цены в США, остается неясным.

    Октябрьское соглашение, несомненно, является улучшением существующего положения. Тарифы президента Трампа на европейскую сталь и алюминий нанесли ущерб экономике США. Они защитили некоторых американских производителей металла, но ценой повышения цен для многих отечественных производителей США, использующих сталь и алюминий.Обоснование Трампа защиты национальной безопасности было подорвано тем фактом, что его действия наносят ущерб союзникам США, а не противникам. И ничего — даже подписанного им первого этапа соглашения с Пекином — не было сделано для решения проблемы перепроизводства стали и алюминия в Китае, которая наводнила рынки по всему миру.

    Однако главное преимущество нового соглашения будет достигнуто только в том случае, если оно проложит путь Вашингтону и Брюсселю к сотрудничеству в достижении других целей, в которых ни один из них не добился какого-либо прогресса в одиночку.В объявление был включен один пример: новая структура для переговоров по Глобальному соглашению по устойчивой стали и алюминию, которое направлено на снижение углеродоемкости производства металлов во всем мире. Второй — решение торговой проблемы, которую Китай представляет как для Соединенных Штатов, так и для Европы — остался неучтенным, но подразумевался.

    История тарифов Трампа на сталь и алюминий

    Ограничения Трампа на сталь и алюминий были ответом на расследования в соответствии со статьей 232 Закона о расширении торговли 1962 года, проведенные министром торговли Уилбуром Россом.Придя к выводу, что импорт металла угрожает национальной безопасности, 1 марта 2018 года Трамп объявил о введении пошлин в размере 25% на импорт стали и 10% на импорт алюминия. Некоторые тарифы были введены 23 марта.

    Объявления были полны противоречий. Хотя они были мотивированы борьбой с Китаем, они были навязаны НАТО и другим членам альянса, поскольку Соединенные Штаты в значительной степени прекратили импорт стали и алюминия из Китая в результате антидемпинговых и компенсационных пошлин, введенных прежними администрациями США (см. таблицу в приложении ниже). ).

    Первоначально администрация стремилась дать Европейскому союзу и шести другим торговым партнерам возможность вести переговоры о двусторонних сделках. Некоторые избежали тарифов, почти сразу согласившись на добровольные экспортные ограничения (ДЭО) на сталь или алюминий (см. таблицу в приложении). Но, не желая или не имея возможности вести переговоры об урегулировании, Европейский Союз, Канада и Мексика пострадали от тарифов Трампа с 1 июня 2018 года.

    Европейский Союз уже несколько месяцев предупреждал, что пошлины США приведут к ответным мерам.Затем были введены тарифы на политически чувствительный экспорт США на сумму более 3 миллиардов долларов, включая мотоциклы Harley Davidson. Европейский союз также подал официальный торговый спор против тарифов национальной безопасности Трампа во Всемирную торговую организацию (ВТО). Многие страны следовали этому двоякому подходу (см. таблицу в приложении).

    Сталелитейная и алюминиевая промышленность США до и после тарифов 2018 г.

    Сталелитейная промышленность США и Объединенный союз сталелитейщиков одобрили тарифы на 2018 год, как и Century Aluminium и Magnitude 7 Metals, две из трех фирм, управляющих первичными алюминиевыми заводами в Соединенных Штатах.Компании, производящие продуктов из рафинированного алюминия , выразили протест, потому что они потеряют доступ к дешевому первичному алюминию, импортируемому из Канады и других стран. Алюминиевая ассоциация заявила, что тариф «мало помог решить проблему Китая, но потенциально оттолкнул союзников и нарушил цепочки поставок, от которых зависит более 97 процентов рабочих мест в алюминиевой промышленности США».

    Администрация Трампа утверждала, что внутреннее производство в сталелитейной и алюминиевой промышленности ниже производственных мощностей и что для сохранения жизнеспособности их необходимо поднять до 80 процентов от производственных мощностей.В то время загрузка мощностей в сталелитейной промышленности была ниже 75 процентов (рис. 1). Восемь алюминиевых заводов (управляемых тремя фирмами) имели совокупный коэффициент использования мощностей менее 45 процентов.

    Под защитой тарифов Трампа загрузка мощностей по производству стали и первичного алюминия действительно увеличивалась — до рецессии COVID-19. Загрузка производственных мощностей сталелитейной промышленности в настоящее время превышает целевой показатель в 80 процентов, но пик первичного алюминия составил всего 64 процента, прежде чем он упал в прошлом году и стабилизировался на уровне около 50 процентов сегодня.

    В целом американские компании сравнительно немного увеличили производство стали и алюминия после введения тарифов (рис. 2). Как и предупреждали компании, использующие металлы, цены на сталь и алюминий в США поначалу существенно выросли. По мере снижения мирового спроса на металлы и усиления неопределенности по поводу торговой войны между США и Китаем цены в конечном итоге начали снижаться. Ослабленный спрос на автомобили в США не помог; Расширение импорта металлов из Канады и Мексики также способствовало снижению цен после того, как администрация Трампа отменила тарифы для этих стран в мае 2019 года, чтобы добиться принятия Конгрессом нового Соглашения между США, Мексикой и Канадой.

    Тарифы на металлы в США также способствовали повышению производственных затрат для производителей США, что привело к снижению их продаж. Сравните цену, с которой сталкиваются американские и европейские покупатели металлов (рис. 3). Хотя ценовая надбавка как на сталь, так и на алюминий существовала до введения тарифов, в середине 2018 года надбавка в США увеличилась и оставалась повышенной, а в последнее время она снова выросла. Эти эффекты важны. Например, на каждое рабочее место на металлургическом заводе в США приходится примерно 20 человек в отраслях, в которых затраты на производство стали составляют не менее 5 процентов производственных затрат.

    Защита Трампом алюминия и стали и тарифы торговой войны, которые он наложил на Китай, сильно ударили по производственному сектору США. Некоторые ученые обнаружили, что эти тарифы почти полностью поглощались импортерами (и не распространялись на иностранных экспортеров), что сокращало их прибыль и сокращало занятость в обрабатывающей промышленности США. Сами тарифы на металлы привели к исчезновению примерно 75 000 рабочих мест в обрабатывающей промышленности США. Американские экспортеры также изо всех сил пытались конкурировать за клиентов за границей из-за более высоких затрат на металлы внутри страны.

    Тарифы

    Трампа тоже обрушились каскадом. Столкнувшись с ростом затрат в США для внутренних потребителей стали, администрация удвоила свою защиту, расширив покрытие своих пошлин на сталь и алюминий на «производные» продукты в январе 2020 года. Более высокие цены на металлы затруднили гвозди и бамперы американского производства. , штамповка кузовов для тракторов, проволока и кабели, чтобы конкурировать с импортом, что требует еще одного раунда тарифов. В других местах другие американские предприятия, использующие металлы, требовали защиты импорта в соответствии с антидемпинговым законом, некоторые после того, как Министерство торговли отклонило их петиции об освобождении от тарифов на металл Трампа.

    Рецессия COVID-19 в начале 2020 года также нанесла ущерб как стали, так и алюминию (см. рис. 2). Производство достигло дна в мае 2020 года из-за блокировок и снижения спроса со стороны таких секторов, как автомобили. Во время последующего восстановления экономики резко вырос спрос на сталь и алюминий. Но поскольку это расширение превысило предложение, цены на металлы снова начали расти в 2021 году. Недавняя консолидация сталелитейной промышленности США способствовала вялой реакции предложения. Таким образом, сохраняющиеся тарифы на сталь и алюминий, препятствующие импорту, создали проблему для американских производителей, особенно зависящих от доступа к металлам.

    Экспорт стали и алюминия из ЕС по тарифам

    Импорт металлов в США сократился сразу после введения защиты в 2018 году. В последнее время импорт США из других стран увеличился, но импорт стали из Европейского союза остается на 40% ниже, чем до марта 2018 года (рис. 4). До тарифов Европейский Союз был крупнейшим источником импортной стали. Его экспортеры пострадали больше, чем экспортеры из Канады и Мексики, которые одновременно пострадали от тарифов США, но впоследствии согласились добровольно ограничить экспорт в мае 2019 года в обмен на отмену тарифов.(В сентябре 2020 года Трамп временно восстановил тарифы на канадский алюминий, чтобы обеспечить соблюдение VER.) Экспортеры стали из ЕС также оказались хуже, чем экспортеры из Бразилии и Южной Кореи, которые согласились на обязательные квоты в 2018 году. Поэтому неудивительно, что Eurofer, Европейская ассоциация сталелитейной промышленности приветствовала объявление в октябре 2021 года о соглашении между США и ЕС.

    В отличие от стали, алюминиевая промышленность ЕС выступила против октябрьской сделки, продолжая выступать за полное снятие защиты США.Одной из причин возражений может быть отсутствие срочности, поскольку в последнее время этот сектор экспортировал в США больше, чем до введения защиты в 2018 году (см. рис. 4). Тот факт, что сталь является большей силой в экономике ЕС, чем алюминий (5,8 млрд долларов против 1 млрд долларов в экспортных продажах США в 2017 году), также может помочь объяснить, почему Европейский союз пошел на сделку, несмотря на протесты алюминиевого сектора. (Алюминиевая ассоциация США также выступила против соглашения, как и против первоначальных тарифов в 2018 году.)

    От тарифов к управляемой торговле

    Новые тарифные квоты США на сталь являются наиболее экономически значимой частью непосредственной договоренности. Экспортеры из ЕС смогут продавать 3,3 миллиона метрических тонн стали ежегодно в США беспошлинно. Европейский экспорт стали, который получил исключения Министерства торговли из тарифов Трампа в 2021 году, будет продлен на два года. (Европейский комиссар по торговле Валдис Домбровскис, как сообщается, указал, что исключения на 2021 год охватывают еще 1 товар.1 млн тонн экспорта стали из ЕС.) Таким образом, Европейский Союз может беспошлинно экспортировать до 4,4 млн тонн стали в год. Этот объем сравним со средним («историческим») объемом импорта стальной продукции США из Европы в 2015–2017 годах, на который распространяется первоначальный объем политик Раздела 232, т. е. 4,7 млн ​​т в 2015 г., 4,0 млн т в 2016 г. и 4,7 млн ​​т. в 2017 г.

    Для алюминия размер тарифных квот основан на объемах в 2018–2019 годах, за исключением фольги, которая основана на объемах в годовом исчислении за 2021 год. Цена на первичный алюминий составит 18 тысяч метрических тонн (ТМТ), а алюминиевый полуфабрикат получит лимит объема в 366 ТМТ.Импорт алюминиевой продукции из Европейского Союза в США, подпадающий под действие политики Раздела 232, составлял 325 манат в 2018 г. и 410 манат в 2019 г. (В отличие от стали, не упоминалось о расширении исключений для алюминиевой продукции.)

    Будут ли европейские экспортеры «заполнять» беспошлинные квоты, частично зависит от других деталей объявленной политики. Один касается того, как распределяются лицензии для выполнения квот. Здесь объявление заключалось в том, что квоты будут заполняться по принципу «первым пришел, первым обслужен»; в качестве альтернативы правительство США могло бы продать лицензии с аукциона для заполнения квоты.Другие детали связаны с дополнительными ограничениями на то, сколько Европейский союз может экспортировать каждый квартал (сталь) или в первом полугодии (алюминий). С положительной стороны, есть возможность переноса небольшого количества неиспользованного объема стали на будущие кварталы, процесс корректировки размера TRQ в будущем на основе меняющихся оценок спроса на сталь в США и механизм для Европейский Союз потребовать пересмотра всей политики, если его экспортеры столкнутся с практическими трудностями при выполнении квоты.Что касается ограничений, то квоты на 3,3 млн тонн и 366 тонн тонн являются основными совокупными показателями; отдельные тарифные квоты применяются к 54 стальным изделиям, 2 типам алюминия и государствам-членам ЕС. В объявлении не упоминалась возможность перераспределения неиспользованного объема в любом конкретном квартале или году — например, из одной категории продуктов в другую или из одной страны-члена ЕС в другую.

    Объявление включало как минимум три других важных элемента. Во-первых, политика тарифных квот в отношении Европейского союза обеспечивает большую гибкость для европейских экспортеров, чем абсолютные квоты, о которых США договорились с Южной Кореей, Бразилией и Аргентиной в 2018 году.Например, если всплеск спроса или другие ограничения означают, что компания из ЕС хочет продать больше стальной продукции, чем квартальный предел TRQ позволяет беспошлинно, она может сделать это, просто приняв 25-процентный тариф США на сталь. (Абсолютные квоты, согласованные Аргентиной, Бразилией и Южной Кореей в 2018 году, не позволяют фирмам экспортировать сверх лимитов, даже если они готовы столкнуться с дополнительной пошлиной.) , продукты, на которые внезапно распространяются новые тарифы, объявленные Трампом в январе 2020 года, не учитываются в тарифных квотах и ​​больше не облагаются тарифами США.В-третьих, экспорт стали из ЕС сталкивается с более ограничительными правилами происхождения, поскольку право на нулевые тарифы также требует, чтобы сталь «выплавлялась и разливалась» в Европейском Союзе. Это требование направлено на то, чтобы европейская сталелитейная компания не импортировала более дешевую стальную сталь, скажем, из Китая или России для переработки в готовую продукцию для экспорта в США.

    Ожидаемое влияние соглашения США-ЕС

    Одним из явных преимуществ сделки для экспортеров США и потребителей из ЕС является отмена существующих ответных тарифов ЕС на экспорт мотоциклов, бурбона и других товаров из США, а также дополнительных ответных мер, запланированных на 1 декабря 2021 года.Но последствия преобразования тарифов Трампа на металлы в TRQ предсказать труднее. Преобразование не вступит в силу до января 2022 года, и потребуется время, чтобы ослабить нагрузку на цепочку поставок, усугубляемую текущими тарифами. Воздействие также может в значительной степени зависеть от трудно прогнозируемых изменений в объемах импорта США как из Европейского союза (отчасти определяемого тем, насколько хорошо он может выполнить эти квоты), так и из других партнеров.

    Предположим, например, что Европа начинает координировать поставки стали в VER, возможно, путем выдачи лицензий.(Возможна некоторая форма координации, учитывая сильные экономические стимулы для Европы, как описано ниже.) Если переход от тарифа к VER просто приведет к тому же объему торговли сталью, цены в США останутся неизменными. Основным эффектом изменения политики будет передача выгод от этой неизменной цены в США (то, что экономисты называют «квотной рентой») от Казначейства США (которое собирало доходы от тарифов) европейским экспортерам стали, без выгоды для какой-либо американской стали. -потребляющие или производящие компании.

    В качестве альтернативы предположим, что экспорт стали из ЕС увеличится, когда тарифная политика перейдет на новый VER. Воздействие зависит от того, компенсируется ли это увеличение другими странами, сокращающими поставки в Соединенные Штаты, и будут ли экспортные поставки этих других стран сталкиваться с тарифами США. Если, например, дополнительный импорт из Европейского Союза компенсирует только импорт США из Японии (которая в настоящее время сталкивается с тарифом США), то Соединенные Штаты потеряют доходы, поскольку общий объем собираемых пошлин упадет.С другой стороны, если импорт из ЕС компенсирует только импорт из Канады (на которую в настоящее время также не распространяются тарифы США), то не будет дополнительных потерь доходов от тарифов и дополнительных изменений в благосостоянии США.

    В целом, основная выгода для американской промышленности, использующей сталь, появится, если октябрьская сделка снизит цены в США за счет увеличения общего объема импорта стали в США. В этом случае (например, Соединенные Штаты импортируют больше из Европейского Союза, а импорт США из других стран не сокращается) понижательное давление на цены на сталь в США приносит выгоды сталепотребляющим отраслям, которые крупнее, чем более обеспеченные страны. Производители стали США.

    Выгоды для Европы позволяют легко понять, почему Европейский союз согласился на это соглашение с Соединенными Штатами. Европейцы поняли, что полное снятие защиты США, по-видимому, не обсуждалось. Таким образом, даже если TRQ мало способствует увеличению объемов экспорта ЕС, простое перекладывание квотной ренты с Казначейства США на компании ЕС улучшает положение Европы.

    Сделка также решает еще один двусторонний конфликт с США. Это объявление является третьим крупным соглашением между Европейской комиссией и администрацией Байдена в 2021 году после разрешения многолетних споров по поводу субсидий Boeing и Airbus и сотрудничества в глобальной реформе корпоративного налогообложения для отмены потенциальных ответных тарифов США на европейские налоги на цифровые услуги. в американских интернет-компаниях.Это позволяет Вашингтону и Брюсселю продвигаться вперед в областях, представляющих общий интерес, крупнейшей из которых является Китай, в том числе через их новый Совет по торговле и технологиям.

    Влияние еще одного важного компонента октябрьского соглашения также трудно предсказать. США и Европейский союз объявили о разработке рамок для переговоров по Глобальному соглашению по устойчивой стали и алюминию, которое, по-видимому, направлено на снижение углеродоемкости производства металлов во всем мире. Подробностей было мало. Как минимум, эти двое могут создать способ справиться с трениями, которые, как ожидается, возникнут, поскольку Европа настаивает на своем июльском предложении о механизме корректировки углеродных границ (CBAM), который будет облагать налогом импорт углеродоемкой стали и алюминия.Переговоры могут создать для американских экспортеров металлов возможность избежать CBAM ЕС, даже если они вряд ли столкнутся с внутренним налогом на их углеродоемкость в обозримом будущем.

    Новые проблемы и те, что остались нерешенными

    Переход политики США от тарифов к потенциальной VER создает ряд новых проблем. Одним из них является обеспокоенность по поводу молчаливого сговора между европейскими компаниями. Например, для максимизации стоимости квоты на производство стали в 3,3 млн т требуется, чтобы европейские фирмы организовались для обеспечения соблюдения ограничений по объемам.Эта координация может вызвать беспокойство у европейских политиков, если она снизит конкуренцию продукции между компаниями на европейском рынке стали.

    Другие союзники США продолжают сталкиваться с тарифами и могут добиваться аналогичной сделки. Например, администрация Байдена объявила о переговорах с Японией и Великобританией. Ограниченность квот на 2018 год (см. рис. 4) предполагает, что Южная Корея, Бразилия и Аргентина также могут захотеть пересмотреть свои прежние соглашения.

    Сдвиг в сторону государств, а не рынков, определяющих, кто что, где и когда покупает и продает, вызывает беспокойство.Это началось, когда Южная Корея, Бразилия и Аргентина подписали квоты Трампа на сталь и алюминий в 2018 году, и продолжилось, когда Канада и Мексика согласились на VER в мае 2019 года. Следующим было добровольное расширение импорта, которое покрыло обязательства по закупкам на 200 миллиардов долларов в Соглашение между США и Китаем о первой фазе. Беспокоит то, что Вашингтон и Брюссель все чаще пытаются справляться с проблемами, создаваемыми нерыночной экономикой Китая, соглашаясь на несовершенные, нерыночные результаты своих собственных действий, что ведет к менее активной конкуренции в Соединенных Штатах и ​​Европе.

    Соглашение между США и ЕС также не препятствует тому, чтобы ВТО была вынуждена принять решение об урегулировании спора по политически взрывоопасному вопросу о том, оправдано ли введение Трампом тарифов на сталь и алюминий с точки зрения национальной безопасности. Европейский союз согласился приостановить свое официальное юридическое оспаривание, но другие члены ВТО могут настаивать на решении этого вопроса (см. таблицу в приложении).

    Октябрьская сделка оставляет без внимания такие вопросы, как, что произойдет, если Европейский Союз обнаружит, что стоимость его тарифного квоты снижена в результате отдельного политического действия? Например, в ответ на внезапное увеличение импорта из Европы сталелитейная промышленность США может подать антидемпинговые петиции против сталелитейных компаний ЕС, что приведет к новым пошлинам.

    Ничто из этого не означает, что соглашение не было шагом вперед. Впереди много проблем, но, по крайней мере, октябрьское соглашение по стали и алюминию демонстрирует непреходящую важность взаимности в переговорах, что является важным отходом от взглядов Трампа на торговлю как на игру с нулевой суммой. Европа прекратила возмездие, что выгодно американским экспортерам, а Соединенные Штаты сняли свои тарифы, что помогло европейским сталелитейным и алюминиевым компаниям. Этот небольшой шаг является полезным напоминанием о том, что долгосрочные торговые сделки могут быть взаимовыгодными.

    Тарифы на торговую войну между США и Китаем: актуальная таблица Средние тарифы США на импорт из Китая остаются повышенными на уровне 19,3%. Эти тарифы более чем в шесть раз выше, чем до начала торговой войны в 2018 году. Эти тарифы покрывают 66,4% китайского экспорта в США.

    Средние китайские тарифы на импорт из США также остаются повышенными и составляют в среднем 20.7 процентов. Ответные тарифы Китая по-прежнему покрывают 58,3% экспорта США в Китай. 17 февраля 2020 года правительство Китая объявило о процедуре исключения, в соответствии с которой китайские компании могут подать заявку на временное освобождение от ответных тарифов. Тем не менее остаются вопросы о том, сможет ли Китай выполнить обязательство по закупке дополнительных товаров и услуг в США на 200 миллиардов долларов в 2020 и 2021 годах, как описано в юридическом соглашении, подписанном 15 января 2020 года.

    В целом торговая война с 2018 по 2021 год проходила в пять этапов.В первом полугодии 2018 года рост тарифов был умеренным. Месяцы с июля по сентябрь 2018 года привели к резкому повышению тарифов с обеих сторон: средние тарифы в США выросли с 3,8% до 12,0%, а средние тарифы в Китае выросли с 7,2% до 18,3%. На третьем этапе был 8-месячный период (с 25 сентября 2018 г. по июнь 2019 г.) незначительных изменений тарифов. С июня по сентябрь 2019 года начался еще один набор повышений тарифов. На текущем пятом этапе, несмотря на соглашение о первом этапе, тарифы между двумя странами остаются повышенными и являются новой нормой.

    В этот же период Китай снизил тарифы на импорт из остального мира. Средние тарифы Китая в отношении этих экспортеров снизились с 8,0 процента в начале 2018 года до 6,1 процента к началу 2021 года. Соединенные Штаты увеличили свои средние тарифы на импорт из остального мира с 2,2 процента до 3,0 процента за тот же период.

    Эта диаграмма была адаптирована на основе данных, доступных в рабочем документе Чада П. Боуна «Торговая война между США и Китаем и соглашение о первой фазе».Информацию о временных исключениях товаров из тарифов, предоставленных каждой стороной в 2018–2020 годах, см. в документе.

    Тарифы США являются произвольным и регрессивным налогом

    США собирают более 33 миллиардов долларов в год — или примерно 0,2% ВВП — в виде пошлин, которые представляют собой налоги на импорт в США. Распространенный аргумент в пользу торгового протекционизма предполагает, что повышение тарифов влечет за собой очень небольшие затраты для многих людей, чтобы защитить более сконцентрированное население в определенных отраслях.Многие упускают из виду тот факт, что, как и любой налог, тарифное бремя ложится неравномерно на товары, а в большей степени ложится на определенные товары и население, которое их покупает. Несколько существующих анализов показывают, что с точки зрения потребления домохозяйства с низким и средним уровнем дохода получают значительно больше выгоды от торговли, чем домохозяйства с высоким доходом, в значительной степени потому, что домохозяйства с более низким доходом тратят больше на ходовые товары, такие как продукты питания и одежда (Fajgelbaum and Khandelwal). 2016). Кроме того, в некоторых исследованиях предпринимались попытки задокументировать, что сами тарифы имеют регрессивный характер (Gresser 2002, Moran 2014).Однако в литературе отсутствует комплексное исследование распространения самих тарифов. Мы сопоставляем импортные пошлины со стандартными данными о потребительских расходах, чтобы провести более детальный анализ и найти доказательства того, что домохозяйства с низким и средним уровнем доходов действительно тратят более высокую долю своих доходов и расходов, не связанных с жильем, на тарифы. Полученные данные показывают, что тарифы действуют как регрессивный налог на американских потребителей и искажают их вариации по продуктам.

    Тарифная нагрузка как регрессивный налог

    Чтобы оценить влияние тарифов на распределение между домохозяйствами, мы создали новый набор данных, сопоставив тарифы, собранные Таможенной и пограничной службой США, как сообщается в базе данных Информационной системы торговой политики (TPIS) Управления международной торговли (ITA) с категориями товаров в 2014 году. Обследование потребительских расходов (CEX), проводимое Бюро трудовой статистики США.В общей сложности созданный нами набор данных сопоставляет 381 категорию потребления с их соответствующим тарифом. Сопоставляя коды ГС с категориями CEX, мы создаем среднюю эффективную тарифную ставку в каждой категории потребления, разделив тарифы, собираемые на импорт. 1  Расчет не будет учитывать влияние тарифов через промежуточные ресурсы, только от импортных потребительских товаров. Набор данных с агрегированными категориями потребления доступен исследователям здесь. 2 Подробная информация о построении набора данных и его интерпретации представлена ​​в Приложении.

    Для США мы рассчитываем консервативные оценки, предполагая, что защита посредством тарифов вообще не побуждает отечественных производителей аналогичных товаров повышать цены. Эти оценки показывают, что от 10% до 20% самых бедных домохозяйств в распределении доходов платят около 95 долларов в год из-за тарифов, домохозяйства со средним доходом платят примерно 190 долларов, а 10% самых богатых — около 500 долларов. На рисунке ниже мы также показываем ряд более высоких тарифных ставок, которые отражают некоторое влияние на цены на отечественные товары (подробности см. в Примечании 6 к Приложению).

    Рисунок 1 Налоговая нагрузка по децилям дохода домохозяйства до налогообложения при различных допущениях сквозного переноса

    Однако бремя для бедных домохозяйств значительно выше, чем для самых богатых по отношению к их доходам. Следующие цифры демонстрируют регрессивность тарифов, представляя тарифное бремя по децилям доходов в процентах от дохода после уплаты налогов и в процентах от расходов, не связанных с жильем. CEX страдает от хорошо известных проблем с качеством данных в отношении отношения потребления к доходу для домохозяйств с очень низким доходом.По этой причине оценку тарифного бремени по отношению к доходу после уплаты налогов для нижнего дециля следует интерпретировать с осторожностью. Несмотря на это, широкая картина регрессивности очевидна.

    Рисунок 2 Тарифная нагрузка по отношению к доходу после налогообложения

    Рисунок 3 Тарифная нагрузка относительно расходов без учета ипотеки, аренды и коммунальных услуг

    Эти консервативные оценки прямого тарифного бремени велики по сравнению с другими недавними и горячо обсуждаемыми налоговыми политиками.Снятие тарифного бремени окажет значительно большее влияние на бедные домохозяйства, чем снижение налогов в 2001 и 2003 годах, которое, по оценкам, снизит налоги для нижнего квинтиля домохозяйств на 28–87 долларов в год. Если бы тарифы были повышены на 10 процентных пунктов по всем направлениям, стоимость потребительских пакетов домохозяйств в 2014 году (при прочих равных условиях, включая обменные курсы) выросла бы на 301 и 307 долларов для двух самых низких децилей дохода, на 611 и 716 долларов для пятого и второго децилей. шестой дециль дохода и 1462 доллара для домохозяйств в дециле с самым высоким доходом, при условии, что полные тарифы передаются потребителям и не оказывают дополнительного влияния на внутренние цены.

    Тарифы имеют произвольные и непреднамеренные последствия для потребителей

    Экономисты часто рассматривают тарифы в стилизованном виде, как будто они единообразно применяются к широким слоям экономики или просто нацелены на защиту только самых достойных или уязвимых секторов. На самом деле, существуют огромные различия в тарифах на дезагрегированном уровне по причинам, которые иногда связаны с тщательно продуманными целями, но в качестве альтернативы могут отдавать предпочтение одним группам или продуктам по сравнению с другими по причинам, которые не всегда очевидны.Например, для семьи, делающей покупки перед школой, рюкзаки из искусственных волокон облагаются тарифами в размере 17,6%; шариковые ручки по 0,8 цента каждая плюс дополнительные 5,4%; немеханические карандаши и мелки около 4,3%; маркеры 4%; механические карандаши 6,6%. Таким образом, тарифный кодекс больше наказывает учащихся за использование шариковых ручек и механических карандашей, чем маркеров. При этом тарифы на импорт беговых лыж, парусных досок или снаряжения для стрельбы из лука не применяются (USITC 2016: главы 42, 95).

    В отношении потребительских товаров, таких категорий, как одежда и многие виды домашней мебели и других товаров для дома, тарифы на более дешевые товары иногда выше, что делает тарифы на эти товары более регрессивными, чем предполагают наши базовые оценки. Взгляд на дезагрегированные данные об импорте США показывает, что многие категории товаров с удельной стоимостью (прокси для цен), которые имеют сильную отрицательную корреляцию с установленными законом тарифами, подразумевает, что более дешевые товары часто облагаются более высокими тарифными ставками. Товары группируются на 4-значном уровне ГС, и корреляции рассчитываются по 8-значным элементам ГС.Для 4-значных категорий HS, классифицируемых Организацией Объединенных Наций как потребительские товары, которые имеют рассчитанную корреляцию между тарифами и ценами, тарифная шкала снижается в ценах примерно наполовину, а список категорий с сильными отрицательными корреляциями чрезвычайно широк. деятельность повседневной жизни. Эти товары включают одежду для взрослых, детей и младенцев; непромокаемая обувь; предметы интерьера и постельные принадлежности; оливковое масло; переработанные помидоры; вино; велосипеды; походное снаряжение; каски и защитные спортивные головные уборы; мелкая кухонная техника и увлажнители воздуха; часы, столовая и кухонная утварь; изготовленные деревянные ящики, включая шкатулки.

    Иногда изменение тарифов кажется артефактом, наследием десятилетий многочисленных раундов переговоров. Сумки, чемоданы и другие чемоданы могут иметь совершенно другой тариф в диапазоне от нуля до 20% в зависимости от их назначения и материалов (USITC 2016: Chapter 42). Тарифы на спортивные перчатки, независимо от используемых материалов, варьируются от нуля до почти 6% в зависимости от вида спорта или даже должности, для которой они предназначены: перчатки для хоккея с шайбой не облагаются пошлиной, а лыжные перчатки имеют тариф почти до 6%. а перчатки для гольфа имеют тариф 4.9%. На перчатки для ватина действует пошлина в размере 3%, в то время как другие виды перчаток для бейсбола и софтбола не облагаются пошлиной (USITC 2016: главы 42, 61 и 62). Тарифы на подгузники, изготовленные из бумажной массы или целлюлозы, не облагаются пошлиной в соответствии с отраслевым соглашением по целлюлозно-бумажным изделиям Уругвайского раунда, в то время как тарифы на подгузники, изготовленные из хлопчатобумажной ткани или других текстильных волокон, могут облагаться тарифами в диапазоне от 2,8 % до 16 % ( USITC 2016: глава 96). Андерсон и Нири (1996 и 2007 гг.), Ки и др. (2009) и Kee et al.(2013), например, обсуждают различные способы количественной оценки влияния таких искажений на торговлю и благосостояние, а также то, как они соотносятся с общими торговыми ограничениями.

    Тарифы могут оказывать непропорционально большое влияние на родителей-одиночек, и многие товары, непропорционально потребляемые женщинами, облагаются более высокими тарифами, чем товары, непропорционально потребляемые мужчинами

    Если рассматривать демографические группы, тарифная нагрузка является самой высокой для семей с детьми, особенно для родителей-одиночек.

    Кроме того, средний эффективный тариф на многие категории женской одежды значительно превышает тариф на мужскую одежду.Действующая ставка составляет 23 % для женских костюмов и 14 % для мужских костюмов; 21% для женщин и 13% для мужчин в свитерах, рубашках и топах; 21% у женщин против 7% у мужчин в спортивной одежде; 15% для женских и 10% для мужских брюк и шорт; и 13% на женское нижнее белье по сравнению с 7% на мужское нижнее белье. И в тарифной сетке есть «налог на тампоны»: товары женской гигиены, изготовленные из материалов, отличных от бумаги или целлюлозы (например, хлопок, синтетические или искусственные волокна или текстиль), облагаются тарифами в диапазоне от 3.от 6% до 16% (UISTC 2016: Глава 96). Категория, которая включает в себя как средства женской гигиены, так и подгузники, HS 9619, имеет средний установленный законом (НБН) тариф в размере 7,6% (ВТО). Таким образом, тарифная нагрузка среди родителей-одиночек может быть даже выше для матерей-одиночек, чем для отцов-одиночек.

    Заключение

    Исходя из этого первоначального анализа, представляется, что тарифы устанавливаются регрессивным образом – отчасти потому, что расходы на торговые товары составляют более высокую долю дохода и потребления, не связанного с жильем, среди домохозяйств с более низкими доходами, но также и из-за явной регрессивности внутри категорий.Анализ выдвигает на первый план малоизученный аспект торговой политики и ее последствий и оставляет открытым путь для последующих исследований. Будут приветствоваться дополнительные исследования в этой области, и мы надеемся, что новый набор данных, созданный для этого анализа, поможет продвинуть некоторые из этих исследований.

    Примечание авторов. Мы благодарим Лидию Кокс, Конора Фоули, Наталью Лангбурд, Уилли Пауэлл и Нирупаму Рао за помощь в подготовке этого анализа и резюме.

    Приложение

    Для этого анализа мы создаем новый набор данных (доступен здесь), который объединяет информацию из подробных данных о тарифах из Гармонизированной тарифной сетки, опубликованной Комиссией по международной торговле США (USITC), и данные о потреблении от CEX.Сопоставление тарифных позиций с категориями потребления позволяет рассчитать тарифную нагрузку по группам. Набор данных с агрегированными категориями потребления доступен для исследователей здесь, а таблицы перед публикацией, содержащие более подробные категории, используемые в пешеходном переходе, доступны по запросу от BLS. Мы призываем других исследователей использовать эти данные и/или расширять и улучшать процесс сопоставления.

    Тарифные данные доступны на кодовом уровне Гармонизированной системы (ГС), который часто более детализирован (например,грамм. ракообразные, моллюски и другие водные беспозвоночные, приготовленные или консервированные), чем категория СЕХ (например, рыбные консервы и морепродукты). Для каждой категории CEX мы рассчитали среднюю тарифную ставку, разделив общие тарифы, взимаемые за товары в категории расходов, на общий объем импорта этих товаров. Это действующая тарифная ставка. CEX представляет собой подробный обзор расходов домохозяйств, включающий как квартальные, так и годовые компоненты. Категории потребления в некоторых случаях являются широкими, например, «Прочие скобяные изделия» или «Прочие свежие фрукты», но, как правило, весьма специфичны, например, различают полотенца для ванной, постельное белье, а также кухонное или столовое белье. 3

    Эффективная тарифная ставка, как правило, ниже, чем среднее значение установленных законом тарифных ставок или истинное экономическое бремя тарифов, потому что покупатели склонны отказываться от товаров, когда тарифы слишком сильно повышают цену по сравнению с другими вариантами. Использование эффективных ставок будет систематически недооценивать полное бремя тарифов для всех домохозяйств, поскольку оно добавляет только стоимость тарифов на товары, которые американцы фактически покупают, а не на товары, которые они могли бы предпочесть купить, если бы тарифа не было.Например, тарифная ставка в размере 1000% может не приносить доходов, поскольку она настолько высока, что блокирует весь импорт товара. Действующие тарифные ставки не будут включать какие-либо убытки для потребителей, возникающие в результате недоступности этого товара, вызванного введением тарифов, или повышения цен в результате снижения конкурентного давления на конкурирующих производителей.

    Предприятия, продающие товары, произведенные за пределами США, имеют возможность передать потребителям любые тарифы, которые они платят за товары, которые они ввозят в США, путем повышения цен.Иностранные фирмы могут взять на себя часть тарифного бремени, снизив свои собственные наценки на входе в завод, чтобы сохранить конкурентоспособность цен после применения тарифа, поэтому окончательное тарифное бремя может частично ложиться как на производителей, так и на покупателей или потребителей в США.[4] ] Для простоты мы предполагаем, что стоимость тарифа полностью ложится на потребителей, что согласуется с оценками акцизного налога Бюджетного управления Конгресса США (2011 г.) и Объединенного комитета Конгресса США по налогообложению (2015 г.).На практике возможность того, что некоторая часть тарифа ложится на иностранную фирму, не имеет отношения к нашему анализу влияния на распределение, поскольку это просто повысит или снизит общую тарифную нагрузку, а не изменит ее распределение. 5

    Поскольку потребители покупают смесь импортных и отечественных товаров, мы применяем тарифную ставку только к доле импортируемых товаров, предоставленной нам для основных категорий товаров Управлением торгового представителя США (USTR).Поскольку товары отечественного производства заменяют импортные товары, на которые распространяются тарифы, мы также представляем более широкий анализ, предполагающий некоторое распространение влияния цен на отечественные товары. 6

    Рисунок 4 Тарифная выручка

    Общий доход от тарифов, собранный США, составляет более 33 миллиардов долларов, из которых 25 миллиардов долларов приходится на категории, которые ООН классифицирует как потребительские товары. Общая тарифная нагрузка, которую мы рассчитываем на основе расходов домохозяйств (которые в основном классифицируются как потребительские товары), составляет более 27 миллиардов долларов.Отличие от общей тарифной выручки отражает как невозможность сопоставления некоторых товаров, погрешность измерения, так и тот факт, что не вся тарифная выручка напрямую собирается с потребительских товаров. В частности, наш анализ не будет отражать тот факт, что тарифы на промежуточные товары могут привести к повышению цен на потребительские товары внутреннего потребления. Кроме того, поскольку в нашем расчете тарифного бремени эффективная тарифная ставка применяется к внутренним расходам, а не к стоимости импорта, он будет включать розничные наценки или налоги с продаж, которые увеличат измеренное бремя по сравнению с тарифными доходами.Однако в чистом виде тарифное бремя, которое мы распределяем по группам, довольно близко к общему доходу от тарифов на потребительские товары, что позволяет предположить, что оно является разумным косвенным показателем прямого бремени.

    Каталожные номера

    Ан, Л. и Дж. Ван (2012 г.), «Перенос обменного курса: данные, основанные на векторной авторегрессии с ограничением знака». Open Economies Review 23(2): 359-380 (апрель).

    Андерсон, Дж. и П. Нири (1996), «Новый подход к оценке торговой политики». Review of Economic Studies 63(1): 107-125 (январь).

    Андерсон, Дж. и П. Нири (2007 г.), «Благосостояние в сравнении с доступом к рынку: последствия тарифной структуры для тарифной реформы». Журнал международной экономики , том. 71 (2) (март), стр. 627–49.

    Арколакис, К., А. Костинот, Д. Дональдсон и А. Родригес-Клэр (2015 г.), «Неуловимые конкурентные эффекты торговли». Рабочий документ NBER № 21370.

    Ауэр, Р. и Р. Шенле (2016 г.), «Структура рынка и влияние обменного курса». Журнал международной экономики 98.

    Конгресс Объединенного комитета США по налогообложению, справедливости и налоговой политике (2015 г.), «Справедливость и налоговая политика».

    Бюджетное управление Конгресса (2011 г.), «Распределение доходов домашних хозяйств и федеральных налогов».

    Де Блас, Б. и К. Н. Расс (2015 г.), «Понимание наценок в открытой экономике». Американский экономический журнал: макроэкономика 7(2): 157-180.

    Эдмонд, К., В. Мидриган и Д. Сюй (2015 г.), «Конкуренция, наценки и прибыль от торговли. American Economic Review , готовится к печати.

    Элмендорф, Д. В. и др. (2008), «Распределительные эффекты снижения налогов в 2001 и 2003 годах: какое значение имеют финансирование и поведенческие реакции?» Национальный налоговый журнал : 365-380

    Файгельбаум, П.Д. и А.К. Хандельвал (2016 г.), «Измерение неравных выгод от торговли». Ежеквартальный журнал экономики , 131 (3): 1113-1180

    Feenstra, RC and D Weinstein (2016), «Глобализация, конкуренция и U.С. Благосостояние». Готовится к публикации, Журнал политической экономии.

    Гейл, В. Г. и П. Р. Орзаг (2004 г.), «Налоговая политика администрации Буша: эффекты распределения».  Налоговые примечания  104.14: 1559-1566.

    Грессер, Э. (2002 г.), «Самые жесткие для бедных: несовершенная тарифная система Америки». Иностранные дела 81: 9.

    Хаякава, Казунобу и И. Т. О. Тадаши. 2015. Тарифный перенос во всемирной торговле: эмпирические данные на уровне тарифных позиций. № ДП-2015-34.

    Ирвин, Д.А. (2014), «Тарифная сфера действия: доказательства из У.S. Сахарные пошлины 1890–1930 ». Рабочий документ NBER № 20635 (октябрь).

    Хара, К.К.М. и А.М. дель Кармен Вера Ганоза (2014 г.), «Оценка сквозного и социального эффекта снижения тарифов на желтую кукурузу в Перу в период с 2000 по 2011 год». Торговая политика, благосостояние домохозяйств и борьба с бедностью : 243.

    Ки, Л. Х., А. Никита и М. Оларреага (2009 г.), «Оценка индексов торговых ограничений». Экономический журнал 119(1): 172-199.

    Ки, Л. Х., К. Неагу и А. Никита (2013 г.), «Расцветает ли протекционизм? Оценка национальной торговой политики во время кризиса 2008 года.” Обзор экономики и статистики 95(1): 342-346.

    Моран, Т. (2014 г.), «Тарифы сильнее всего ударили по бедным американцам». Институт международной экономики Петерсона. Экономика в реальном времени. (31 июля).

    Розенберг, Дж. (2015 г.), «Распределительное бремя федеральных акцизных налогов». Городской институт и Центр налоговой политики Брукингского института.

    Комиссия по международной торговле США (USITC) (2016 г.), Гармонизированная тарифная сетка.

    Всемирная торговая организация.Возможность загрузки тарифов.

    Концевые сноски

    [1] Это ниже как среднего установленного законом тарифа, так и фактического бремени тарифов, поскольку потребители отказываются от товаров с высокими тарифами, и в процессе не учитываются потери благосостояния при переключении с предпочтительных товаров. Для простоты мы предполагаем, что тарифы полностью передаются потребителям, это не влияет на расчеты регрессивности (см. Приложение).

    [2] Мы используем дезагрегированные категории, для которых разбивка расходов по децилям дохода домохозяйства до налогообложения и демографическим группам доступна в таблицах до публикации по запросу из BLS: http://www.bls.gov/cex/csxresearchtables.htm#allnew.

    [3] Наше соответствие между категориями CEX и тарифными категориями обязательно несовершенно, поэтому мы можем пропустить некоторые собранные тарифы.

    [4] См. Irwin (2014) для обсуждения эмпирических данных о влиянии тарифов и анализа товарного рынка, где США являются крупным потребителем на мировом рынке.

    [5] Хотя в некоторых статьях в торговой литературе указывается, что предприятиям не нужно передавать снижение тарифов покупателям в виде более низких цен, а можно просто поглотить их в виде более высоких наценок, этот аргумент справедлив в основном в случае, когда тарифы снижаются только для одного торгового партнера в модели только с двумя странами (Arkolakis et al.2015, Эдмонд и др. 2015). Де Блас и Расс (2015) показывают, что когда тарифы снижаются в отношении более чем одного торгового партнера в многострановом мире, как в случае, подобном TPP, снижение с большей вероятностью будет передано покупателю из-за угрозы конкуренции со стороны других поставщиков. Аналогичным образом, литература по переносу обменного курса предполагает, что изменения относительных цен, вероятно, будут полностью отражены в ценах, взимаемых с покупателей, когда они происходят у нескольких торговых партнеров США (Auer and Schoenle 2016), и что более выраженный перенос происходит, когда они постоянны (An and Wang 2012), что, безусловно, относится к тарифам.

    [6] В то время как тарифы только напрямую повышают цены на импортные товары, косвенные эффекты возникают из-за снижения конкуренции за отечественные товары, что может привести к росту цен на все товары в категории. Это говорит о том, что наши результаты, вероятно, представляют собой нижнюю границу. В литературе, такой как Gresser (2002), Hayakawa and Ito (2015) и Jara and Ganoza (2014), оценка переносимости составляет 0,22–0,74. Чтобы учесть эти косвенные ценовые эффекты, мы также оцениваем стоимость тарифов, предполагая, что тарифы также повышают цену отечественных товаров на 25 и 50 процентов от тарифной ставки, с нулевым процентом в качестве исходной оценки, упоминаемой в тексте.Этот контрольный показатель также согласуется с оценками Feenstra and Weinstein (2016), которые связывают рост доходов от торговли и благосостояния с падением внутренних наценок в США в период с 1992 по 2005 год. внутренние цены (Моран, 2014 г.).

    США – Торговля – Европейская комиссия

    Страны и регионы

    США

    Европейский Союз и Соединенные Штаты имеют крупнейшие двусторонние торговые и инвестиционные отношения и наиболее интегрированные экономические отношения в мире.Хотя в 2021 году Китай обогнал Китай как крупнейший источник импорта товаров в ЕС, США на сегодняшний день остаются крупнейшим торговым и инвестиционным партнером ЕС.

    Трансатлантические отношения определяют мировую экономику. Либо ЕС, либо США являются крупнейшим торговым и инвестиционным партнером почти любой другой страны в мировой экономике. В совокупности экономики обеих территорий составляют более 40% мирового ВВП и более 40% мировой торговли товарами и услугами.

    Торговая фотография

    • Торгово-инвестиционные отношения между ЕС и США остаются прочными, несмотря на экономические проблемы, связанные с пандемией Covid-19. В 2020 году компании ЕС экспортировали товаров на сумму 353 млрд евро, что почти на 2 млрд евро больше, чем в 2018 году. Более 164 000 компаний ЕС экспортируют в США, почти 93 000 из которых являются МСП.
    • Общий объем инвестиций США в ЕС в три раза выше, чем во всей Азии.
    • Инвестиции ЕС в США примерно в восемь раз превышают сумму инвестиций ЕС в Индию и Китай вместе взятые.
    • Инвестиции ЕС и США являются реальной движущей силой трансатлантических отношений, способствуя росту и созданию рабочих мест по обе стороны Атлантики. Треть этой трансатлантической торговли приходится на внутрифирменные переводы.
    • Трансатлантические отношения определяют форму всей мировой экономики. Для большинства стран либо ЕС, либо США являются крупнейшим торговым и инвестиционным партнером.
    • Вместе на экономику ЕС и США приходится около половины мирового ВВП и почти треть мировых торговых потоков.
    ЕС-США: торговля товарами
    Торговля товарами 2018-2020, млрд евро
    Год Импорт ЕС Экспорт ЕС Весы
    2018 214,7 351,2 136,5
    2019 232,6 384,4 151,8
    2020 202.6 352,9 150,3
    ЕС-США: торговля услугами
    Торговля услугами 2017-2019 гг., млрд евро
    Год Импорт ЕС Экспорт ЕС Весы
    2017 193,1 174,1 -19,0 ​​
    2018 199,0 184.8 -14,2
    2019 221,5 205,0 -16,5
    ЕС-США: прямые иностранные инвестиции
    Прямые иностранные инвестиции 2019, млрд евро
    Год Прикладные запасы Запасы на экспорт Весы
    2019 2003.1 2161,5 158.3

    Если не указано иное, «ЕС» относится за все указанные годы к нынешнему Европейскому Союзу, состоящему из 27 государств-членов.

    Дата обращения: 04.12.2021

    Больше статистики по США

    ЕС и США

    Инвестиционные партнеры

    ЕС и США являются крупнейшим источником прямых иностранных инвестиций друг для друга. В 2019 году в ЕС было зарегистрировано 2 евро.2 трлн внешних акций и 2,0 трлн евро внутренних акций. Инвестиции ЕС и США являются важной движущей силой трансатлантических отношений и способствуют росту и созданию рабочих мест по обе стороны Атлантики. Треть всей трансатлантической торговли приходится на внутрифирменные переводы, что свидетельствует о глубокой экономической интеграции между рынками ЕС и США.

    Узнайте больше о торговых и инвестиционных отношениях между ЕС и США на веб-сайте представительства Европейского Союза в США.

    Переговоры

    Несмотря на то, что США являются крупнейшим торговым партнером ЕС, между ЕС и США нет специального соглашения о свободной торговле. Переговоры о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве (ТТИП) были начаты в 2013 году, но завершились безрезультатно в конце 2016 года. Они были официально закрыты в 2019 году после того, как были признаны устаревшими. Тем не менее, трансатлантическая торговля по-прежнему пользуется одним из самых низких средних тарифов (менее 3%) в мире, регулируемых правилами Всемирной торговой организации (ВТО).

    Споры

    Несмотря на то, что торговые споры, как правило, попадают в заголовки, текущие споры затрагивают только около 2% торговли между ЕС и США. Механизм разрешения споров ВТО рассматривает некоторые из этих споров.

    На саммите ЕС-США в 2021 году был достигнут прогресс в разрешении некоторых из самых давних торговых споров между двумя сторонами. На вершине с обеих сторон:

    • Сделал решающий шаг к разрешению спора между Airbus и Boeing в рамках ВТО, создав Рамочную программу сотрудничества для больших гражданских самолетов и приостановив действие соответствующих тарифов США и ЕС на пять лет.
    • Подтвердили свою решимость работать вместе для устранения напряженности, связанной с применением США тарифов на импорт стали и алюминия из ЕС в соответствии с разделом 232 США. Обе стороны согласились работать над восстановлением торговли после минимумов 2020 года и прекращением споров ВТО.

    Диалоги и встречи

    ЕС и США обсуждают торговлю и другие вопросы, связанные с торговлей, на регулярной основе на различных форумах, таких как Всемирная торговая организация, на саммитах ЕС-США и на разовой основе.

    После саммита ЕС-США в 2021 году Европейский Союз и США опубликовали Совместное заявление, в котором объявили о возобновлении трансатлантического партнерства в постпандемическую эпоху. Эта повестка сосредоточена на глобальных проблемах в области здравоохранения, зеленом росте, укреплении торговых отношений и укреплении демократических ценностей для более безопасного мира.

    Торгово-технический совет

    Европейский союз и Соединенные Штаты создали Совет по торговле и технологиям ЕС-США (TTC) на своем саммите в Брюсселе 15 июня 2021 года.TTC служит форумом для ЕС и США для координации подходов к ключевым глобальным торговым, экономическим и технологическим вопросам, а также для углубления трансатлантических торгово-экономических отношений на основе общих демократических ценностей.

    На инаугурационной встрече TTC в Питтсбурге 29 сентября 2021 года США и ЕС опубликовали Совместное заявление, в котором договорились углубить трансатлантическое сотрудничество для укрепления цепочек поставок полупроводников, сдерживания практики нерыночной торговли и принятия более единого подхода к регулированию глобальных технологий. фирмы, при этом каждая сторона уважает регулятивную автономию другой стороны.

    Стороны договорились обмениваться информацией об инвестиционных тенденциях, влияющих на безопасность, в том числе об отраслевых тенденциях, происхождении инвестиций и типах транзакций. Они также договорились поделиться передовым опытом анализа и устранения рисков, уделяя особое внимание конфиденциальным технологиям и данным.

    Работа проходит в 10 рабочих группах. Некоторые группы сосредоточены на разработке технологических стандартов, повышении безопасности цепочки поставок, экспортном контроле и проверке инвестиций. Другие группы занимаются финансированием безопасных и устойчивых цифровых подключений в странах третьего мира, борются с произвольным или незаконным наблюдением и расширяют доступ МСП к цифровым инструментам.

    Торговля с США

    Во сколько вам обойдется торговая война к концу года?

    Новая волна тарифов администрации Трампа вступила в силу в воскресенье, в результате чего большинство товаров, импортируемых в Соединенные Штаты из Китая, облагаются налогами на импорт.

    Это последний шаг в затянувшемся конфликте между двумя крупнейшими экономиками мира. Этот раунд — 15-процентная пошлина на китайские товары стоимостью в миллиарды долларов, такие разнообразные, как миски для хлопьев, кисти для рисования и пижамы, — вероятно, самым непосредственным образом ударит по американским домохозяйствам.

    Насколько? Около 460 долларов в год на среднюю семью, согласно анализу экономистов Кирилла Борусяка из Университетского колледжа Лондона и Ксавьера Джаравеля и Лондонской школы экономики.

    Стоимость тарифов на все товары и услуги

    Расчетная годовая стоимость для каждого домохозяйства

    Анализ основан на влиянии тарифов на импортные товары и товары, в которых используются импортные компоненты.Оценки получены путем сопоставления таможенных данных и подробных данных о цепочке поставок с данными о потребительских расходах за 2017 год.

    По всему спектру доходов тарифы могут стоить до 970 долларов для самых богатых домохозяйств Америки и всего 340 долларов для самых бедных. Эти оценки включают тарифы, действующие до сих пор, а также предполагаемое повышение на конец этого года.

    После того, как в начале 2018 года администрация Трампа впервые ввела тарифы на импортные солнечные батареи и стиральные машины, она начала напрямую взимать сборы с китайских товаров.Китай ответил своими собственными тарифами, и с тех пор обе стороны ответили более высокими ставками и нацелены на все больше и больше продуктов.

    До этого месяца в Соединенных Штатах действовали 25-процентные пошлины на китайские товары на сумму 250 миллиардов долларов. Помимо раунда в воскресенье, в октябре и декабре ожидается дальнейшее повышение и тарифы, которые в конечном итоге составят сборы почти на все, что поступает в Соединенные Штаты из Китая.

    Но торговая политика администрации не ограничивалась Китаем.А с тарифами, которые касаются мексиканского, канадского, европейского и другого импорта, стоимость для типичного американского домохозяйства пока оценивается в 250 долларов.

    Это число может удвоиться, если все предложенные тарифы вступят в силу этой осенью. Это далеко от среднегодовых затрат в 60 долларов, когда исследователи провели аналогичный анализ более года назад.

    Эти цифры следует рассматривать как грубые оценки, потому что ряд факторов усложняет определение того, какими могут быть истинные затраты.Другие оценки, которые не включали предстоящие тарифы, варьировались от 400 до 1000 долларов на семью в год.

    Стоимость тарифа может ощущаться в различных точках цепочки поставок продукта. Хотя есть некоторые новые доказательства того, что тарифы передаются непосредственно импортерам на границе, до сих пор неясно, какая часть этих расходов ложится на плечи розничных продавцов. Товар на полке магазина является продуктом многих затрат, включая оплату труда, аренду, доставку и маркетинг.

    Г-н.Борусяк и г-н Джаравель отмечают, что по мере роста тарифов укус может быть даже менее болезненным. Это связано с тем, что более высокие сборы могут подтолкнуть компании к производству товаров в других странах, на которые могут не распространяться те же ставки импорта, что и на Китай.

    Затем возникает вопрос о том, что люди на самом деле покупают. Многие семьи также могут не покупать некоторые продукты достаточно часто, чтобы равномерно ощутить влияние тарифов.

    Вот та же диаграмма, что и раньше, с разбивкой на так называемые товары краткосрочного пользования (товары, которые люди покупают часто, такие как продукты питания, одежда и косметика) и товары длительного пользования (товары, которые люди покупают нечасто, такие как автомобили, электроника и бытовая техника).

    Товары кратковременного пользования, такие как продукты питания и одежда

    Расчетная годовая стоимость для каждого домохозяйства

    Изделия длительного пользования, такие как автомобили и электроника

    Расчетная годовая стоимость для каждого домохозяйства

    Графики показывают, что в течение следующих нескольких месяцев стоимость торговой войны вырастет более резко для товаров краткосрочного пользования, чем для товаров длительного пользования.

    Г-н.Борусяк говорит, что именно здесь укус торговой войны может стать гораздо более заметным. Мало того, что тарифы на эти продукты обходятся непропорционально дороже для бедных семей, но это те вещи, которые семьи должны покупать постоянно и не могут откладывать, поэтому скачки цен могут быть гораздо более заметными, чем в случае с электроникой. И это увеличение, которое уже ощущается.

    Цены на мелкие товары, такие как корм для домашних животных и консервированные фрукты, за последние два года выросли на один-два процентных пункта больше, чем общий уровень инфляции.

    Домашние животные и товары для животных

    +5,1%

    Но цены на некоторые вещи, которые люди обычно не покупают, подскочили с тех пор, как администрация Трампа начала вводить тарифы.

    Швейная машина

    и ткань

    +8.4%

    Стиральные машины представляют собой очень конкретный пример. Вот два снимка экрана одной и той же стиральной машины Samsung, продаваемой на веб-сайте Home Depot: один сделан в июне 2016 года, а другой — на прошлой неделе. За три года цена подскочила на 100 долларов, то есть на 20 процентов.

    Источники: Wayback Machine, Home Depot.

    Тарифы не обязательно являются единственной причиной столь значительного роста цен на стиральные машины.Но они были одним из немногих продуктов, на которые непосредственно распространялись тарифы, что могло объяснить всплеск.

    Но даже если семьи в конечном итоге тратят в течение года на сто долларов больше на стиральную машину или на несколько сотен долларов больше на другие расходы, в конечном итоге им может быть недостаточно, чтобы заметить или, по крайней мере, приписать торговлю. война.

    «Некоторые игрушки, которые вы видите в Walmart, могут стоить от 20 до 25 долларов», — говорит Дэвид Вайнштейн, экономист Колумбийского университета.«Любая из этих покупок не обойдется в кругленькую сумму».

    Как тарифы Трампа действительно повлияли на рынок труда США

    Исследование, проведенное в январе 2021 года по заказу Американо-китайского делового совета (USCBC), утверждает, что торговая политика бывшего президента Дональда Трампа стоила Соединенным Штатам 245 000 рабочих мест. Как говорится в новостном сообщении Reuters , USCBC заявил, что «постепенное снижение тарифов» может помочь остановить кровотечение, а также утверждая, что невыполнение этого требования приведет к еще большим потерям рабочих мест и более вялому росту.

    Но хотя я давно утверждал, что подход Трампа к торговле больше навредил экономике США, чем помог, это главным образом потому, что эта торговая политика была основана на устаревших представлениях о том, как работает торговля, и потому, что они игнорировали фундаментальные источники торгового дисбаланса США. Как Мэтью Кляйн и я утверждали в Торговые войны — это классовые войны , двусторонние тарифы на китайские товары никак не влияют на перекосы доходов в Китае, которые побуждают страну иметь огромные излишки и экспортировать недостаточный уровень внутреннего спроса.Такие тарифы также не затрагивают механизмы, которые приводят к дефициту спроса на американские берега. В результате, даже если тарифы Трампа сократят двусторонний дефицит США с Китаем, они просто приведут к увеличению дефицита США с остальным миром, наряду с профицитом Китая с остальным миром, по крайней мере, столько.

    Очевидно, что торговая политика администрации Трампа не увенчалась успехом. Дефицит США в отношениях с Китаем и остальным миром в прошлом году был выше, чем за более чем десятилетие.И хотя было бы немного несправедливо рассматривать данные за 2020 год без учета специфических экономических искажений, вызванных пандемией коронавируса, дефицит торгового баланса и счета текущих операций США был намного выше во время президентства Трампа, чем при бывшем президенте Бараке Обаме.

    Но эта тарифная политика не имела неприятных последствий по причинам, указанным в отчете USCBC. Основная проблема заключается в том, как они неправильно оценивают выгоды от торговли. В отчете определены несколько компонентов торговых отношений (У.S. импорт из Китая, экспорт США в Китай, инвестиции США в Китай и инвестиции Китая в США) и пытается подсчитать прямые рабочие места, связанные с каждым из этих компонентов. Затем они пытаются измерить влияние торговой политики на каждый из этих компонентов, а затем подсчитывают предполагаемые потери рабочих мест. Краткое изложение, которое они предоставляют, показывает, как они это делают:

    США выиграли от торговых и инвестиционных потоков с Китаем. Сочетание двусторонней торговли, инвестиций и интеграции цепочки поставок способствовало экономическому росту, расширению потребительского выбора и созданию рабочих мест.В 2019 году экспорт в Китай обеспечил 1,2 миллиона рабочих мест в США, а по состоянию на 2018 год 197 000 человек в США были напрямую заняты китайскими транснациональными компаниями. Американские компании инвестировали 105 миллиардов долларов в Китай в 2019 году, и прибыль от этих инвестиций и вклад, который они вносят в конкурентоспособность американского бизнеса, помогают поддерживать экономику США за счет НИОКР, внутренних инвестиций и выплаты дивидендов. Учитывая, что Китай, по прогнозам, будет обеспечивать примерно одну треть мирового роста в течение следующего десятилетия, сохранение доступа к китайскому рынку становится все более важным для глобального успеха американского бизнеса.

    Торговля осуществляется на глобальном уровне, а не на двусторонней основе

    Первая и, возможно, самая очевидная проблема с этим подходом заключается в том, что он предполагает, что торговля осуществляется на двусторонней основе. Это могло быть в значительной степени верно 150 лет назад, когда транспортные расходы были слишком высоки, чтобы обеспечить производство во многих местах, но со временем это стало менее верным. В первой главе нашей книги « Торговые войны — это классовые войны » мы с Кляйном обсуждаем, как глобальный коллапс транспорта, связи и транспортных расходов, начавшийся в 1980-х годах, сделал двустороннюю торговлю практически бесполезной мерой измерения.Дисбалансы в одной стране гораздо чаще передаются в другую страну косвенно, через другие (иногда несколько) стороны, чем напрямую через двусторонний счет.

    Иными словами, даже если бы мы знали, что считать и как оценивать его влияние на занятость, было бы бессмысленно ограничивать обсуждение издержек и выгод торговли с какой-либо одной страной исключительно этим двусторонним торговым счетом. Чтобы донести эту точку зрения, мой наставник в Колумбийском университете, покойный Майкл Адлер, однажды сердито посмотрел на своих студентов и предупредил, что если кто-то из них даже упомянет двустороннюю торговлю, они немедленно завалят класс.Данные о двусторонней торговле очень мало говорят об общих торговых отношениях между двумя странами.

    Дисбалансы передаются в основном через счет операций с капиталом

    Есть еще одна веская причина, по которой данные о двусторонней торговле не имеют значения. Глобализация потоков капитала свидетельствует о том, что торговые дисбалансы с большей вероятностью передаются через счет операций с капиталом, чем через торговый счет. Если Китай, например, экспортирует избыточные сбережения в Соединенные Штаты, СШАпопытки сократить дефицит двусторонней торговли с Китаем за счет тарифов, скорее всего, просто перенаправят этот дефицит через другие страны. В конце концов, зависимость от тарифов оставляет общий дефицит США неизменным, если приток китайского капитала в Соединенные Штаты не изменится, даже когда на первый взгляд кажется, что двусторонний дефицит с Китаем изменится. Вот почему гораздо полезнее сосредоточиться на счете операций с капиталом, и даже в этом случае анализ должен начинаться с общего счета операций с капиталом каждой страны, а не только с ее двустороннего счета операций с капиталом.

    Другими словами, чтобы понять, как Китай влияет на экономику США, аналитики должны сосредоточиться на том, как китайская политика заставляет внутренние сбережения преобладать над внутренними инвестициями, и как эти избыточные сбережения затем экспортируются в остальной мир. В той мере, в какой они экспортируются в развивающиеся страны, в которых внутренние потребности в инвестициях превышают внутренние сбережения (развивающиеся страны, торговый дефицит которых финансируется за счет притока китайского капитала), китайские дисбалансы являются положительными для роста, поскольку они увеличивают инвестиции в стране-получателе.Однако в той мере, в какой избыточные сбережения Китая экспортируются в страны с развитой экономикой, не имеющие ограничений по капиталу, они просто переносят рост со своих торговых партнеров на себя. В этом случае влияние на экономику США будет зависеть от роли, которую Соединенные Штаты играют в поглощении избыточных глобальных сбережений.

    Но все становится еще сложнее. Негативное экономическое воздействие, которое эти избыточные сбережения могут оказать на экономику США, может проявляться либо в виде более высокой безработицы, либо в виде более высокого долга (либо долга домохозяйств, либо дефицита бюджета).Фактическое воздействие зависит от того, как разработана внутренняя политика, чтобы определить, «выбирают» ли Соединенные Штаты более высокую безработицу или более высокий долг.

    Это важно. Соединенные Штаты могут приспособиться к избыточным иностранным сбережениям несколькими способами. Единственное требование состоит в том, что корректировка должна так или иначе снизить норму сбережений в США. Это может произойти из-за того, что импортированные иностранные сбережения (которые идентичны чистому импорту товаров и услуг) либо увеличивают безработицу, либо увеличивают долг.Вот почему совсем не очевидно, что правильный способ измерения неблагоприятного торгового дисбаланса заключается в количестве потерянных или полученных рабочих мест. В конце концов, необходимая корректировка в США может так же легко (и более вероятно) произойти в форме увеличения долга домохозяйств.

    Большая часть воздействия на торговлю носит косвенный, а не прямой характер

    Еще одна проблема с методологией USCBC заключается в том, что она, по-видимому, в основном учитывает влияние каждого компонента торговли — США. импорт из Китая, экспорт США в Китай, США.S. инвестиции в Китае, а китайские инвестиции в США — на прямую занятость, при игнорировании косвенных составляющих. Например, если тариф на китайские гаджеты заставляет американцев потреблять меньше гаджетов, относительно легко измерить, сколько американцев, занятых в бизнесе по распространению гаджетов, потеряют работу.

    Но даже если американцы покупают меньше гаджетов, это не означает, что общее американское потребление уменьшится. Это просто означает, что американцы будут покупать меньше гаджетов и больше других вещей.В таком случае совершенно не очевидно, как тарифы на китайские гаджеты повлияют на занятость в Америке в целом. Что действительно важно, так это то, как тарифы на китайские товары влияют на относительную долю ВВП, удерживаемую китайскими и американскими домохозяйствами.

    Нетрудно понять, почему большинство торговых аналитиков предпочитают подсчитывать прямое воздействие: кажется, что его легче оценить. Но большая часть как положительных, так и отрицательных воздействий торговли, вероятно, будет косвенной, влияя на экономику, прежде всего, путем изменения общего макроэкономического уровня инвестиций и/или сбережений.

    Не все дефициты одинаковы

    Методы исследования USCBC в остальном не совпадают. Такой вид торгового анализа не может отличить влияние дефицита США XIX века на занятость от современного дефицита. Это важно, потому что они категорически разные. В девятнадцатом веке, когда Соединенные Штаты страдали от нехватки капитала, приток иностранного капитала стимулировал инвестиции в США. Но в сегодняшних насыщенных капиталом Соединенных Штатах избыточный приток иностранного капитала и порождаемый им дефицит в конечном итоге приводят к сокращению сбережений, а не к увеличению инвестиций.

    Эта разница очень важна. Базовые бухгалтерские тождества учат, что чистый приток капитала по определению должен приводить либо к увеличению инвестиций, либо к снижению сбережений. Поскольку дефицит торгового баланса США, который приводит к увеличению инвестиций, не может иметь такого же влияния, как дефицит торгового баланса США, подавляющий сбережения, существуют серьезные проблемы с методологией, которая не может провести различие между ними.

    В более общем плане теория торговли говорит нам, что дефицит торгового баланса может быть положительным для развивающихся стран, чьи высокие потребности в инвестициях превышают внутренние сбережения, в то время как зрелые, развитые страны не должны иметь больших постоянных дефицитов.Методология исследования, которая не может отличить одно от другого, рисует очень искаженную картину. Та же проблема возникает, но еще хуже, когда аналитики предполагают, что влияние китайских инвестиций в Соединенных Штатах на занятость равно количеству рабочих мест в компаниях, принадлежащих китайцам. Это может быть верным только в экономике с очень высокой стоимостью капитала, в которой спрос сдерживается ограничениями со стороны предложения. Эти условия явно не применимы к Соединенным Штатам последних четырех лет, когда капитал был дешевым и в изобилии, а основные ограничения были на стороне спроса.

    Подводя итог, можно сказать, что дефицит может быть как положительным, так и отрицательным для роста и безработицы в зависимости от основных макроэкономических условий. Методология исследования, которая не замечает или не учитывает этого, скорее всего, упустит общую картину.

    Излишки обычно являются следствием заниженной заработной платы

    Сосредоточив внимание на влиянии каждого независимого компонента торговли на занятость, анализ USCBC, по-видимому, не может провести различие между влиянием внешней торговли на занятость в странах с большим профицитом и влиянием на страны со сбалансированными позициями или большим дефицитом.Тем не менее очевидно, что страны, которые имеют большие излишки, делают это для создания рабочих мест, которые не могут быть экономически устойчивыми только за счет удовлетворения внутреннего спроса.

    Эта тенденция смешивать различные торговые эффекты фактически упускает суть. Они не полностью игнорируют влияние импорта, но их методология, по-видимому, автоматически предполагает, что импорт увеличивает реальный доход домохозяйства (за счет снижения цен на потребительские товары) в большей степени, чем уменьшает доход домохозяйства из-за прямой потери работы.Между тем они одновременно игнорируют то, как импорт может подавлять заработную плату или повышать косвенную безработицу, а также косвенные потери рабочих мест, вызванные этим подавлением заработной платы.

    Почти во всех странах, где постоянно наблюдается значительный профицит, доля домохозяйств в ВВП ниже, чем в сопоставимых странах и торговых партнерах. Это не просто совпадение. Низкая заработная плата по отношению к производительности позволяет странам иметь излишки, и все же анализ USCBC, по-видимому, неявно отрицает, что страны повышают международную конкурентоспособность главным образом за счет прямого или косвенного сокращения доли заработной платы в производстве или что, когда страны проводят политику, направленную на улучшение того, что они считают международную конкурентоспособность, это обычно не более чем эвфемизм для политики, которая прямо или косвенно подавляет заработную плату.

    Вот почему они считают, что расширение торговли может привести только к более высокому реальному доходу домохозяйства. Они исключают возможность того, что в той мере, в какой страна с профицитом полагается на снижение заработной платы, чтобы стать достаточно конкурентоспособной, чтобы управлять своим профицитом, она должна оказывать давление на своих торговых партнеров в сторону снижения заработной платы.

    Иностранная прибыль не приносит доходов от внутренних инвестиций

    В отчете USCBC утверждается, что американские компании получают прибыль от своих китайских инвестиций, которую они затем направляют на увеличение американских инвестиций.Но опять же, это допущение игнорирует важнейшее различие между экономикой, в которой деловые инвестиции сдерживаются высокими капитальными затратами, и экономикой, в которой инвестиции сдерживаются слабым спросом. Многие многонациональные американские компании уже сидят на огромных запасах наличных денег, которым они не могут найти продуктивного применения: вряд ли это указывает на то, что американским предприятиям нужны иностранные прибыли для финансирования еще больших инвестиций внутри страны.

    Торговля больше, чем идеология

    Исследование USCBC завершается следующим:

    Снижение тарифов, скорее всего, пойдет на пользу экономике США и создаст рабочие места.Даже умеренное снижение тарифов может ускорить экономический рост и стимулировать рост занятости. В соответствии с нашим сценарием деэскалации торговой войны, когда оба правительства постепенно снижают средние тарифные ставки примерно до 12% (по сравнению с примерно 19% в настоящее время), экономика США производит дополнительно 160 миллиардов долларов реального ВВП в течение следующих пяти лет и использует дополнительно 145 000 человек к 2025 году. Доход домохозяйства в США будет выше на 460 долларов в результате увеличения занятости и доходов, а также снижения цен.

    Эскалация торговой напряженности и существенное ослабление связи с Китаем нанесут дополнительный ущерб экономике США и сократят занятость. Согласно нашему сценарию эскалации торговой войны и разъединения, экономика США будет производить на 1,6 трлн долларов меньше в пересчете на реальный ВВП в течение следующих пяти лет, что приведет к сокращению рабочих мест на 732 000 в 2022 г. и на 320 000 рабочих мест в 2025 г. объем производства, долгосрочные последствия приведут к постоянному снижению ВВП, отражая более низкую экономическую производительность.К концу 2025 года домохозяйства США потеряют около 6400 долларов реального дохода.

    Это удивительно точный набор выводов и прогнозов относительно предполагаемого воздействия их рекомендаций, но методология USCBC их не поддерживает. Их анализ сосредоточен в основном на второстепенных или не относящихся к делу данных и почти полностью игнорирует ключевые проблемы.

    Представление о том, что дефицит торгового баланса всегда плох или всегда хорош, — это всего лишь идеология. Дефицит может быть положительным для роста при одних условиях и отрицательным для роста при других обстоятельствах.Анализ, который не может провести различие между двумя наборами условий, обречен обнаружить только то, что он намеревается обнаружить, и обречен прийти к выводам, которым нельзя доверять.

    Гораздо более разумным способом оценить влияние тарифов Трампа было бы вместо этого сосредоточиться на таких вопросах:

    • Какие экономические искажения вызывают высокие сбережения Китая?
    • Какая часть избыточных сбережений Китая экспортируется в качестве производительных инвестиций в страны с ограниченным капиталом и какая часть направляется в страны, насыщенные капиталом, из-за низкого спроса в Китае?
    • Сколько из этих избыточных сбережений делает США.С. экономика поглотит?
    • В какой степени эти притоки капитала стимулируют инвестиции в США или сокращают сбережения в США?
    • Если сбережения в США сокращаются, вызваны ли эти изменения ростом безработицы, увеличением долга домохозяйств или увеличением бюджетного дефицита?

    Без учета того, как изменились потоки капитала и торговли в двадцать первом веке, аналитики не могут надеяться точно спрогнозировать вероятные последствия торговой политики, такой как тарифы администрации Трампа.

    Помимо этого блога, я пишу ежемесячный информационный бюллетень, в котором особое внимание уделяется глобальным дисбалансам и экономике Китая. Те, кто хотел бы подписаться на информационный бюллетень, должны написать мне по адресу [email protected], указав принадлежность. Мой никнейм в Твиттере — @michaelxpettis.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.