Разное

Новый иерусалим история обители: Ново-Иерусалимский монастырь: история обители — РИА Новости, 22.04.2011

Ново-Иерусалимский монастырь: история обители - РИА Новости, 22.04.2011

Российская Палестина простиралась на несколько десятков квадратных километров. В центре ее находится холм, нареченный Сионом. Среди названий монастырских башен - Вход Господень в Иерусалим, Гефсиманская. Холмы вокруг - Елеонский, Фаворский, села - Преображенское, Назарет, Капернаум. Монастырь огибает Кедронский поток, а река Истра переименована в Иордан.

Огромный одноглавый крестово-купольный Воскресенский собор, который строился с 1656 по 1685 годы, создан по образу главной христианской святыни - храма Гроба Господня в Иерусалиме. К собору пристроены шатровая часовня Гроба Господня, Успенская церковь и подземная церковь святых Константина и Елены. В соборе воспроизведены подобия горы Голгофы, пещеры Гроба Господня, места трехдневного погребения и воскресения Иисуса Христа.

По одной из версий, "Новым Иерусалимом" Воскресенский монастырь впервые назвал царь Алексей Михайлович, присутствовавший в 1657 года на освящении деревянной Воскресенской церкви обители.

Большая часть построек монастыря относится к концу 17 века. Над строительством Воскресенского собора - храма-города - трудились в разное время такие именитые архитекторы, как Карл Бланк, Бартоломео Растрелли, Матвей Казаков, Андрей Воронихин, Константин Тон.

В конце 19 века - начале 20 века монастырь стал важным центром паломничества, особенно число посещавших его богомольцев возросло с постройкой Виндавской (Рижской) железной дороги. К 1913 году в обитель ежегодно приезжали около 35 тысяч человек.

В 1919 году обитель закрыли. На ее базе начал действовать историко-архитектурный и художественный музей "Новый Иерусалим".

Во время двухнедельной немецкой оккупации в 1941 году музей был разграблен, башни и колокольня разрушены, а Воскресенский собор значительно поврежден.

В 1994 году начался процесс передачи сооружений монастыря Русской православной церкви, с этого времени в нем возрождается монашеская жизнь. 

Попечительский совет Благотворительного фонда по восстановлению монастыря возглавляют президент России Дмитрий Медведев и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Обращаясь к членам Попечительского совета 4 марта нынешнего года, президент призвал создать условия для полноценной жизни монастыря, в том числе и во время восстановительных работ.

По завершении реставрации в монастыре будет создан паломнический, информационный и образовательный центр.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

НОВО-ИЕРУСАЛИМСКИЙ МОНАСТЫРЬ - Древо

Новоиерусалимский монастырь, сентябрь 2007. Фотография с сайта sobory.ru
Ново-Иерусалимский мужской монастырь в честь Воскресения Христова, ставропигия Русской Православной Церкви в черте Московской епархии

История Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря тесно связана с памятью его основателя патриарха Никона. Обитель эта была любимейшей из трех основанных им монастырей: Иверского, Крестного и Воскресенского. Здесь он прожил более восьми лет после своего удаления из Москвы и все свои силы употребил на воплощение своего замысла – создать в Подмосковье точное подобие знаменитого Иерусалимского храма Воскресения Господня, чтобы дать возможность русскому народу созерцать места спасительных страстей и Воскресения Христова не подвергаясь дорогостоящему и небезопасному путешествию на Ближний Восток.

Строительство, начатое Патриархом в 1656 году, еще во время его дружбы с царем Алексеем Михайловичем, и продолжавшееся при его пособии даже в период охлаждения этой дружбы с 1658 по 1666 гг., почти на 14 лет приостановилось со ссылкой Патриарха в конце 1666 года, но возобновилось усердием царя Федора Алексеевича и благодаря старанию его тетки царевны Татьяны Михайловны в 1679 году. В его же царствование исполнилось и желание Патриарха живым или мертвым вернуться в свою любимую обитель, он получил позволение вернуться в Новый Иерусалим, но скончался на пути из ссылки и был погребен в приделе Усекновения Иоанна Предтечи Воскресенского собора 26 августа 1681 года. К большому сожалению в 30-е годы советские власти вскрыли гроб Патриарха Никона и местонахождение его останков до настоящего времени неизвестно.

После смерти царя Федора Алексеевича, при котором все здание воскресенского собора было доведено до сводов, строительство продолжалось при царях Иоанне и Петре Алексеевичах и 18 января 1685 года собор был освящен патриархом Иоакимом. В 1686 году державные ктиторы Воскресенского собора даровали Воскресенской обители жалованную, так называемую «вечно утвержденную грамоту» на все ее тогдашние вотчины и угодья.

Новоиерусалимский монастырь
Наследники царей, строивших собор Воскресения Христова, продолжали особенно милостиво относиться к Ново-Иерусалимской обители. В царствование императрицы Елизаветы Петровны, после падения в 1723 году шатрового завершения ротонды, под которым находилась часовня Гроба Господня, и пожара 1726 года, клонившийся к окончательному разрушению собор в 1749-1759 годах был возобновлен по ее воле и отделан внутри лепниной по проекту и рисункам зодчего графа Растрелли, под непосредственным наблюдением настоятеля обители архимандрита Амвросия (Зертис-Каменского). Императрица Екатерина II продолжала благоустройство Воскресенского монастыря и также пожертвовала средства для возобновления монастырских зданий после пожаров 1762 и 1792 годов.

Последующие Государи устраивали в Воскресенском соборе престолы в память рождения наследника, императорами Павлом и Николаем устроены два придела во имя святого благоверного Александра Невского и придел во имя Рождества Пресвятой Богородицы в память рождения в этот день цесаревича Николая Александровича.

В XIX и в начале XX века монастырь был одним из самых популярных центров паломничества, число его посетителей особенно возросло после проведения поблизости от него Николаевской, а затем Рижской железных дорог. В 1913 году монастырь посетило около 35000 человек, на средства монастыря были построены странноприимный дом для бедных паломников и гостиницы. О постоянном внимании императорской семьи к монастырю и в это время свидетельствуют богатые вклады в ризницу.

К XIX веку относится начало научного изучения истории Нового Иерусалима, крупнейшим историком монастыря стал архимандрит Леонид (Кавелин), исследователь памятников христианского Востока, рукописей Нового Иерусалима, калужских древностей и надписей Троице-Сергиевой Лавры. Его фундаментальный труд «Историческое описание Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого монастыря», изданный 1874 году содержит не только исторический очерк, но и публикацию многих ныне утраченных ценных документов XVII века. Архимандрит Леонид основал монастырский музей, в котором были выставлены личные вещи Патриарха Никона, картины, иконы, книги, ткани из собрания монастыря.

В 1875 году архимандрит Амфилохий (Сергиевский-Казанцев) издает «Описание библиотеки Воскресенского монастыря», в котором описаны 242 рукописи XI-XVIII веков и 135 печатных книг XVI-XVII веков. В библиотеке Воскресенского монастыря хранились Воскресенская и Никоновская летописи, «Изборник Святослава 1073 года» - вторая по древности датированная русская рукопись. В 1907 году рукописные книги из монастырской библиотеки были переданы в Синодальную библиотеку, где составили особое Воскресенское собрание, в 1920 году Воскресенское собрание было передано в Исторический музей, где хранится и поныне.

В июле 1919 года по решению Звенигородского уездного съезда советов Воскресенский монастырь был закрыт а его имущество национализировано. В фондах действующего Историко-архитектурного и художественного музея «Новый Иерусалим» хранится музейная доска с таким текстом «Великая русская революция передала Новоиерусалимский монастырь и собор народу. Отныне, перестав служить делам культа, он является художественно-историческим памятником старины Всероссийского значения». В 20-х годах XX века наиболее ценные предметы из ризницы Воскресенского собора были переданы в Оружейную палату.

В декабре 1941 года Новый Иерусалим оказался в зоне ожесточенных боев за Москву, здания монастыря сильно пострадали, некоторые были полностью разрушены, сведения о разрушениях в Новом Иерусалиме фигурировали в Нюренбергском процессе. Начиная с 50-х годов в монастыре велись активные реставрационные работы, в результате которых архитектурный комплекс монастыря был поднят из руин, начаты работы по реставрации внутренней отделки Воскресенского собора.

18 июля 1994 года Священный Синод Русской Православной Церкви слушал сообщение Патриарха Московского и всея Руси Алексия II о возобновлении деятельности Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря и о назначении наместника обители. Было вынесено следующее решение: «С благодарностью ко Господу принять весть о возрождении Ново-Иерусалимской обители под каноническим управлением Патриарха Московского и всея Руси. Утвердить архимандрита Никиту (Латушко) наместником Ставропигиального Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря».

23 июля 2008 года Новый Иерусалим посетили патриарх Алексий II и президент России Д.А. Медведев. Они осмотрели сооружения обители, и, убедившись в том, как много еще предстоит сделать для возрождения прежнего благолепия монастыря, приняли решение о создании Благотворительного фонда по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря и согласились стать сопредседателями его Попечительского Совета.

Настоятели, наместники

С 18 июля 1994 года монастырь - под каноническим управлением патриарха Московского и всея Руси (ставропигия).

Наместники

Библиография

  • Леонид (Кавелин), архим., Историческое описание Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого монастыря, Чтения в Императорском обществе истории и древностей российских при Московском университете, М. 1874.
  • Майборода, З. П., сост., Московский областной краеведческий музей в городе Истре, Московский рабочий, 1989.
  • Зеленская, Г. М., Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь. Путеводитель паломника.

Использованные материалы

  • Страница истории монастыря на его официальном сайте:
  • Страница монастыря на сайте "Русское Православие":
  • Строев П. М., Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. - СПб., 1877, с. 146 - 149.

Новый Иерусалим Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ

Оставленная пустынь предо мной Белеется вечернею порой. Последний луч на ней еще горит, Но колокол растреснувший молчит. Его (бывало) заунывный глас Звал братий к всенощне в сей мирный час. Зеленый мох, растущий над окном, Заржавленные ставни - и кругом Высокая полынь - все, все без слов Нам говорит о таинстве гробов.

М.Ю. Лермонтов

Эти строки родились в Воскресенске*, в автографе сделана пометка: «Написано на стенах (пустыни) жилища Никона. 1830 года». Оставленная пустынь - умолкнувшая старина, но заветная, зовущая. Русская Палестина, Новый Иерусалим, образ Града Божия, «шевелящий отрадное мечтанье». Дважды побывал Лермонтов у печер-ских угодников в Киеве, ходил к Сергию в Троицу, молился на Гробе Господнем и у святителя Никона в Новом Иерусалиме... Три великие святыни России - три могучие опоры русского бытия. Каждая особая, в каждой воплотилась своя эпоха, в каждой бьется своя мысль, но все три слились в один таинственно пульсирующий в русском сердце образ Святой Руси.

Замысел Никона, казавшийся современникам, невероятным и даже кощунственным (де Патриархом Иерусалимским гордец хочет стать), потомками воспринимался совсем иначе:

При нем теснится чувствованье К нам в грудь того, чему нет слов, Что выше теплого участья, Святей любви, спокойней счастья1.

Даже и сегодня, когда о былом величии напоминает, пожалуй, лишь храм Воскресения Христова, невольно поражают воображение «думы великие» дерзновенного Никона - память его в род и род.

Яркая фигура Патриарха Никона, его сложная личность воплотила в себе трагедию эпохи перелома, заката Древней Руси, крушения ее идеалов, эпохи последнего духовного напряжения и почти стремительного сокрушения веры, этого краеугольного камня православ-

* Ныне город Истра Московской обл.

1 Лермонтов М.Ю. Собр. соч.: В 4 т. М., 1964. Т. 1. С. 238.

ного самосознания. Раскол, а вслед за ним и петровские «реформы» предопределили весь дальнейший ход русской истории, судьбу русского народа. Раскрыть тайну Промысла нам не дано, но, чтобы хоть немного приблизиться к ней, нужно пристально вглядеться в человека той эпохи, в его «образ мнений», проникнуть в мир его заветного, прикоснуться к «веку минувшему во всей его истине».

На Руси в XVII в. совершилось «событие, беспримерное в летописях Русской Церкви. Глава Русской Церкви, замечательнейший иерарх ее, выдвинувшийся из среды народа своим умом, энергией и богатством духовных дарований - знаменитый Патриарх Никон, пал жертвой искусно веденной интриги своих многочисленных врагов» (курсив мой. - Н.М. )2.

Святейший Никон боролся против цезарепапистского духа эпохи. Несгибаемая воля подвижника Православия, его исповедничество стали могучим залогом противостояния боярскому властолюбию. «Соборное Уложение» (1649) несло с собой расцерковление государства. Учреждение Монастырского приказа отменяло самостоятельность Церкви; этому органу, от нее не зависящему, но активно вмешивавшемуся в церковные дела, вменялся суд над духовенством. В Уложении четко прослеживалась тенденция отъятия церковного имущества, в полной мере воплотившаяся в петровское царствование и приведшая к катастрофическим издержкам в православном просвещении и воспитании народа, ибо обескровленные монастыри уже не могли содержать школ, зато протестантская наука получила повсеместное распространение. Петровский абсолютизм явил собой буквальную пародию на православную монархию, с ее симфонией властей, выраженной в значительной степени в самом строе Московского Царства. Таким образом, при Петре именно государство встало на путь внутреннего разорения.

И эта перспектива, и ее последствия были отчетливо видны Патриарху Никону. Ясный ум святителя прозревал всю губительность це-зарепапизма (и связанной с ним секуляризации государства) для Руси, что как раз следует из его сочинения «Возражение или Раззорение.. .»3. По сути, Никон защищал симфонию властей4, когда кесарю отдается кесарево, а Божие Богу (Мк. 12, 17/, вмешательство светской власти в дела церковные было неприемлемым для Патриарха. Он справедливо считал, что для управления Церковью нужно иметь апостольскую

2 Бриллиантов И.И. Ферапонтов Белозерский монастырь - место заточения Патриарха Никона. СПб., 1899. С. 123-124 (репринт: СПб., 2001).

3 См.: Зызыкин М.В. Патриарх Никон. Его государственные и канонические идеи: В 3 ч. Варшава, 1931-1938 (репринт: М., 1995).

4 Серафим (Соболев), архиеп. Русская идеология. СПб., 1994. С. 147-177.

благодать, но не благодать на управление царством. Отстаивая заветы императора Юстиниана, Патриарх Никон, в сущности, отстаивал православное царство, боролся за сохранение исторического бытия русского народа и, наконец, за сам народ - за спасение русского этноса (что с совершенной очевидностью просматривается из исторической перспективы: близорукая политика Петра, инерционная сила его «реформаторства» «подняла Россию на дыбы» [дыбу] «у самой бездны»). «. борьба Никона была исповеднической защитой исконной русской идеологии. Борьба Патриарха была направлена к тому, чтобы Русское государство возглавлялось истинною царскою самодержавною властью, при которой только и возможно осуществление симфонии властей и, следовательно, - процветание Церкви и государства силою православной веры»5. Все устремления Патриарха были направлены на сохранение авторитета и прав Церкви на фоне усиления секуляриза-ционных тенденций цезарепапизма, хотя в борьбе и желаниях своих он, как человек, не всегда был свободен от промахов и ошибок.

И все же, защищая Святую Русь, Никон предпринимал и шаги поразительные. Один из них - замысел, дерзкий для врагов, но прекрасно-благодатный, чисто русский по творческому размаху, пронзительный и пронзающий века - Русская Палестина. Средоточием ее сакрального пространства стала символическая гора Сион, на которой возвышался Воскресенский собор с кувуклией Гроба Господня; здесь таинственно соединялись мир видимый и невидимый, небо и земля, Гроб Господень и великое чудо Воскресения. Сама архитектоника собора создавала впечатление вертикального (в небо) восхождения, особенно эта мысль подчеркивалась в облике шатра, увенчанного золотым куполом, над ротондой со святым вертепом. В окрестностях монастыря были разбросаны Вифлеем и Вифания, Капернум, гора Фавор и Елеон, струился поток Кедрон, несла свои полные воды тихая Истра - русский Иордан, Река Жизни (крестившиеся во Христа - крестились в Жизнь Вечную). Очевидно, что в самом распределении топонимики отмечалось стремление к воспроизведению действительной топографии Святой Земли.

Москва почиталась третьим Римом, а между тем рядом с ней вырос третий Иерусалим, ибо: 13 сентября 355 г. был освящен «предреченный пророками Новый Иерусалим, храм Спасителя»; ветхий же, по словам Евсевия, «был обращен в крайнее запустение и понес наказание ради своих нечестивых обитателей»6. Воссоздавая образ «Нового Иерусалима»

5 Серафим (Соболев), архиеп. Русская идеология. С. 155.

6 Евсевий Памфил. Жизнь Константина. М., 1998. С. 119. Название Новый Иерусалим было усвоено всему городу в IV в. После восстания иудеев Иерусалим был полностью разрушен и отстроен заново, назывался же город - Элиа Капитолина. Император

на Руси, Патриарх Никон желал, чтобы народ стоял «ногою твердой» («да не преткнеши о камень ногу твою», Пс. 90) в вере православной, стремился укрепить ее, задержать надвигающуюся тьму, как будто остановить уходящую Святую Русь. Пожалуй, богословие Никона ярче всего выразилось в устроении сакрального пространства Русской Палестины; архитектурное, ландшафтное, топонимическое решение задачи раскрывало мировоззрение создателя: творец явил себя в своем творении.

Словно образ Града Небесного, сошедший на Русскую землю, покоится Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь в лоне долины Истры - у горы Елеонской, словно тот образ нового города, что спустился «от Бога с неба, приготовленный как невеста, украшенная для мужа своего. <... > се, скиния Бога с человеками, и Он будет обитать с ними; они будут Его народом, и Сам Бог с ними будет Богом их» (Откр. 21, 2-3). Именно эта апостольская мысль раскрывает величие православного родолюба Никона. Так видел Святейший Патриарх свое детище, так замышлял святитель, когда решался на дело великое, неслыханное доселе на Руси. И этот высочайший акт человеческого творчества понимается как некая сверхзадача Спасения, как тот путь, что завещал Никон русскому народу, - благочестие и чистота, созидание во имя Бога и с Богом*.

Собор Воскресения Христова в Новом Иерусалиме - это евангельская поэма в камне. Живоносный Гроб Господень и Камень, отваленный от Гроба, Камень повития (или миропомазания), «Жалостный путь», Голгофа, Крест Господень и каменные узы Спасителя, приделы Воздвижения Животворящего Креста Господня, Разделения риз, Тернового венца, Успения Пресвятой Богородицы и Усекновения главы Иоанна Предтечи, преподобной Марии Египетской и равноапостольной Марии Магдалины... Поразителен по масштабам и духовной глубине замысел Патриарха: взирая лишь на план-чертеж храма, не перестаешь удивляться, како сей невместимое вместиша... Непостижим Никон! Огромен и непостижим!

В сорока пяти поприщах от Москвы (по словам патриаршего клирика Иоанна Шушерина) Патриарх Никон купил село Воскресенское,

Константин вернул прежнее имя, но, в отличие от «древнего и растленного», стал называть его Новым Иерусалимом.

* Часто говорят, что Патриарх Никон остался непонятым; возможно, что так, но скорее всего хулители его, осуждая Святителя за гордыню и как будто прячась за этим обвинением, не желали видеть в Руси третьего Рима, а одна мысль, что теперь еще и образ Нового Иерусалима перенесен сюда, под Москву, наверное, повергала их в отчаяние; ведь все «дело Патриарха Никона», как оно видится из исторической перспективы, было делом антирусским, антинародным. И колебание всего Царства Московского (внутринародный раскол), и последствия его были отнюдь не меньшими, чем, скажем, в пору Пугачевского бунта.

где начал возводить монастырь. «Когда настало время освящать церковь, Святейший Патриарх пригласил на торжество Государя, которому так полюбилась местность, что он писал. Никону: "Господь Бог издревле предуготовал место сие на создание монастыря, ибо оно по красоте подобно Иерусалиму". С радостью прочитав это послание, Святейший Патриарх положил его в кованом серебряном ковчежце под святым престолом и повелел по царскому писанию называть Воскресенский монастырь Новым Иерусалимом.

После того он послал келаря Живоначальной Троицы Сергиева монастыря старца Арсения Суханова в Палестину, в святой град Иерусалим для снятия подобия с иерусалимской церкви Воскресения, которую построила благоверная и христолюбивая Царица Елена. По подобию иерусалимского храма. Никон повелел строить в Воскресенском монастыре весьма большую и просторную церковь, какой во всей России и окрестных государствах до сих пор не обретается, ибо и сама Иерусалимская Святая Церковь от озлобления турков во многих местах разорена и испорчена другими неправославными верами по их обычаям»7.

Замечательный духовный писатель Андрей Николаевич Муравьев, не раз бывавший в Воскресенской обители, поместил в очерке «Новый Иерусалим» следующий рассказ: «Патриарх Никон построил сперва на сем месте в 1656 г. малую деревянную церковь во имя Воскресения Христова, потом, получив модель из Иерусалима, он приступил к созиданию сего храма и воздвиг его почти по самые своды, в течение девяти лет вольного своего заключения в сей обители. Он прожил все сие время в пустынном столпе, на берегу Истры, его Иордана, и заботился ревностно о строении храма, делая сам кирпичи и нося их как простой каменщик. Когда... был он совсем отчужден от патриаршеского служения и сослан на Бело озеро, остановилась и работа храма, и в таком положении оставался он 13 лет, доколе Царь Феодор Алексеевич. не повелел продолжать строение.. но здание было окончено только в 1685 г., уже при двух Царях Иоанне и Петре, и храм освящен в их присутствии Патриархом Иоакимом. По разрушении же каменного шатра над Св. Гробом и после бывшего пожара, церковь сия опять пребыла в запустении 26 лет, доколе. Царица Елисавета Петровна, тронутая величием обители, не повелела возобновить ее со всевозможным великолепием, назначив архитектором знаменитого графа Растрелли»8.

7 Известие о рождении и воспитании и о житии Святейшего Никона, Патриарха Московского и всея России. М., 1997. С. 52-54.

8 Муравьев А.Н. Путешествие по святым местам русским. В 2 ч. СПб., 1846. Ч. 1. С. 96-97. Далее цитируется настоящее издание, страницы указываются в тексте статьи.

В XVIII в. возник благочестивый обычай освящать в соборе престолы в память о небесных покровителях Дома Романовых; но не только августейшие особы оставили здесь свой след, - и простые русские люди украшали и обустраивали приделы храма, и постепенно он становился памятником священной русской истории.

Новый Иерусалим А.Н. Муравьев посетил еще до своего путешествия в Святую Землю (1829), но русская обитель именно там, на Востоке, получила для него «новую занимательность»: «Посреди храма Воскресения, - вспоминал путешественник, - мне утешительно было рассказывать братии палестинской, что и у нас в России есть подобие их великой святыни, и как поверял я мысленно в древнем Иерусалиме здания нового, так пожелал я, по моем возвращении, опять на него взглянуть, при свежих еще впечатлениях древнего, чтобы утешить сердце священным сходством обоих» (с. VI). Муравьев оставил множество чудных, поэтических зарисовок Русской Палестины. Сегодня для нас, обездоленных и обобранных безбожным столетием, они чрезвычайно интересны и ценны, особенно как историческое свидетельство ушедшей России.

«Пышное, игривое зодчество» собора впечатляло поклонника еще издали: «это чудная гора малых куполов и глав, своенравными уступами восходящая до двух главных куполов храма, и вся сия гора на разных высотах усыпана золотыми крестами, напоминая житейское крестное восхождение наше. Но хотя зрелище сие великолепно и вполне достойно громкого названия Нового Иерусалима, оно совершенно отлично от образца своего. <...> .здесь. все еще ново и свежо: четыре малые часовни, едва подымаясь поверх земли, окружают большой купол подземной церкви Обретения; еще выше две легкие главы, по обеим сторонам соборного алтаря, знаменуют многочисленные приделы внутренней галереи, и еще две главы над Голгофою и Гефсиманиею, с южной и северной стороны храма, довершают стройную красоту здания, правильного в частях своих, когда в Иерусалиме самая местность не позволяла соблюдать симметрии» (с. 83-84). Вместе с тем Муравьев говорит и о поразительном сходстве обоих Иерусалимов. «Те же двойные врата <.> та же высота стены соборной, то же число окон во втором ярусе, и я даже узнал окно моей келии над церковью Елены. Самая церковь сия, посвященная здесь памяти Марии Египетской, прилеплена к храму подобно как в Иерусалиме.» (с. 84). В никоновом монастыре поклонник предается драгоценным воспоминаниям Палестины, он говорит о радостном трепете сердца, когда вступает в храм - «.так некогда вступал я и в

святилище Палестины. <.> "Что скажете?" - спросил архимандрит. - Я в Палестине!» (с. 88-89).

«Священное сходство» двух Иерусалимов словно приближает к постижению неизреченной тайны Воскресения, душа внимает «неба содроганью», внимает и до днесь . А тогда - «. я проникнул в самый утес Святого Гроба, - пишет Муравьев, - я опять простерся перед ка-менною плитою, на коей долженствовало лежать Божественное Тело, я готов был повторить те же молитвы, как в Иерусалиме, и мысленно повторил их; ибо все, что окружало, переносило меня к дивному образу сего места, и полумрак гробового покоя, слабо освещаемого одною лампадой вместо бесчисленных лампад иерусалимских, давал мне свободу дополнять воображением внутреннее убранство вертепа. О как отрадно находить посреди пустыни житейской, такое близкое к истине повторение желанных предметов! <. > "Был ли здесь архиепископ горы Фавора Иерофей, присланный за милостыней от Патриарха Иерусалимского?" - Был и плакал, при виде сего Гроба, -отвечал архимандрит» (с. 91-92).

В 1837 г., посетив с государем наследником цесаревичем Александром Николаевичем Новый Иерусалим, Муравьев вспоминал: «Уединенно стоял я в пещере Святого Гроба, когда великий князь, отслушав многолетие посреди храма Воскресения, взошел на коленях, сквозь низкое отверстие, во внутренность вертепа. С благоговением простерся он перед подобием той гробницы, которая, по выражению Шатобриана, одна только из всех гробниц никого не отдаст из недр своих в последний день. Бездна божественных воспоминаний, необычайность самого вертепа поразили царственного поклонника. Видя его, простертого на молитве пред Священным Гробом, помыслил я о державных богомольцах Запада и Востока, приходивших в течение стольких веков разрешать свои обеты в святилище иерусалимском, и весь исполнился минувшего» (с. 163).

Эти драгоценные духовные переживания, эти таинственные встречи, исполненные неизреченных молитв, эту радость Богообщения, счастье смиренного преклонения у Гроба Господня, здесь, на Руси, -это дивное чудо подарил нам Святейший Патриарх Никон. Эти трудно поддающиеся описанию святые чувства испытывали в Воскресенской обители бесчисленные поклонники нашего необозримого отечества. Так было в России. Монастырь стал ее великой святыней. Сия икона Святой Земли, восходящая к своему первообразу, напитала молитвенным благочестием не одно поколение русских, но не только - ведь у Никона «жило много иноземцев в монашеском и белецком чине: греки,

поляки, малорусы, белорусы, новокрещеные немцы и евреи, и много народу приезжало из разных стран и земель, желая видеть Патриарха и его великое строение; он же всех с радостью принимал»9. Принимает и теперь. Нет лишь прежнего благолепия. Тишина ушла.*

17 августа 1681 г. Патриарх Никон скончался в Ярославле, на берегу Которосли; 26 августа он был погребен в Воскресенском соборе, в приделе Усекновения главы Иоанна Предтечи под Голгофой, в Новом Иерусалиме - Русская Палестина стала последней земной обителью опального Патриарха. Архимандрит Герман (постриженник Никона, настоятель монастыря в 1681-1682 гг.) составил две стихотворные эпитафии Патриарху; в одной есть такие слова: «Аки столпъ каменнъ или крепкш отъ древъ / Стояше твердо, яко въ небо доспевъ, / Никонъ, отец и молебникъ нашъ къ Богу, / Приведый въ благость человекъ часть многу».

Почитание Святителя Никона установилось с XVII в. «Горячо и искренно любили Патриарха Никона люди благонамеренные, - писал архимандрит Леонид, - а ненавидели лишь те, для своеволия которых он был "Божия гроза"»10. В середине 30-х гг. XX в. прах Никона был осквернен, гробница вскрыта и ограблена11. Однако почитание Святейшего Патриарха сохранилось в благочестивом русском народе - Господь услышал праведную молитву: в 70-е гг. началось восстановление монастыря, тогда же возобновились, правда тайные, панихиды на гробе Никона, а в настоящее время он открыт для молитвенного поклонения.

Постепенно возрождается Русская Палестина; в начале 90-х гг. (точнее в 1995 г.) Ново-Иерусалимский монастырь был передан в ставропигию Русской Православной Церкви, основные архитектурные объемы его восстановлены, но, конечно, до прежнего благолепия безмерно далеко. И кто знает, сколько лет пройдет до той поры, когда тихий подвижник сможет повторить вслед за архимандритом А., некогда сопровождавшим по святой обители Муравьева: «Истинно достоин удивления храм сей. И всякий, кто только его видел, восхищается. Не говоря уже о красоте зодчества и о священном подобии,

9 Известие о рождении и воспитании и о житии Святейшего Никона. С. 72-73.

* Осквернение обители началось в 1919 г., когда она была закрыта и превращена в музей; в 30-е гг. были уничтожены памятные престолы, расположенные на хорах, а 10 декабря 1941 г. монастырь был взорван. Смутным предчувствием некогда прозвучали лермонтовские строки: «Быть может, через много лет / Сия священная обитель / Оставит только мрачный след, / И любопытный посетитель / В развалинах людей искать / Напрасно станет, чтоб узнать, / Где образ Божеской могилы / Между златых колонн стоял.». Но до поры не сбылось.

10 Леонид (Кавелин), архим. Акты Иверского Святоозерского монастыря (1582-1706). СПб., 1878. Т. 5. С. 10. Заметим: его Высокопреподобие архимандрит Леонид с 1869 по 1877 г. был настоятелем Воскресенского монастыря Нового Иерусалима.

11 См.: Зеленская Г.М. Святыни Нового Иерусалима. М., 2002. С. 276-277.

нельзя не изумляться обширности и вместе стройности всех частей. Можно в одно время совершать обедню на нескольких престолах, и одна литургия не воспрепятствует другой, ибо голоса не будут сливаться. Здесь, со времени основания храма, каждая царственная десница устрояла придел в честь тезоименитого святого.» (с. 95).

Воскресенский монастырь Нового Иерусалима как образ Святой Земли стал удивительным памятником русской святости. Патриарха Никона вдохновляла мысль о воплощении Града Божия на Руси, он стремился напитать Русскую землю благодатью Святого Духа, душа его горела о Славе Божией, а грандиозная идея Русской Палестины выросла из толщи народной, той самой, откуда вышел и святитель.

Показательно, что русская духовная культура «не только бережно сохранила понятие "Палестина", но и наделила его очень теплыми коннотациями "отечества, отчизны, родины" (народное: в наших па-лестинах - у нас на родине, Даль)»12; язык народа вернее всего выражает его суть, его природу - и почитание Святой Земли как своего отечества* только еще раз указывает на богоносное начало души русской. И как поразительно раскрылось оно в стихотворении Лермонтова «Ветка Палестины». Каким томлением духа, «звуками небес», тоской по Богу оно дышит:

<.>

Заботой тайною хранима, Перед иконой золотой Стоишь ты, ветвь Ерусалима, Святыни верный часовой!

Прозрачный сумрак, луч лампады, Кивот и крест, символ святой. Все полно мира и отрады Вокруг тебя и над тобой13.

Как чудная молитва, стихи эти исторглись из души поэта в «минуту жизни трудную». В них излилось благочестивое чувство русского, вызванное лишь одним соприкосновением с напоминанием о Палестине, - в образной у А.Н. Муравьева были написаны эти стро-

12 Трубачев О.Н Слово о Русской энциклопедии и некоторых библейских энциклопедических статьях // Православный Палестинский сборник. М., 2003. Вып. 100. С. 181.

* Как замечательно просто сказал об этом князь П.А. Вяземский в своем стихотворении «Палестина»: «Чудно блещут картины / Ярких красок игрой. Светлый край Палестины! / Упоенный тобой, / Пред рассветом, пустыней / Я несусь на коне/Богомольцем к святыне, / С детства родственной мне» или еще - в «Одном сокровище»: «И нет страны на всей земле обширной, / Где бы душа так дома зажила, / Где б жизнь текла такой струею мирной, / Где б смерть сама желаннее была».

13 ЛермонтовМ.Ю. Там же. С. 29.

ки, «по внезапному вдохновению», «при виде палестинских пальм», принесенных хозяином дома с Востока. Ветви эти Муравьев подарил Лермонтову, он хранил их как святыню в «ящике под стеклом», по

смерти поэта они покоились на гробе его в Тарханах.

* * *

«Светися, светися, Новый Иерусалиме, Слава бо Господня на тебе возсия», - так радостно поет народ наш во Святую и Великую Неделю Пасхи. Так весело ликует душа русская, исполненная этим благодатным новоеирусалимским свечением, где бы ни был в тот Красный день православный человек. Но теперь даже трудно представить, как всего лишь сто лет назад ликовало сердце русского здесь, у святителя Никона, в Новом Иерусалиме; здесь, где тот Гроб Господень, к которому глубоким утром пришли мироносицы-жены и, узрев ангела, услышали: «Что ищите живаго с мертвыми; что плачете нетленнаго во тли; шедше проповедите учеником его». Здесь, где так близко чудо Воскресения, что, кажется, к нему можно прикоснуться всем существом своим, всем естеством, узреть Его, как некогда узрела Мария из Магдалы... Воистину ангельское пение переполняло храм и «молчала всякая плоть» и «всякое дыхание хвалило Господа», и слышался как будто откуда-то из горних пределов голос самого Священномученика Патриарха Никона: «Приидите, поклонимся и припадем самому Христу, Цареви и Богу Нашему». И лилась великая и священная песнь Примирения и Любви: «Воскресения день, и просветимся торжеством, и друг друга обимем. Рцем братие, и ненавидящым нас, простим вся воскресением, и тако возопиим: Христос воскресе из мертвых,

смертию смерть поправ, и сущым во гробех живот даровав».

* * *

Радея о благолепии Руси, Святейший Патриарх Никон строил храмы и монастыри (Крестный, Иверский, Воскресенский). «Он понимал, что храм - это есть как бы книга, живое существо, воплощение религиозного восторга»14. Мысль эта выражена, так сказать, «вещно», материально прежде всего в духоносном зодчестве Воскресенского монастыря Нового Иерусалима. Священное сходство обоих Иерусалимов, внятное духовному взору православных русских и поныне (наша Палестина), кажется, отчасти приоткрывает великую тайну Святейшего Патриарха Никона, а значит, и великую тайну эпохи - прощального поклона Древней Руси, но поклона заветного.

© Масленникова Н.В.

14 Из размышлений митрополита Антония (Храповицкого) о Патриархе Никоне - цит. по: ЗызыкинМ.В. Патриарх Никон. Ч. 3. С. 355.

Новый Иерусалим. Возрожденная святыня » Вcероссийский отраслевой интернет-журнал «Строительство.RU»


Архитектура — зеркало истории? В справедливости этой мысли утверждаешься,  когда проходишь под сводами храмов Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря, в чьей судьбе отразились события, определившие дальнейшую судьбу России. Философ Розанов советовал искать причины трагедии семнадцатого года в трагедии семнадцатого века, разрушившей вековые устои веры и расколовшие народ в только что наступивший момент единения и расцвета.

 


 

На пути к церковной реформе

Не менее двух десятилетий приходила в себя Россия после Смуты. Поднимались из пепла деревни и города, бурно развивалась торговля и необходимые ей извоз и речное судоходство. За время царствования первого Романова удалось вернуть Новгород и часть северных русских земель, занятых шведами. На западе Смоленск оставался за Польшей, а граница проходила по Вязьме. В то же время Москва в глазах всего православного мира оставалась единственным независимым оплотом истинной веры, не принявшим ни Флорентийской унии, ни искушений ересями. Восточные патриархи регулярно посещали русскую столицу.

Еще в XV-XVI вв. были замечены расхождение в церковных обрядах, серьезные ошибки и разночтения в священных книгах, на что указывали московским митрополитам и патриархам. Сейчас, когда восприятие именно Москвой миссии Третьего Рима, защитника основ православия от натиска и с Запада, и с Востока, и с Юга признавалось далеко за пределами России, вопрос непогрешимости в следовании церковным догматам стоял особенно остро. Дальнейшее расхождение в церковных обрядах и несоответствие церковного устава общим правилам могло быть использовано врагами России для разрыва ее духовного единства с братьями по вере в покоренных странах. Афонские старцы уже жгли отпечатанные в России священные книги как еретические. Взять под эгиду Русской Православной Церкви весь православный мир, не войдя с ним в полное согласие, было невозможно.

Церковная реформа патриарха Никона проводилась при поддержке царя Алексея Михайловича и православных патриархов из Иерусалима, Антиохии, Сербии, Александрии, а также ученых монахов Киево-Печерской лавры. Неоднократно посещавший Святую землю келарь Троице-Сергиевой лавры Арсений Суханов привез более 500 древних рукописей, свидетельствующих в пользу сторонников реформы — троеперстия, ряда изменений в проведении богослужений, исправлений ошибок в русских текстах Священного писания, допущенных переписчиками и переводчиками. Тот же Суханов сделал достаточно подробные измерения храма Гроба Господня в Иерусалиме и описание памятных мест Святой Земли. Зачем?

Замысел патриарха-реформатора

Патриарха Никона не зря называли храмоздателем. Выходец из небогатой семьи, он стал монахом Соловецкой обители, бывал по делам монастырским в Москве, где был замечен молодым царем Алексеем Михайловичем. Они сдружились, и царь, остро нуждавшийся в сильном соратнике, содействовал его назначению Новгородским митрополитом, а затем — восхождению на патриарший престол. Установилось некое двоевластие — царь единолично решал дела светские при полной поддержке патриарха, тот — укреплял единство церкви и чистоту веры, готовил реформу и, при этом, основал два монастыря — Иверский, на Валдае, и Крестный, на Кий-острове в Белом море.

Дорога к монастырю

Остановившись однажды по пути на Валдай на высоком берегу подмосковной реки Истры, патриарх увидел, что живописные окрестности здешних мест в чем-то подобны далекой Палестине. Родился замысел создания здесь, близ Москвы, «живоподобной иконы» Святой Земли, Палестины Русской, в точном соответствии с обликом и расположением главных христианских святынь. Царь поддержал. Приехав в 1657 г. на освящение первой, еще деревянной Воскресенской церкви, он назвал эти места Новым Иерусалимом, воплощением града небесного на земле, и название прижилось.

Вид на Святые врата с надвратной церковью Входа Господня в Иерусалим,

Дамасской и Гефсиманской башнями

Иерусалимский патриарх Паисий подарил Никону деревянную модель храма Гроба Господня. Были использованы обмеры, сделанные Арсением Сухановым, и чертежи итальянского архитектора Бернардино Амико. На берегах Истры развернулось масштабное строительство. Трудились 500 монашествующих и столько же рабочих из русских городов и сел. Рядом выросла слобода, ставшая со временем городом Воскресенском, переименованным Советской властью в Истру. А в дни патриарха Никона здесь получили новые названия другие географические объекты: холм, на котором заложили Воскресенский монастырь, стал горой Сионом, две других возвышенности — Елеоном и Фавором, женский монастырь неподалеку — Вифанией, река Истра — Иорданом, а сад при обители — Гефсиманским. По задумке патриарха, многие русские люди, не имевшие возможности совершить паломничество в захваченную турками Палестину, вполне могли поклониться подвигу Христа здесь, в Новом Иерусалиме.

Строительные работы при деятельном руководстве патриарха вел близкий ему зодчий Аверкий Мокеев, строивший до этого по указу Никона обители на Кий-острове и Валдае. Были созваны лучшие русские мастера, а также привлеченные умельцы из Украины и Белоруссии, в том числе Петр Заборский и уже знакомый нашему читателю Степан Иванов по прозвищу Полубес, создатель неповторимых многоцветных изразцов. Его излюбленный рисунок - «павлинье око» - символизирует Неопалимую купину и украшает главный храм монастырского ансамбля.

Изразцы Воскресенского собора

Вообще, в Новом Иерусалиме сложился уникальный творческий коллектив — здесь были свои колокольных дел мастера, Степан Турчанинов, монахи Паисий и Сергий. Плотницкой артелью командовал Иван Белозёр, потрудившийся до этого в Иверском монастыре на Валдае, а позже строивший со своими работниками деревянный царский дворец в Коломенском. К 1660 г. вокруг монастыря выстроили бревенчатую крепостную стену с восемью башнями, за которой стоял деревянный терем с Трехсвятской церковью. Строительство величественного Воскресенского собора с шатровой ротондой над кувуклией — точной копией Гроба Господня — прервалось в 1666 г. Никона вызвали в Москву…

Низложение

Особое положение патриарха Никона при царе не могло не раздражать знать. Еще бы: во время отсутствия государя, ведущего войны за возвращение русских земель то с Польшей, то со Швецией, патриарх, выходец из низов, становился фактическим правителем России. Дело усугублял начавшийся раскол и множество челобитных, подаваемых царю на Никона сторонниками «древлего благочествия».

Алексей Михайлович, утвердивший свой авторитет в результате успешных военных действий и преодоления бед «бунташного века», уже тяготился могучей энергией Никона, его непримиримостью, авторитарностью. Тем более, что сам Никон не скрывал своей убежденности в превосходстве духовной власти над светской. Может быть, он хотел возродить те времена, когда при малолетнем князе Дмитрии страной управлял митрополит Алексий, и страна окрепла тогда настолько, что смогла одержать победу на Куликовом поле. Может быть, создать в Новом Иерусалиме духовную столицу страны по образу Ватикана...

Но союз, называемый недавно «премудрой двоицей», распадался. После нескольких знаков неуважения, явно продемонстрированных монархом, патриарх удалился в Новый Иерусалим. Он работал наравне с другими на строительстве, таскал кирпичи, а по вечерам принимал ищущих духовной поддержки верующих и традиционно омывал им ноги. Жил скромно, аскетично, питаясь тушеной капустой, да рыбой, которую сам ловил в реке. В дни постов патриарх удалялся в построенный для него Аверкием Мокеевым скит — двухэтажный кирпичный дом с кельей, помещением для приемов, домовой церковью и хозяйственными помещениями.

Скит патриарха Никона

 

На созванном царем соборе 1666-1667 гг. патриарх Никон был низложен и отправлен в ссылку в Ферапонтов, а затем — в Кирилло-Белозерский монастырь. Работы в Новом Иерусалиме прекратились, а мастеров перевели в Москву. Опалу с Никона снял унаследовавший престол Федор Алексеевич — но было слишком поздно. Не доехав до Нового Иерусалима, Никон скончался и был с почестями погребен в Иоанно-Предтеченском приделе Воскресенского храма. Через год новый собор вселенских патриархов отменил решение, осуждавшее патриарха Никона и восстановил его доброе имя. А работы в Новом Иерусалиме возобновились. Воскресенский собор, достроенный к 1685 г., был освящен в присутствии царевны Софьи и царевичей Петра и Ивана.

Русская Палестина

В 1690-х под руководством известного мастера русского барокко Якова Бухвостова в Новом Иерусалиме завершились строительные работы. Были возведены трапезная палата, каменные стены с восемью башнями и Святые ворота с надвратной церковью, посвященной входу Господню в Иерусалим.

 

Переход от крепостных стен к храму Рождества

Крепостные стены сложены по всем правилам фортификационного искусства XVII в. Они имеют три ряда бойниц — подошвенного (для пушек), варницкого и пищального боя. Башни своими названиями вторят Иерусалиму древнему — Гефсиманская, Сионская, Ефремова, Давидов дом, Дамасская — но есть Елизаветинская (императрица оказала существенную помощь обители), а также Иноплеменничья и Варуха. Форма башен оригинальная — лестницы для подъема на них заключены в полукруглые выступы, примыкающие к основному объему. Высота стен доходит до 9 м, толщина — до трех.

Святые врата с надвратной церковью

Над тремя пролетами Святых врат устроена баллюстрада, из-за которой вырастают апсиды церкви. Над центральной поднимается четверик, на восточной стороне которого в треугольной нише восстановлено изображение иконы Воскресения Господня. Над четвериком три яруса уменьшающихся кверху восьмериков с высокими решетчатыми окнами и золоченая барочная глава. Созданный ансамбль позднее назовут пространственной иконой Святой Земли. Повторяя путь Иисуса, паломник проходит под Святыми вратами — и его глазам предстает многоярусное храмовое сооружение.

 

Вид от Святых врат на ансамбль Воскресенского собора

Перед основным объемом расположена на 6 метров погруженная в землю церковь Константина и Елены — при этих константинопольских государях были проведены раскопки на Голгофе и обретен Крест Господень. За Константино-Еленинской церковью поднимаются три главы приделов, освященных во имя Страстей Господних. Следующий ярус — северная и южная галереи храма, также увенчанные главками на световых барабанах. Здесь отличие от иерусалимского оригинала — подобных галерей в нем нет. Они должны были стать самостоятельными приделами — а вообще приделов было задумано построить 365, по числу дней в году. Однако в XVII в. было построено 14 приделов, и еще 15 возвели в два последующие столетия. Один из них, посвященный Марии Магдалине, оформлял М.Ф. Казаков.

 

Изразцы на барабане церкви Константина и Елены

Храм Воскресения Христова — крестообразный в плане и завершается шлемовидной золотой главой на барабане диаметром 13,2 м. Барабан щедро украшен поливными многоцветными изразцами, над которыми выполнена надпись об основании обители и государях, при которых начиналось, возобновлялось и завершалось строительство собора. Интерьеры четырехстолпного храма отделаны лепниной в стиле елизаветинского барокко. Когда-то здесь появились первые на Руси керамические иконостасы.

Ансамбль Воскресенского собора

Но и от того, что сохранилось или воссоздано, захватывает дух. Так и было задумано храмоздателями — в соответствии с пророчеством Иоанна Богослова о Небесном Иерусалиме, украшенном, как невеста для мужа своего и символизирующем дивную красоту рая. В резьбе иконостасов, на многих изразцах повторяются изображения виноградных гроздей, цветов, налитых спелым зерном колосьев и плодов граната, призванных радовать верующих обретенному благодаря Жертве Господа очищению от грехов, спасению души и праздновать его чудесное Воскресение.

 

Ротонда и колокольня

За центральной главой поднимается трехъярусный шатер ротонды с окошками-люкарнами. Диаметр его основания — 23 м. Возводился он уже после смерти патриарха — кстати, гонителя шатровых храмов. Своды шатра выполнялись из кирпича и укреплялись железными связями, что, видимо, сильно утяжелило конструкцию. Судьба шатра драматична — в 1723 г. он обрушился и был восстановлен по проекту главного елизаветинского архитектора Б. Растрелли только в 1759 г. На этом, увы, злоключения не закончились. Гитлеровцы, отступая от Москвы, взорвали все основные постройки монастыря. Уже на Нюрнбергском процессе было доказано — это варварство осуществлялось не из военной целесообразности.

Как утверждал один из фюреров Третьего рейха, А. Розенберг, нация, лишенная памятников культуры, через два поколения теряет свое самосознание. Может быть, поэтому к восстановлению Нового Иерусалима приступили еще до конца войны. Но размер и характер разрушений были таковы, что восстановить, а точнее, заново отстроить все по сохранившимся чертежам, удалось только в XXI веке. Шатер ротонды, некогда украшенный изнутри бесценной росписью, потерянной для нас навсегда, в 1980-х — 1990-х смонтировали на стальных фермах, а в 2015-м он был восстановлен по образу XVIII в., и материалом для конструкции стала сибирская лиственница.

Кувуклия

Под шатром устроена кувуклия, в переводе — «царская опочивальня». Это и есть Гроб Господень, копия той пещеры, в которую отнесли тело Иисуса после снятия с Креста. При входе в нее лежит отворенный в день Воскресения камень. Ново-Иерусалимская кувуклия в точности повторяет исторические формы первоначального палестинского оригинала, который был перестроен в XIX в. Российский аналог богато украшен изразцами и изображениями святых. При подрыве храма в 1941 г. кувуклия уцелела.

В южной стене Воскресенского храма — лестница, ведущая на Святую Голгофу, где установлен кипарисовый крест с образом распятого Спасителя и устроена церковь, освященная Никоном. Здесь он молился перед отъездом на собор, где был низложен. Центральный столп Голгофской церкви облицован изразцами XVII в. А у нижних ступеней лестницы в стену вмурован камень, привезенный для Нового Иерусалима из Иорданской пустыни, где молилась раскаявшаяся в грехах Мария Египетская. В ее честь в соборе также устроена церковь. Еще одна святыня, камень миропомазания, находится в соборе напротив южного входа — он символизирует место, куда было положено тело Господне перед помещением во Гроб.

Колокольня ансамбля

Третьей вертикальной доминантой ансамбля Нового Иерусалима стала высокая, 62-метровая шестиярусная колокольня, также восстановленная по старым чертежам. В нижнем, уцелевшем после взрыва четверике расположена церковь Всех Святых, в двух последующих — звонницы, а вокруг четвертого, четырехгранного яруса устроена галерея-гульбище, до середины объема по высоте. Дальше поднимаются два восьмерика, в одном из которых установлены часы с боем. Колокольню венчает шлемовидная золотая глава, делающая ее схожей с кремлевским «Иваном Великим».

Святыня против раскола

Нет, не надо было Тишайшему царю замораживать строительство Нового Иерусалима. Если уж многие высокопоставленные священнослужители и даже такие монастыри, как Соловецкий не приняли реформы, то что говорить о простых людях. Иные под Святой Троицей понимали изображенных на иконе Иисуса со склонившимися к нему Богородицей и Иоанном Предтечей. После низложения Никона священники растерялись. И хотя собор Вселенских патриархов подтвердил незыблемость нового устава, порой в церквях пели и молились по-старому. Староверы бежали от царева гнева на Кавказ, на Север, за Урал, там создавали свои общины, скиты. Плодились секты.

Храм Рождества Христова

На территории монастыря есть и другие постройки: трапезная с барочным храмом Рождества Христова, палаты царевны Татьяны Михайловны, убедившей царственного племянника освободить опального патриарха, братский корпус, хозяйственные и служебные здания, но они отходят на задний план при осмотре ансамбля Воскресенского собора. При этом, конечно, не оставляет ощущение, что соприкасаешься не с историческим памятником, а с новоделом, хоть и восстановленным в точном соответствии с оригиналом.

Но не тратить же было на искусственное старение камня средства, размер которых, по словам одного из руководителей Благотворительного фонда по восстановлению Ново-Иерусалимского монастыря, уже сопоставим с затратами на возведение Храма Христа Спасителя или реставрации Московского Кремля. Ведь речь идет прежде всего о православной святыне, построенной для того, чтобы объединить народ, расколотый в том числе церковной реформой. Собрать всех под единую православную сень. А для верующего человека пыль веков на ступенях храма не столь уж важна.

 

Внутренняя отделка ротонды

В столь часто приводимом историками для сравнений 1913 г. Новый Иерусалим посетило более 35 000 паломников. Сейчас Святые врата вновь открыты для всех. Можно подняться по широкой лестнице на крепостные стены, набрать воды из источника в подклете собора, можно даже фотографировать в храме — не во время службы, конечно. Немного удручает отсутствие информационных табличек на стенах — но у входа в монастырь в домике экскурсионного бюро можно приобрести подробную схему, а в церковной лавке — прекрасно изданный путеводитель. Почти от самой железнодорожной станции «Новоиерусалимская» к обители ведет Тропа паломника. А рядом с монастырем отстроено новое, современное помещение для выведенного из него музея.

 

12-тиярусный иконостас Воскресенского собора

Новый Иерусалим возрожден. Рядом с его стенами в Крещенскую ночь окунаются в Истру-Иордан множество людей, объединенных верой и чувством сопричастности к русским традициям. В городах строят православные храмы. Но сколько еще порушенных святынь нужно восстановить, чтобы вновь объединить народ?

Евгений Шапочкин

Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь

Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь – грандиозное творение патриарха Никона, великого церковного реформатора. Он создал на реке Истре образ иерусалимских святых мест. Новый Иерусалим должен был стать не только духовным центром России, но и всего православного мира. 

Русскую Палестину задумали как огромный архитектурно-ландшафтный комплекс. По мнению паломников, река Истра очертанием берегов и шириной напоминает Иордан. 

Монастырские стены поражают внушительностью. Их протяженность – около километра, толщина доходит до трех метров, высота — девять метров.

История Ново-Иерусалимского монастыря

Для постройки обители вырубили лес на берегу реки и укрепили холм, на котором она должна была расположиться. Никон повелел называть селения и возвышенности вокруг него библейскими именами: гора Сион, Фавор, Елеонский холм. Реку Истру переименовали в Иордан. Появился и Гефсиманский сад, где расположился скит патриарха. 

В 1666 году Никон был лишен звания патриарха и отправлен в ссылку. Оставленная им обитель стала приходить в запустение. Лишь спустя 15 лет патриарх был реабилитирован. К тому времени он был немощен и стар и не смог одолеть долгую дорогу домой. Похоронили Никона на его духовной родине, как он и хотел.

После Октябрьской революции монастырь был закрыт, и на его территории основан музей. 

Во время Великой Отечественной войны монастырь был взорван фашистами, на восстановление построек ушли годы. Но Часовня Гроба Господня и распятый на кресте Христос чудом уцелели во время взрыва и пожара.

Монастырская жизнь начала постепенно возрождаться в середине 90-х годов. А в 2011 году начинается полномасштабное восстановление всей территории обители.

Сегодня монастырь вновь сияет красотой и привлекает туристов не только из Подмосковья, но и со всей страны. 

Воскресенский собор

История создания собора высечена на белых плитах у входа в храм. 

Воскресенский собор задумывался как подобие Храма Гроба Господня в Иерусалиме. В его центре также находится часовня. На пути к ней лежит камень, подобный тому, что закрывал вход в пещеру, где был погребен Христос после снятия с креста. Возле него обычно встают на колени и молятся. Гроб Господень – главная святыня монастыря. 

На освящении Воскресенского собора был лично царь Алексей Михайлович, он и дал монастырю его имя — Новый Иерусалим.

В XVIII веке при императрице Елизавете Петровне Воскресенский храм был украшен барочной лепниной и изразцами. На восстановление и отделку монастыря она пригласила великого зодчего графа Растрелли. 

Голгофа с крестом

Здесь стоит кипарисовый крест, который был привезен в XVII веке со Святой Земли. 

Храм Константина и Елены

Подземная церковь находится на глубине шести метров. Внутри бьет святой источник, в котором можно набрать воды.

Как добраться до монастыря?

На автомобиле: доехать до Истры по Волоколамскому или Новорижскому шоссе, далее – свернуть на улицу Советская.

На общественном транспорте: до монастыря можно доехать на электричке, которые ходят с Рижского или Курского вокзалов, или на автобусе № 372 от станции метро «Тушино».

Объекты ЦНРПМ

Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь

Краткая история
История Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря тесно связана с памятью его основателя Святейшего Патриарха Никона, который местал создать в Подмосковье точное подобие знаменитого Иерусалимского храма Воскресения Господня, дабы дать возможность русскому народу созерцать места спасительных страстей и Воскресения Христова не подвергаясь дорогостоящему и небезопасному путешествию на Ближний Восток.
Воплощение этих замыслов началось в 1656 год , а в 1666-м почти на 14 лет приостановилось - в связи со ссылкой Патриарха Никона. Возобновились работы усердием царя Федора Алексеевича и стараниями его тетки Татьяны Михайловны в 1679 году. Перед смертью Патриарх Никон получил разрешение вернуться в Новый Иерусалим, но скончался на пути из ссылки и был погребен в приделе Усекновения Иоанна Предтечи Воскресенского собора 26 августа 1681 года (по старому стилю). В 30-е годы советские власти вскрыли гроб и местонахождение останков до настоящего времени неизвестно.

После смерти царя Федора Алексеевича строительство продолжалось при царях Иоанне и Петре Алексеевичах, а в январе 1685 года Воскресенский собор был освящен Патриархом Иоакимом. Правители государства продолжали особенно милостиво относиться к Ново-Иерусалимской обители. В царствование Елизаветы Петровны, после падения в 1723 году шатрового завершения ротонды, под которым находилась часовня Гроба Господня, и пожара 1726 года, собор в 1749-1759 годах был обновлён по воле императрицы и отделан внутри лепниной по проекту и рисункам зодчего графа Растрелли. Императрица Екатерина II продолжала благоустройство Воскресенского монастыря и также пожертвовала средства для возобновления монастырских зданий после пожаров 1762 и 1792 годов. Императоры Павел I и Николай I устроили два придела во имя Святого Благоверного Александра Невского (память празднуется дважды в году) и придел во имя Рождества Пресвятой Богородицы в память рождения в этот день Цесаревича Николая Александровича.
В XIX и в начале ХХ века монастырь был одним из самых популярных центров паломничества, число его посетителей особенно возросло после проведения поблизости от него Николаевской, а затем Рижской железных дорог. В 1913 году монастырь посетило около 35 000 человек, на средства монастыря были построены странноприимный дом для бедных паломников и гостиницы. О постоянном внимании Императорской семьи к монастырю и в это время свидетельствуют богатые вклады в ризницу.
К XIX веку относится начало научного изучения истории Нового Иерусалима. Крупнейшим историком монастыря стал архимандрит Леонид (Кавелин), исследователь памятников христианского Востока, рукописей Нового Иерусалима, калужских древностей и надписей Троице-Сергиевой Лавры. Он является автором фундаментального труда «Историческое описание Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого монастыря», изданного 1874 году. Год спустя архимандрит Амфилохий (Казанский) издает «Описание библиотеки Воскресенского монастыря», в котором описаны 242 рукописи XI-XVIII веков и 135 печатных книг XVI-XVII веков.
В библиотеке Воскресенского монастыря хранились Воскресенская и Никоновская летописи, «Изборник Святослава 1073 года» - вторая по древности датированная русская рукопись. В 1907 году рукописные книги из монастырской библиотеки были переданы в Синодальную библиотеку, где составили особое Воскресенское собрание, в 1920 году Воскресенское собрание было передано в Исторический музей, где хранится и поныне.
В июле 1919 года по решению Звенигородского уездного съезда советов Воскресенский монастырь был закрыт, а его имущество национализировано. В 20-х годах ХХ века наиболее ценные предметы из ризницы Воскресенского собора были переданы в Оружейную палату.
В декабре 1941 года Новый Иерусалим оказался в зоне ожесточенных боев за Москву, здания монастыря сильно пострадали, некоторые были полностью разрушены, сведения о разрушениях в Новом Иерусалиме фигурировали в Нюренбергском процессе. Начиная с 50-х годов в Монастыре велись активные реставрационные работы, в результате которых архитектурный комплекс монастыря был поднят из руин, начаты работы по реставрации внутренней отделки Воскресенского собора.
18 июля 1994 года Священный Синод Русской Православной Церкви слушал сообщение Патриарха Московского и всея Руси Алексия II о возобновлении деятельности Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря и о назначении наместника обители. А 23 июня 2008 года Cвященный Синод Русской Православной Церкви утвердил благочинного Всехсвятского округа Москвы игумена Феофилакта (Безукладникова) наместником Воскресенского Новоиерусалимского ставропигиального мужского монастыря.
Тогда же, 23 июля 2008 года, Новый Иерусалим посетили Святейший Патриарх Алексий II и Президент России Д.А. Медведев. По итогам визита принято решение о создании Благотворительного фонда по восстановлению Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Сегодня Совет возглавляет Председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, Сопредседателем выступает Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. В состав Попечительского совета входят руководители федеральных министерств, Аппарата Президента РФ. Председателем Правления Благотворительного Фонда по восстановлению обители является глава Совета директоров ОАО «Газпром» Виктор Зубков.

Фильм-проект реставрации Воскресенского собора

В музее "Новый Иерусалим" открылась выставка "Возвращение в усадьбу" — Российская газета

Русская усадьба в нашем представлении - классические дворцы и газоны Кусково и Останкино, заросшие деревьями остовы замков Пущина-на-Наре. Экспозиция в Новом Иерусалиме добавляет в эту картину смыслов, напоминая, на чем стояли русские усадьбы, чем они полнились и украшались. И как спасались. И кем.

Выставка - одно из центральных событий юбилейного, сотого года музея "Новый Иерусалим", созданного в стенах Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря в 1920-м. Первыми экспонатами стали сокровища обители и подмосковных усадеб, брошенных хозяевами и разысканными первыми сотрудниками музея. Начало выставки делит пополам "река времени" - длинный стол, где под стеклом хроника работы музея с первых его шагов. Здесь рассказы о спасении коллекций и раритетов, документы, передающие частные ценности в общественные хранилища, списки ценностей, вывезенных немцами в 43-м... А по другую сторону стола-реки - жизнь, память о которой спасали музейщики. Это островки-гнезда, посвященные усадьбам Романовых, Шереметевых и Загряжских, и в каждом гнезде-стенде - собрания книг, мебели, картин, утвари из их особняков, их портреты и письма.

..."В Ильинском я предполагала жить в уединении для отдохновения. И потому недостаток помещений есть естественный предлог к отклонению приемов". Супруга Александра II Мария Александровна Романова - напоминает нам надпись - не соглашалась достраивать царскую усадьбу в Ильинском, дабы ничто ей не мешало на ее островке "отдохновения". В уголке зала, посвященном Ильинскому, - то, что делало этот островок таким уютным: ореховые стулья и столик из гостиной, гобелены, портреты владельцев усадьбы.

В углу зала усадьба-островок Ярополец: "Барельефы над дверями, узорчатые карнизы, колонны в зале, отдающие чудаковатостью доброго старого времени", - как их описывает краевед в 20-х годах. Усадьбой владели Гончаровы, тут бывал Пушкин - сидел за этим столиком, читая при свете свечей, установленных в этом подсвечнике-сфинксе, поглядывая на портрет графа Муравьева, написанный сыном знаменитого крепостного художника Николаем Аргуновым.

В 1762 году Петр III подписал "Манифест о вольности дворянства": дворяне освобождались от обязательной службы, могли выходить в отставку и выезжать за границу. Так в России появились люди, располагающие временем и средствами и увлеченные жаждой деятельности. Это они строили дворцы, разбивали по последней моде парки и украшали свои гнезда тем, что принято и ценно в Европе - и как принято.

Натюрморты, портреты, пейзажи голландцев, фламандцев, итальянцев так развешаны, что на стенах нет свободного места. Похожий на дворцовый зал разделен на эпохи, каждой посвящена своя анфилада. Сюда, по словам куратора выставки Ксении Новохатько, "выбирались перлы", но и в этих анфиладах, кажется, нет свободного места и для перлов из коллекции Ново-Иерусалимского музея, тех самых, когда-то разысканных по усадьбам Шереметевых и Загряжских, переданных государству и возвращенных после войны.

Вторая анфилада - эпоха Екатерины II: сохранившиеся в паре фарфоровые вазы-курильницы мейсенской работы, окантованные фигурной бронзой, на бронзовых же ножках с пламенеющими полированным металлом крышками. Дактилиотека 1830 года, размером с небольшой сундук ларец для хранения драгоценностей, собранный в каркас из эбенового дерева набор литых деталей, лазурита, флорентийской мозаики. Галерея стульев и кресел разных времен: резной, эпохи королевы Анны, начала XVIII века, английский "чиппендейл" с прорезной спинкой и русский из карельской березы, протравленной в квасе и оттого позеленевшей.

Спасение родовых гнезд русской культуры - ключевая тема музея "Новый Иерусалим"

В главном зале много часов - со столов, комодов и каминов, от строгих и лаконичных до фарфоровой куртуазной сценки, где в кутерьме героев не сразу находишь циферблат. Часы стоят тут на границах эпох-анфилад, отделяя одно время от другого.

По новому времени зажил теперь и музей "Новый Иерусалим", начав свой второй век с того, с чего начинал первый - с темы спасения родовых гнезд русской культуры. Закладывая при этом новые традиции. Выходя из музея, гости вернисажа сразу оказывались перед сценой, на которой играл Государственный оркестр имени Светланова: в один день с выставкой открылся и традиционный классический open-air.

"Лето. Музыка. Музей". Из-за пандемии он сменил свои сроки с июля на сентябрь, а его организаторы, решив приурочить фестиваль к выставке, поменяли и программу, введя в нее, например, "Метаморфозы" Рихарда Штрауса, знаменитый этюд о смерти и возрождении. Иллюстрируя историю, музыка добавляет ей красок. Директор "Нового Иерусалима" Василий Кузнецов, в прошлом пианист, знает это наверняка.

Лавра - Звенигород Русь - Новый Иерусалим

Воскресенский Новоиерусалимский мужской монастырь расположен в городе Истра Московской области, он основан в 1656 году патриархом Никоном.

Для всех христиан Иерусалим - Святая Земля, благословенное место, где Иисус Христос родился, жил и проповедовал. Поэтому монастырь, идея которого заключалась в воссоздании образа Святой Земли с точным подобием Храма Воскресения Христова или Храма Гроба Господня, является уникальным явлением.

«Русская Палестина»

Строительство «Русской Палестины» было призвано подчеркнуть возросшее значение России как наследницы Византийской империи, оплота мирового православия, и представить царя Алексея Михайловича вторым императором Константином. Тогда понятие «Иерусалим» воспринималось не только как географическая точка, но и как символ, который можно отнести к религиозной столице.

Прежде всего, нужно было составить выверенный план, чтобы не только строить копии точек Святой Земли, но и правильно их расставлять.Патриарх Никон отправил священника Свято-Троицкого Сергиева монастыря (нынешняя Лавра) к иеромонаху Арсению (Суханову) в Палестину, который измерил расстояние между святынями выстрелами из лука.

Монастырские постройки возводились на территории села Редкино, к будущему монастырю добавлялись бывшие земли боярина Василия Шереметева, князя Алексея Трубецкого и стольника Романа Боборыкина. Окрестности подверглись полной перепланировке: вырубили лес, насыпали и укрепили холм.Прежние имена из евангельских текстов заменены на новые.

Первая деревянная Воскресенская церковь построена в год постройки монастыря; Годом позже его освящал царь Алексей Михайлович. Он крестил Воскресенский монастырь Новый Иерусалим.

Монастырь быстро превратился в крупного землевладельца: в разных уездах под него приобретались вотчинные земли, по большей части царь выдавал благодарственные грамоты.

17 век прославил монастырь библиотекой на основе личного книжного собрания патриарха Никона и переводными изданиями.Здесь же появилась музыкально-поэтическая школа, продолжившая традиции польско-украинской духовной песни.

Конец 17 -го века был для монастыря временем разорения и восстановления. Разделив патриаршую вотчину Иверского и Крестового монастырей, их земли вернулись, и поэтому Воскресенский монастырь лишился средств для продолжения строительства. Он был возобновлен на правлении Федора Алексеевича.

Новый Иерусалим. Открытка начала ХХ века

Император Петр I сократил штат монахов и обязал монастырь снабжать государство лошадьми, фуражом и ремесленниками из числа монастырских крестьян.Елизавета Русская), также известная как Елизавета Петровна), однако взяла под свое покровительство Новый Иерусалим, даровав ему новые земли и выделив деньги на ремонт собора. До секуляризации церковных земель в 1764 году при Екатерине II монастырю принадлежало 14 тысяч крестьян и 22 тысячи гектаров земли. После секуляризации все крестьяне стали государственными (или хозяйственными), а собственность на землю сократилась до 30 акров.

Небольшая сумма была выделена на содержание Нового Иерусалима, но ситуацию исправили доходы от паломничества и сдачи в аренду московского монастырского двора.Развитию паломничества поспособствовала прокладка железнодорожной линии Москва-Виндава. К началу 20 века монастырь ежегодно посещало около 35 тысяч человек.

После революции 1917 года советские власти закрыли монастырь, национализировали его имущество и передали наиболее ценные предметы из ризницы Воскресенского собора в Оружейную палату Московского Кремля. С 1921 года в стенах монастыря разместились два музея, впоследствии объединенных в Государственный историко-художественный музей.

Во время Великой Отечественной войны Воскресенский собор был взорван фашистами; многие архитектурные памятники были разрушены. Интересно, что сведения о разрушении Нового Иерусалима фигурировали в документах Нюрнбергского процесса, поскольку монастырь считался объектом культурного наследия. После войны важнейшие постройки были отреставрированы, и музей возобновил работу только к концу 50-х годов.

Новоиерусалимский Иерусалимский Воскресенский монастырь был возвращен Русской Православной Церкви в 1994 году.В 2015 году музей переехал из монастыря в новый

.

В России сложно найти место, которое по количеству общехристианских святынь сравнится с Новоиерусалимским монастырем.

Церковь Спасителя «Видение Святой Земли

Иерусалим

Колокольня церкви Спасителя на фоне Масличной горы (Seetheholyland.net)

Церковь Искупителя - это новейшая церковь в Старом городе Иерусалима, но ее история восходит к IX веку Карла Великого, первого императора Священной Римской империи.

Простое здание в неороманском стиле с высокой колокольней , возвышающейся над древней церковью Гроба Господня неподалеку, является штаб-квартирой лютеранской церкви на Святой Земле. Это дом для общин, которые поклоняются на арабском, немецком, датском и английском языках.

Под церковью раскопки, открытые в 2012 году, позволяют посетителям увидеть древних останков дохристианских времен.

Открытие церкви в 1898 году было результатом пробуждения в 19 веке интереса к Святой Земле среди европейских протестантов .Это привело к тому, что лютеране из Пруссии и англикане из Англии прожили 40 лет вместе с епископом Иерусалима.

Церковь Спасителя, вид из Муристана (Израильтуризм)

Лютеранская церковь Искупителя стоит на северо-восточном углу комплекса улиц, который называется Муристан (название происходит от персидского слова, обозначающего больницу). Он был построен на месте средневековой церкви Святой Марии Латинской, которая веками лежала в руинах.

Во времена крестоносцев Муристан был оживленным домом для трех церквей с приютами для паломников и большой больницей, где средневековый Орден Св. Иоанна был основан для ухода за больными и ранеными.

Древняя стена идентифицирована ошибочно

Церковное строительство в Муристане началось после того, как халиф Багдада , Харун аль-Рашид (известность Тысяча и одна ночь ) передал эту территорию императору Карлу Великому в начале 9 века.

Колокольня церкви Спасителя с видом на купола Храма Гроба Господня (Seetheholyland.net)

Только руины остались, когда наследный принц Пруссии Фридрих Вильгельм (позже кайзер Фридрих III) получил во владение восточную половину Муристана в 1869 году, чтобы построить церковь для немецкоязычного населения года.

Во время раскопок для фундамента была обнаружена древняя стена, которую ошибочно приняли за долгожданную вторую стену Иерусалима.

Поскольку расположение второй стены имело решающее значение для подтверждения того, что Голгофа и Гробница Христа находились за пределами города во время Распятия, недавно обнаруженная стена была расценена как своего рода реликвия , которая дала новой церкви вид разделить статус соседнего храма Гроба Господня.

Поэтому церковь была названа Церковью Искупителя .

Интерьер церкви Спасителя (Seetheholyland.net)

Император Германии Вильгельм II и его жена, императрица Августа Виктория (дочь королевы Англии Виктории) присутствовали на посвящении в 1898 году, император въехал в город на белом коне через специально сделанное отверстие возле Яффских ворот. .

В тот же день Вильгельм II вступил во владение участком земли на горе Сион, чтобы отдать немецким католикам на строительство церкви.Здесь сейчас стоит Успенская церковь.

Панорамные виды с колокольни

Внутри колокольни церкви Спасителя, по круговой лестнице из 178 ступенек открывается панорамный вид на Иерусалим с высоты 40 метров.

К северу находится Храм Гроба Господня и другие постройки христианского квартала. На востоке находится Купол Скалы, а за ним на горизонте - высокая башня еще одного лютеранского памятника - церкви Вознесения (также известной как Августа Виктория в честь императрицы).

Вид с колокольни церкви Спасителя на Купол Скалы (Крис Юнкер)

К югу, через Муристан, находится Армянский квартал, а на горизонте Успенская церковь . На западе, за высоким минаретом мечети Омара, находится новый город Иерусалим.

Хотя стены церкви изначально были богато украшены, реконструкция в 1970 году оставила интерьер голым, не считая абстрактных витражей и двух изображений.

В апсиде над алтарем находится мозаика медальон головы Христа-Искупителя.

В правой апсиде находится ярко окрашенная икона, на которой Бог Отец (изображенный с чертами лица Христа) посылает радугу Ною в конце наводнения года . Немецкая формулировка «Ich stele meinen Bogen in die Wolken» (Я поставил лук в облаках) взята из Бытие 9:13.

Археологические останки согласуются со счетами Распятия

Радужная икона в Храме Спасителя (DiggerDina)

Под церковью в 2012 году были открыты для публики археологические раскопки , спускающиеся на глубину 13 метров.

Здесь можно увидеть руины мозаичного этажа старой церкви Святой Марии Латинской (на два метра ниже нынешнего уровня земли) и остатки мощеной улицы.

Есть также свидетельства о карьере , который давал Ироду Великому каменные блоки для его строительных проектов и позже использовался для садов во времена Христа - находки, которые согласуются с евангельскими рассказами о Распятии.

Также обнаружена часть древней стены , которая ошибочно считалась второй стеной Иерусалима, а теперь считается, что она датируется поздним римским периодом (2-4 веками после Рождества Христова).

Рядом со стеной находится глубокая траншея, вырытая до скалы археологами в 1970-х годах.

Археолог Дитер Веегер указывает на стену, которую ошибочно считали второй стеной Иерусалима (© Tom Powers)

Церковный комплекс включает выставочный зал, рассказывающий о его истории, и двухэтажный средневековый монастырь , лучше всего сохранившийся в своем роде в Иерусалиме.

Рядом с ним находится сводчатая часовня рыцарей Святого Иоанна.Считается, что это оригинальная трапезная , или обеденный зал рыцарей-госпитальеров.

Администрация: Фонд Евангелического Иерусалима

Тел .: 972-2-6276111

Открыто: пн-сб 9-12.00, 13-17.00 (выходной - воскресенье). Музей: пн-сб 9-12.00, 13.30.

Список литературы
Бар-Ам, Авива:
За стенами: церкви Иерусалима (Ахва Пресс, 1998)
Крюгер, Юрген (перевод Ребекки Райт фон Тухер):
Лютеранская церковь Спасителя (Schnell, 1997)
Мерфи-О’Коннор, Джером:
Святая Земля: Оксфордский археологический справочник с древнейших времен до 1700 г. (Oxford University Press, 2005)
Prag, Kay:
Иерусалим: Blue Guide (A.И К. Блэк, 1989)
Россинг, Даниэль:
Между небом и землей: церкви и монастыри Святой Земли (Penn Publishing, 2012)

Внешние ссылки
Евангелическо-лютеранская церковь в Иордании и Святой Земле
Евангелие в Иерусалиме
Раскопки под лютеранской церковью Искупителя Иерусалима (Том Пауэрс)
Проект развития туризма на раскопках в церкви Спасителя (Deutsches Evangelisches Institut)
Церковь Спасителя в Иерусалиме

Новый Иерусалим: достижение небес, 11:30 - 13:00

Новый Иерусалим:
Достижение небес 1130-1300

Профессор Саймон Терли

12.01.2010

В своей первой лекции я утверждал, что с исчезновения римской администрации в 410 году до 1120-х годов строители каменных построек стремились исключительно подражать архитектуре Рима.Я сказал, что думал, что, хотя норманнское завоевание, возможно, ускорило архитектурные изменения, оно не изменило ход строительства в Англии и что сила англосаксонской эстетики, любовь к богатству и орнаментам очень быстро проникла в милитаристскую архитектуру период сразу после завоевания.

Я закончил свою последнюю лекцию, сказав, что к началу 1100-х годов те аристократы и церковники, которые вторглись в Англию в 1066 году, теперь считали себя англичанами. Это очень важно для развития строительства примерно в столетие после 1130 года.Растущее богатство, уверенность в себе и самобытность английского правящего класса привели к энергичному покровительству архитектуры. Магнаты реорганизовали свои поместья, построили себе замки и построили церкви; епископы реконструировали свои соборы, а аббаты построили новые монастыри. Стиль, в котором были построены эти здания, был амбициозным, оригинальным и, если оглянуться назад, английским.

Объемы строительства, которое они предприняли, превзошли даже достижения норманнских захватчиков. Это было отчасти потому, что многие посетители хотели участвовать в стилистической революции, но это было также функционально - ответ на меняющееся общество.Рост населения был быстрым, экономические условия тоже были хорошими; экономика была раздута серебром, сельскохозяйственные прибыли быстро росли благодаря предпринимательству. Доходы самых успешных соборов, таких как Солсбери, за столетие увеличились на 168%. Города росли, рынки процветали, улучшались коммуникации.

Но это был строительный бум, отличный от того, который стимулировал Конкист. Теперь появились настоящие карьеры, более квалифицированные каменщики [X2], и несколько зданий начали заново; новые монастыри были редкостью, и новые епархии не создавались до 1547 года - только собор Солсбери выделяется как совершенно новое строение.Большинство церквей и замков были реконструкциями и расширениями существующих зданий.

Но больше всего архитектурное лидерство принадлежало соборам, возраст которых был XIII веком. Соборы Англии в совокупности являются одним из величайших архитектурных достижений всего средневековья. Отчасти это связано с изобретательностью английских каменщиков и дизайнеров, но в равной степени с богатством английских садов. Английские епархии были больше, чем на континенте, и более богатые, самые богатые, такие как Винчестер (3000 фунтов стерлингов в год), имели доходы, эквивалентные самым зажиточным графам.Фактически к концу XIII века двенадцать из сорока самых богатых епархий Европы находились в Англии. Именно это богатство финансировало необычайную роскошь соборов, таких как Линкольн и Солсбери. Одна бухта Линкольна из-за обилия резьбы, вероятно, стоила в двадцать раз дороже, чем ее французский эквивалент.

1150-е, 60-е и 70-е годы были периодом стилистических экспериментов. Для мужчин XII века стиль был важен, потому что он выражал иерархию.В средние века архитектура самого высокого статуса была связана с ритуальным проявлением силы: церемонии, ритуалы, литургия были движущими силами, стоящими за появлением зданий. Их структура и убранство отражали социальную, экономическую и религиозную иерархию, поэтому архитектурное оформление мероприятия, будь то обед или молитва, должно было соответствовать его важности - и важности людей, которые этим занимались.

Так, например, самым важным из всех средневековых светских пространств был большой зал, и залы были выделены для особого обращения.Великолепие резьбы вокруг дверного проема епископского зала в Даремском замке подчеркивает, что эта комната имеет первостепенное значение. В священных местах пресвитерии и святыни были наиболее важными и даже в самых скромных приходских церквях придавали значение их убранству. Античность тоже давала статус. Когда восточная часть Кентерберийского собора была перестроена, большие мраморные опоры приобрели римские пропорции, а основания и капители перекликались с раннехристианскими базиликами Рима.

Итак, когда мы подходим к рассмотрению стилистических изменений, которые произошли в Англии с 1150-х годов, мы должны помнить о важности иерархии и функций, а также о том, что новое не обязательно считалось лучшим.

Термин, используемый для описания нового стиля, который стал доминировать в форме каменных зданий, - это готика, которая у многих ассоциируется с остроконечной аркой. Но важно помнить, что заостренные арки на самом деле были довольно распространены в англо-нормандских зданиях, таких как Даремский собор. Готическая архитектура в том виде, в котором она развивалась во Франции в 1130-х годах, представляла собой нечто большее, чем остроконечные арки: это был способ строительства, при котором каменные своды создавались над очень высокими тонкими стенами. Каркасный характер конструкции позволял пронизывать стены огромными окнами, а своды поддерживались тонкими опорами и внешними контрфорсами.Это была инженерная революция. Как структурная система она была более рациональной и экономичной, чем англо-нормандская, с концентрацией опор только в точках реального напряжения. Это позволило вырезать неструктурные части стен. Пространственный эффект был замечательным и, по-видимому, растворял несущие стены в филигранных арках, шахтах и ​​пространствах.

Эта новая мода начала оказывать влияние в Англии после 1130 года, как раз в то время, когда ощущался новый орден монахов.Цистерцианцы намеревались избегать богатства и хвастовства, из-за сложной литургии и сложных интеллектуальных занятий; они хотели быть экономически независимыми, и их братьев отправляли на каторгу в их собственные поместья.

К 1170 году начались работы над Байландским аббатством, самой амбициозной цистерцианской церковью своего времени. Что бы ни говорили цистерцианские идеалы, это не было суровым ящиком. В его стенах были три группы готических арок, поддерживающих деревянный сводчатый свод; западный конец освещался большим круглым окном.Но архитекторы Байланда не использовали готику в качестве альтернативной структурной системы, как французы, они использовали ее как альтернативную форму украшения. Это было первое проявление английской готики, сохранившей массивную инженерию англо-нормандских зданий, но принявшую декоративную лексику готической архитектуры. В отличие от Франции, английская готика была чисто стилем, а не конструкционной системой.

Принятие готической отделки в Байленде имело большое влияние на севере, но гораздо большее влияние на страну оказало восстановление Кентерберийского собора после убийства Томаса Бекета в 1170 году и серьезного пожара восемнадцать месяцев спустя.Это дало монахам Кентербери возможность создать новую впечатляющую обстановку для своего святого и его мощей.

Так что нового в Кентербери? Наиболее очевидными и заметными являются огромные окна, которые так отличаются от окон в англо-французских (нормандских) соборах. Стекло в них скреплено массивными железными ферраментами. Это стало возможным благодаря одним из самых первых аркбутанов. Внутри колонны тоньше, аркады выше, а большая часть самой важной каменной кладки - полированный известняк.Это был совсем другой эффект. Легче, просторнее и благодаря полированному камню бесконечно богаче, чем все, что видели раньше.

Опыт движения на восток через Кентерберийский собор к святыне Святого Томаса захватывает дух. Необходимо подняться по ступеням как над склепом Ланфранка (который был сохранен), так и над склепом англичанина Вильгельма и войти в необычный мир полированного камня, специально созданный для имитации небесного Иерусалима из книги Откровения.Паломник мог бы почувствовать себя так, как будто его уменьшили и поместили в покрытый эмалью реликварий, такой как шкатулка Беккета в Виктории и Альберте.

Кентербери должен был иметь влияние не столько благодаря деталям его стиля или конструкции (хотя они были важны), сколько своей щедростью. Это была материнская церковь Англии, которая установила стандарты для всего, что пришло после, особенно в экстравагантном использовании полированных камней. У меня нет времени упоминать Уэллс или любой из соборов, последовавших за ним, но я должен упомянуть Линкольн.Линкольн был перестроен между 1186 и примерно 1250 годами. Это был собор, который провозгласил свое место на вершине иерархии вместе с Кентербери и Йорком. В результате никто не пожалел денег, масштаба и декоративности. Линкольн намеревался ослепить; и ослепляет.

На прошлой неделе мы видели, как английский вкус в архитектуре тяготеет к декоративному, занятому и сложному. Мы посмотрели на Дарем и увидели, что благородная простота раннего англо-нормандского строительства запуталась в украшении поверхностей.В известном смысле это то, что случилось с новой английской готикой. В Линкольне преобладает полированный камень Кентербери, но посмотрите на своды. В хоре шахты сводов делят возвышение на пролеты. Но своды не укрепляют конструкцию пролета. Впервые по длине свода проходит центральное ребро. При этом в кажущихся случайными точках поперечные ребра соединяются, создавая узор, который поначалу не поддается пониманию. Это не было структурной необходимостью, это было чистое украшение.Так в Lincoln ребра впервые используются по-английски - в качестве украшения поверхности.

Своды нефа немного позже и менее сумасшедшие, но богаче, плотнее, сложнее и симметричнее. Им удается сделать хранилище таким же интересным и живым, как стены, объединяющие все в беспокойное море украшений. Нижние нефы имеют необычайную глубину. Это достигается не только за счет проходов в фонарном столике и трифории, но и за счет 27-футового пролета арок, которые позволяют получить панораму стен проходов, которые имеют глубокую форму с глухими арками.Эффект усиливается опорами нефа, каждая пара которых немного отличается.

Дизайн Lincoln, необычайно экспериментальный и жаждущий новшеств, оказал огромное влияние на следующие два поколения английских строителей. В 1817 году викторианский архитектор Томас Рикман окрестил стиль Lincoln Early English - термин, который прекрасно выражает существенную замкнутость того, что строилось. Великие церкви, описанные выше, и многие другие, которые последовали за ними, были индивидуалистичными и оригинальными, взяв французские идеи и превратив их в декоративный словарь, уникальный для Англии.Есть реальный смысл, в котором к 1220 году сформировался национальный стиль.

В 1250-х годах в Англии царила готическая архитектура, но в 1245 году проект Генриха III по восстановлению Вестминстерского аббатства бросил вызов архитектурному консенсусу. Восстановление королевского аббатства как коронационной церкви и святыни Исповедника было самым щедрым актом религиозного архитектурного патронажа со стороны любого человека во всем Средневековье. К его смерти в 1272 году на здание было выложено 45 000 фунтов стерлингов.

Вестминстерское аббатство находилось под сильным влиянием французских зданий и отошло от стиля недавних работ Линкольна. Но Вестминстер не был простой копией, и общее богатство резьбы и внутреннего убранства твердо соответствовало давнему английскому вкусу. Влияние аббатства, как и ранней готики Кентербери, заключалось не в его композиции, а в деталях.

Самым главным новым элементом декора, несомненно, был оконный узор. Можно было использовать сгруппированные вместе ланцеты, чтобы пропустить больше света, но все же было очевидно, что это отдельные окна с участками стены между ними.Изобретение узора заменило гораздо более тонкий камень, который никогда нельзя было спутать со стеной, создающей большие окна. Одновременное внедрение штрихового узора сделало все, что было построено до 1250-х годов, старомодным. Теперь окна стали не только щелью в стене; они были превращены в одно из основных средств украшения и обработки.

Эти изменения можно увидеть в таких церквях, как Сент-Денис-Слифорд, Линкольншир, с его диким и плавным узором, и западный конец, покрытый резьбой, или Святая Троица, Халл, начатый примерно в 1300 году.Святая Троица - одна из крупнейших приходских церквей Англии, первая из которых построена в основном из кирпича. Его алтарь и трансепты украшены одними из самых изобретательных и красивых узоров своего времени, заливающих пресвитерию светом.

Это было не просто стилистическое развитие, оно поддержало важный теологический сдвиг. Первый вышел из собора, проведенного Папой Иннокентием III в Латеранской церкви в Риме в 1215 году. Это четвертый реформаторский Латеранский собор в 1215 году, провозгласивший доктрину пресуществления, превращения хлеба и вина в тело и кровь Христа во время Евхаристия.Пресуществление, которое могло быть совершено только рукоположенным священником, еще больше повысило статус священника по сравнению с конгрегацией и придало еще большее значение значению алтаря, той части церкви, где совершалось причастие. Итак, в тринадцатом веке тысячи новых алтарей были построены по всей Англии, и в них были новые окна с тонким узором, залитым светом.

Новые алтари были длиннее, с большими окнами и имели квадратные концы, в отличие от англо-нормандских.Алтарь оставался отделенным от нефа деревянной перегородкой; немногие ранние экраны сохранились, но есть очень редкие выживания на месте примерно с 1260 года в Сент-Майкле, Стэнтон-Харкорт, Оксфордшир, не только показывая, что виды на алтарь на самом деле были довольно хорошими, но и что отверстия были вырезаны на более низком уровне, чтобы обеспечить вид на возвышенное воинство для стоящих на коленях. Начиная с тринадцатой часовни, священники, помощники и дьяконы все чаще поддерживали священника, что отчасти было причиной увеличения размеров алтаря, но также объясняет строительство на южной стене специальных мест для духовенства.Эти Sedilia (от латинского сиденья), обычно построенные по три, впервые встречаются в англо-нормандских церквях, но становятся очень популярными в новых алтарях.

Акцент на надлежащем праздновании Мессы означал, что теперь должна была быть предоставлена ​​небольшая раковина или piscina, чтобы слить воду и мыть священные сосуды. Рядом часто находился шкаф или кладовая для хранения ценных вещей. Sedilia, piscina и aumbires предоставляли возможности для украшения и часто имели резные, арочные или балдахины; иногда два или три были объединены в единый декоративный элемент.

Так же, как и в великих соборах, алтари приходских церквей, залитые светом, витражи, богатая резьба, означали, что каждая деревня могла иметь собственное представление о небе.

По мере того, как алтарь становился сферой духовенства, в тринадцатом веке был принят закон, согласно которому строительство и содержание нефа возлагались на прихожан. С давних времен в нефе не было постоянной мебели, и прихожане, возможно, приносили свои собственные деревянные табуреты, чтобы сесть на них.К концу тринадцатого века скамьи стали ассоциироваться с большим акцентом на проповеди и проповеди, стимулированные Четвертым Латеранским собором. Самые ранние из сохранившихся скамей, вероятно, находятся в прекрасной церкви Святой Марии и Всех Святых, Дансфолд, графство Суррей, в 1270–1290 годах.

В течение тринадцатого века многие нефы были расширены за счет добавления прохода. Впервые они появились в церквях в руках богатых людей или учреждений, которые хотели повысить статус своей церкви, превратив ее в мини-базилику; проходы также давали им больше места для частных алтарей, сложных процессий и для захоронения внутри церкви.Менее богатые церкви добавляли проходы по более прозаическим причинам: рост населения означал, что на каждого прихожанина в 1100 году приходилось три человека на 1300; так что проходы просто вмещали больше людей.

Я говорил об иерархии и потратил некоторое время, говоря о попытках масонских епископов и аббатов создать на земле небесный Иерусалим. Это были изумительные здания мощи, яркости света и цвета. Что из светских построек высочайшего статуса?

Стоит на мгновение остановиться на самой впечатляющей королевской резиденции 12 века, большой башне в Дувре, построенной Генрихом II в 1180-85 годах.Он был построен в то время, когда военная техника перешла от квадратных и прямоугольных башен к цилиндрическим. Но это был необычный замок; он был построен в преднамеренно ретроспективном стиле, чтобы подчеркнуть королевскую значимость и династическую прочность. Это также были ворота в Англию, место, где король мог принимать важных посетителей, многие из которых направлялись к новому святилищу Святого Фомы в Кентерберийском соборе. Центральным в здании был холл. Гостеприимство, оказываемое в парадном зале, уже было отмечено как ключевая особенность англосаксонских резиденций высокого статуса.Дувр подчеркивает свое непреходящее значение, ведь зал продолжал доминировать в престижных английских зданиях и в семнадцатом веке. Таким образом, хотя это было военное здание, это был также дворец и гостевой дом, оформленный на традиционном языке династического триумфализма.

Dover, конечно, был исключительным. Для многих сотен других замков перестройка из камня происходила поэтапно в течение длительного периода. Во многих случаях деревянные частоколы заменяли каменными стенами, а жилые дома внутри оставались деревянными.Это можно увидеть в Restormel в Корнуолле, где весь план можно прочитать за одно посещение. Это очень впечатляет. Кухня, холл, покои господина и гостевые комнаты расположены внутри идеально круглых внешних стен, и только сторожка и часовня выступают за пределы контура.

Это были укрепленные жилища, не везде были рвы и стены с зубчатыми стенами. Кларендон был самым большим и самым важным королевским домом на западе Англии.Этот дом, остатки которого сохранились и который можно посетить, представлял собой комплекс из одно- и двухэтажных зданий с скатными и черепичными крышами, расположенными длинной линией, идущей примерно с востока на запад. В его центре находился большой зал с проходами с кухнями и кладовыми на западе и королевскими покоями на востоке. Различные части здания были устроены круглыми монастырями с садами; эти и другие pentices, соединяющие различные части.

Дворец, подобный Кларендону, существенно не отличался по планировке от своего саксонского предшественника, такого как Йиверинг седьмого века, упомянутый в прошлый раз.Эта непрерывность плана предполагает непрерывность функций, при этом королевские семьи живут так же, как и их предшественники. В основе этого по-прежнему находился зал, сооружение, имеющее фундаментальное значение для любого человека с любым достатком и претензий, а не только для королевской семьи. Зал был не просто строением, он отражал социальное положение своего владельца и был центром его общественной жизни. Один, хотя и не королевский, выжил в Окхеме, Ратленд. Он был построен примерно в 1190 году, с огнем посередине этажа, длинными столами и запоем; сцена праздника вряд ли сильно отличалась от времен Беовульфа.

В тринадцатом веке все изменилось. На протяжении столетия доходы росли, а располагаемое богатство помещиков увеличивалось, что способствовало социальным изменениям, которые уже происходили. Общественные пиршества и гостеприимство оставались в центре средневековой жизни, и лорды нашли способы сделать свои залы еще больше и эффектнее. В то же время они все больше хотели проводить время в более интимных местах и ​​уходили из своих залов в комнаты, где они могли проводить время со своими семьями и сверстниками.Это привело к важным изменениям в дизайне домов высокого статуса, которые стали очевидными после 1180-х годов.

Дома начинают принимать новую планировку, которая должна была стать стандартной планировкой для всех домов с предварительным натяжением на следующие 400 лет. По сути, произошло то, что кухни начали строить на одном конце большого зала, образуя единое целое, затем с 1220-х годов камерные блоки также были построены как единое целое с большим залом, но на другом конце от кухни.Это давало большому залу «верхний» конец, примыкающий к личным комнатам лорда, и «нижний» конец, примыкающий к кухням.

Доступ в большой зал все чаще осуществлялся не через дверь в центре одной из его длинных стен, а через дверь в нижнем конце, эта дверь вела в проход, который был отгорожен от остальной части зала деревянным брусом. раздел. Двери из кухни, из буфета (для пива) и кладовой (для хлеба) вели в это ограждение, которое стало известно как проход через ширмы.Это более интегрированное устройство позволяло лордам проводить больше времени в комфорте своих покоев, проходя и проходя через их залы. Это личное пространство было знаком звания, частью харизмы величия и богатства. Было важно быть недоступным.

Многие из этих нововведений во внутреннем планировании были инициированы епископами, которые были одинокими, богатыми и менее консервативными в мировоззрении, чем монархия или магнаты. В тени Линкольнского собора находится теперь разрушенный дворец епископа, когда-то одно из самых роскошных зданий в королевстве, здесь современные посетители могут увидеть один из самых ранних примеров кухни, соединенной с нижним концом зала, датируемой 1220-ми годами. .Стандартизация внутренних планов сопровождалась формализацией организации домашнего хозяйства. Начали записываться бытовые правила, был принят фиксированный этикет для службы в зале, а в дворянских домах появились новые офицеры. К 1100 году большинство аристократов сопровождали мужчины, занимавшие такие должности, как стюард, дворецкий, констебль, маршал, клерк и егерь. Они были человеческим фоном для аристократической власти: в доме епископа было бы до 80 служителей, а у герцога или графа было бы вдвое больше.

Эти структурированные и иерархические домохозяйства с их интегрированными кухнями, холлами и комнатами представили новые архитектурные возможности. Замок Стоксей в Шропшире - это чудом не изменившийся дом 1280-х годов, построенный супербогатым торговцем шерстью Лоуренсом Ладлоу, одним из первых примеров человека, обогащенного торговлей, который сделал себя сельским помещиком. Лоуренс построил себе прекрасный большой зал с высокими окнами и центральным камином; в южном конце находился блок с его собственными покоями, ведущий к башне с тремя большими хорошо освещенными комнатами.В нижнем конце зала было несколько комнат, возможно, для гостей или, возможно, его семьи.

Все средневековые резиденции любого рода были окружены охотничьими парками, 1900 из которых были построены между 1200 и 1350 годами. Большинство парков имели размер от 100 до 200 акров, но размер парка отражал богатство его владельца. Самый большой парк в Англии тринадцатого века находился в Кларендоне и занимал площадь более 4000 акров. Он был окружен впечатляющим земляным валом длиной 16 км и высотой более 3 м, увенчанным дубовым частоколом.Целью этого было удержать оленей внутри парка, через определенные промежутки времени специальные опускаемые секции позволяли оленям перепрыгивать через бледный лес и входить в парк, но из-за углубления внутренней канавы не могли выбраться. Каждая часть земли была продуктивной. В лесах выращивали медленнорастущие дубы в качестве сельскохозяйственных культур, коровы паслись на лесных пастбищах на юге, в то время как северные пастбища поддерживали оленей и включали искусственные пруды для питья и валяния, кормушки для кормления и оленьи дома для зимнего укрытия.Здесь разводили кроликов и зайцев в промышленных масштабах и обеспечивали постоянные поставки мяса. Даже на диких птиц ястребы охотились.

Но это также был пейзаж силы, виды были тщательно продуманы, здания расположены так, чтобы их было видно, оказывая наибольшее влияние на зрителя. Дом великого лорда не был изолированным строением, он всегда был тесно интегрирован с его экономическим и визуальным окружением.

В экономическом отношении, конечно, большие дома зависели от своих поместий.Их деревни были заняты так называемыми крестьянами. Этот термин неудачный, поскольку он производит впечатление обездоленных и обездоленных неграмотных людей, которые зарабатывают себе на жизнь землей. Сельские жители, составлявшие 80% населения, на самом деле были мелкими землевладельцами, владевшими площадью от 5 до 40 акров, и занимались рыночной деятельностью, покупали, продавали и зарабатывали деньги.

К 1180-м годам экономическая стабильность более зажиточных крестьян начала оказывать влияние на дома, в которых они жили. Это воздействие сильно различается по стране и даже между соседними деревнями.Как я объяснил в прошлый раз, жилища обычно располагались на огражденном от берега или огражденном участке площадью около четверти акра, внутри этого, в некоторых частях страны (особенно на юго-западе), было отдельное здание или длинный дом, в котором на одном конце было место для люди, а другие для животных. К тринадцатому веку такое расположение стало менее распространенным; к тому времени у большинства тофтов в центральных графствах и на юго-востоке был главный коттедж, сгруппированный с амбаром или амбаром, а иногда и хлевом. Более богатые крестьяне могли также иметь отдельную кухню, отдельно стоящую пекарню и даже голубятню или телегу.

Итак, построек было больше, но все они были построены по-другому. Решающим событием в период между 1180 и 1320 годами было введение различных типов фундаментов, будь то во всю длину здания или только для его основных столбов. Отказ от наземного строительства (столбы, погруженные в землю) на большей части территории Англии открыл возможность для множества надстроек. Окна были маленькими, без стекол и ставнями. Дымоходы были редкостью, и костры разжигали в решетках или ящиках на битых земляных полах.Большинство из этих конструктивных систем привело к образованию блоков размером около 15 футов, что делало большинство домов шириной 30 футов или 45 на 15 футов. Так что, хотя крестьянские дома были темными и задымленными, они были не меньше жилых домов викторианских городов. К тому же они были более личными, чем можно было представить. Хотя вся основа деревенской жизни была общинной, тофты с их живыми изгородями и банками и коттеджи с прочными запертыми дверями придали крестьянским семьям индивидуальность и уединение.

Строительная революция затронула и города.Между 1100 и 1300 годами процент английского населения, проживавшего в городах, удвоился и составил 20%. В 1086 г. насчитывалось около сотни городков, почти все основанные по королевской воле. К 1300 году было более 500 многих, основанных церковью и аристократией. Города были прибыльным делом; арендная плата от горожан была хорошей, но землевладельцы также могли получать прибыль от рыночных сборов и городского суда.

Технические усовершенствования в строительстве деревянных городских зданий были важны, поскольку они изменили облик английских городов.Бревенчатые дома из прочного грунта необходимо заменять или полностью ремонтировать каждые пятнадцать или двадцать лет, поскольку их фундамент гниет. Строения с деревянным каркасом, построенные на каменном фундаменте, прослужили гораздо дольше, а в хорошем состоянии - веками. Таким образом, владение таунхаусом теперь было не просто владением земельным участком, это было долгосрочным вложением в здание. Это означало, что больше усилий было уделено внешнему виду и отделке здания. Дома тоже стали выше. Деревянный каркас означал, что их можно было построить в три этажа; первые средневековые внутренние небоскребы были построены к 1190-м годам, и вскоре их верхние этажи начали разрушать.

Многие таунхаусы также были магазинами. Торговля была, конечно же, центральным условием создания городов, и к 1234 году в Кентербери было 200 магазинов, а к 1300 году в Честере было 270. Ни один раннесредневековый магазин не сохранился до наших дней в неизменном виде. Леди Роу, Гудрамгейт, Йорк - это ряд магазинов 1316 года постройки, которые потеряли свои оригинальные витрины. Леди Роу не является чем-то необычным для того, что мы знаем о коммерческом развитии магазинов, построенных одним домовладельцем, а затем сданных в аренду владельцам магазинов. Верхние помещения могли сдаваться отдельно как жилье, или торговцы могли жить над своими выставочными залами.

В отличие от Йорка, в большинстве других городов были крытые крытые помещения, а не задние кладовые. Полный, хотя и отреставрированный, пример - это 58 French Street Southampton, построенный для купца по имени Джон Фортин в 1290-х годах. Это был один из примерно шестидесяти домов торговцев камнем и деревом в одном из важнейших портов Англии. Как и в «Линкольне», впереди был магазин, но позади был холл и личная комната для владельца, а наверху - две спальни. Все было расположено в подвальном помещении, построенном для безопасного хранения товаров.Это было типично для своего типа, здание, которое было домом, выставочным залом, складом и офисом - все в одном.

Сегодня у нас не было времени обсудить столько, сколько мне хотелось бы, но я надеюсь, что сделал достаточно, чтобы показать, что 130-е годы 1220-1350 гг. Выделяются как один из самых энергичных, изобретательных и экстравагантных периодов строительства в английской истории; период, когда английская архитектура стала такой же самобытной, как и ее национальный характер. Необычайный строительный бум, начавшийся в 1220-х годах, продолжался более века, хотя начал снижаться после 1300 года.Это почти точно отражало необычайный период экономического роста и национального процветания, подкрепленного быстрым ростом населения.

Английская архитектура периода с 1220 по 1350 год демонстрирует уверенность, которая приходит с богатством и независимостью. Экономика процветала, население росло, процветание, независимость и влияние аристократии росли. Архитекторы освоили как структурные возможности готической архитектуры, так и ее декоративные возможности.Покровители хотели воплотить свои амбиции в камне, дереве, стекле и обожженной глине и не стеснялись вульгарности.

В 1300 году Англия в основном состояла из поместий аристократии, церкви и короны, создавая пейзажи, в равной степени посвященные власти, удовольствиям и производству. Их экономические меньшие подражали им, но также внесли свой особый вклад. Корона не указывала путь, епископы, аристократы и купцы сыграли свою роль в создании новых форм строительства.Однако для всех архитектура была демонстрацией, будь то Кентерберийский собор или особняк в Оксфорде.

Укрепление чувства Англия возникла отдельно от Уэльса, Шотландии и континентальных территорий анжуйских королей, и ее архитектура была столь же отличной. Готическая архитектура Англии не встречается больше нигде, даже в Шотландии и Уэльсе, но она пронизывала все части Англии. Но архитектурный стиль в этот период - явление, а не однородное движение; местные и региональные вариации породили тысячи разовых вариаций.

Эта архитектура была доступна каждому в его церкви или соборе, у каждого была возможность найти свой путь на небеса, и каждый мог предвкушать ее в своей церкви.

Бум ведет к краху. И серия крахов, поразивших английское общество после 1300 года, наступила быстро и быстро: экономический застой, изменение климата, голод и болезни. Все привело к изменениям в способах строительства англичан.

В Новом году я буду смотреть на катастрофы четырнадцатого века и на то, как он изменил образ мышления людей и способ их строительства.

© Профессор Саймон Терли, Колледж Грешем, 2010

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ РАСКРЫТИЙ ЧАРЛЬЗА ТОМАСА В ИОНСКОМ АББАТИ 1956–63

RCAHMS . Аргайл. Опись памятников

: Iona, HMSO, Edinburgh

Redknap, M . «Раскопки в аббатстве Иона,

», Proc Soc Antiq Scotl, ,  –

Рис, Род-Айленд. Раскопки в Ионе от  до ,

UCL Inst Archaeol Occas Publ, UCL,

Лондон

Reimer, PJ, Bard, E, Bayliss , A, Beck, JW,

Blackwell, PG, Bronk Ramsey, C,

Grootes, PM, Guilderson, TP,

Haflidason, H, Hajdas, I, Hatt, C, Heaton,

TJ, Hoffmann, DL, Hogg, AG, Hughen,

KA, Kaiser, KF, Kromer, B, Manning,

SW, Niu, M, Reimer, RW, Richards,

DA, Scott, EM, Southon, JR, Staff,

RA, Терни, CSM, and van der Plicht,

J.Радиоуглерод IntCal и Marine

, калибровочные кривые – ,  лет

BP

',

Радиоуглерод,  (), ,  – 

Rodwell, W W. «Над и под землей: ar-

chaeology at Wells Cathedral», in T. Tatton-

Brown and J Munby (ред.), Археология

соборов, – , UniversityofOxford

Committee for Archaeol Monogr , Oxford

Ryan, M. «Церковные металлоконструкции в восьмом

,

и девятом веках», в S Youngs (ed), Ангелы: шедевры кельтского металла -

работы, – вв., –, Британский

Museum Press, Лондон

Скалл, C.«Городские центры в Англии до викингов

?», В JHines (ред.), Англо-

Саксы от периода миграции до

Восьмой век: этнографическая перспектива,

– , Бойделл Press, Woodbridge

Скалли, Д. Э. «Беде, Орозиус и Гильдас на

ранняя история Британии», в S Lebecq,

M Perrin and O Szerwiniak (ред.), Bède

le Vénérable,  – , Ceges –Université

Charles-de-Gaulle, Lille

Scully, D .«Третье путешествие Кормака в

Vita Columbae Адомнана: аналоги и

контексты», в J Roberts and A Minnis (ред.),

Текст, изображение, интерпретация: исследования в англо-саксонской литературе

и ее островном контексте в

честь Эмона Каррагейна,  –,

Brepols, Turnhout

Sharpe, R . «Некоторые проблемы, касающиеся

организации Церкви в начале

средневековой Ирландии», Peritia, ,  – 

Sharpe, R (ed and transl) .Адомнан из

Иона: жизнь святого Колумбы, Пингвин, Лондон

Шарп, Р. Э. «Иона в: гэльская традиция

и« опыт посетителей », Иннес Рев, () ,

 – 

Skene, WF . «Заметки по истории руин

в Ионе», Proc Soc Antiq Scotl, ,  – 

Skene, WF . «Заметки об истории и

вероятной ситуации более раннего основания -

в Ионе, до основания

бенедиктинского монастыря в конце

двенадцатого века», Proc Soc Antiq Scotl,

,  – 

Stalley, R .«Европейское искусство и ирландские высокие

крестов», Proc Roy Ir Acad, C,  – 

Stevens, P. «Для кого звонит колокол: монастырский комплекс

на Clonfad , Co. Westmeath ',

в М. Стэнли, Э. Данахер и Дж. Эоган (редакторы),

Creative Minds: производство, производство

и изобретения в древней Ирландии,  –,

Wordwell, Дублин

Стивенс, П. Э. «Раннесредневековая жемчужина в форме геля -

леры в Ирландии: производство, распределение

и потребление», Medieval Archaeol, ,

000 – 

Стивенсон , РБК .«Клад англо-

саксонских монет, найденный в Ионском аббатстве», Proc

Soc Antiq Scotl, ,  – 

Swan, L.. Монашеские протогорода в начале

средневековая Ирландия », в H Clarke и

AH Simms (ред.), The Comparative History

of Urban Origins in Non-Roman Europe,

 – , BAR, Oxford

Swan, L .``Церковное поселение в

Ирландия в раннесредневековый период '', в

М. Фиксот и Э Задора-Рио (ред.),

L'environnement des Églises et la Topographie

Religieuse des Campagnes Médiévales.Actes

du IIIe congrès international d'archéologie

médiévale (Экс-ан-Прованс,  – сентября

), –, Société d'Archéologie

Médiévale

, Ca2 Свифт, К. «Форты и поля: исследование

« Монашеские города »в седьмом и восьмом

века, Ирландия», J Ir Archaeol, ,  – 

Swift, C  . «Скульпторы и их заказчики: исследование

надгробных плит Клонмакнойз», в

King ,  – 

Thomas, C.«Раскопки в Гвитиане,

Корнуолл, : раннехристианское поселение -

, группа курганов бронзового века и средневековая усадьба

», Proc West Cornwall Field

Club  Приложение

Thomas, C'. 'Iona', Discovery and

Excavation Scotland, 

Thomas, C. 'Раскопки на Ионе,

до', Rothmill Q, ,  – 

Thomas, C a. Раннехристианская археология

Северной Британии, Oxford University Press,

Oxford

Thomas, C Cb.Великобритания и Ирландия в начале

г.

христианские времена нашей эры  –, Темза и

Гудзон, Лондон

 АНТИЧНЫЙ ЖУРНАЛ

https://www.cambridge.org/core/terms. https://doi.org/10.1017/S0003581520000128

Загружено с https://www.cambridge.org/core. IP-адрес: 185.248.187.1, 11 июня 2020 г., 17:24:22, в соответствии с условиями использования Cambridge Core, доступно по адресу

Antebellum Communal Experiments | История США I

Цели обучения

К концу этого раздела вы сможете:

  • Выявить сходства и различия между утопическими группами довоенной эпохи
  • Объясните, чем религиозные утопические сообщества отличаются от нерелигиозных

До 1815 года, до рыночной и промышленной революции, большинство американцев жили на фермах, где производили большую часть продуктов и товаров, которые использовали.Эта в значительной степени докапиталистическая культура была сосредоточена на больших семейных единицах, все члены которых жили в одних и тех же городах, округах и приходах.

Однако экономические силы, высвободившиеся после 1815 года, навсегда изменили этот мир. Все больше и больше людей покупают продукты и товары в условиях процветающей рыночной экономики, и этот сдвиг открыл дверь к новому образу жизни. Эти экономические преобразования вызвали различные реакции; некоторые люди испытывали ностальгию по тому, что они считали более простыми, прежними временами, в то время как другие были готовы попробовать новый образ жизни и работы.В начале девятнадцатого века возникли экспериментальные сообщества, созданные мужчинами и женщинами, которые надеялись не просто создать лучший образ жизни, но переделать американскую цивилизацию, чтобы воцарилось большее равенство и гармония. Действительно, некоторые из этих реформаторов предполагали создание альтернативных способов жизни, при которых люди могли бы достичь совершенства в человеческих отношениях. Точное количество этих обществ неизвестно, потому что многие из них просуществовали недолго, но это движение достигло своего апогея в 1840-х годах.

Большинство тех, кого привлекали утопические общины, испытали глубокое влияние евангельского протестантизма, особенно Второго Великого Пробуждения. Однако их опыт возрождения оставил их желание продолжить реформирование общества. Сообщества, которые они создавали и к которым присоединились, придерживались различных социалистических идей и считались радикальными, потому что члены хотели создать новый социальный порядок, а не реформировать старый.

Немецкие протестантские мигранты сформировали несколько пиетистских обществ: сообществ, которые подчеркивали преобразующий индивидуальный религиозный опыт или благочестие над религиозными ритуалами и формальностями.Один из первых из них, монастырь Эфрата в Пенсильвании, был основан харизматическим лидером по имени Конрад Бейсель в 1730-х годах. К довоенной эпохе это был самый старый общинный эксперимент в Соединенных Штатах. В ожидании тысячелетия его члены посвятили себя духовному созерцанию и дисциплинированному режиму работы. Они носили домотканую одежду, а не покупали ткань или готовую одежду, и поощряли целомудрие. Хотя монастырь Эфрата оставался небольшим, он служил одним из первых примеров того типа сообщества, которое довоенные реформаторы надеялись создать.

В 1805 году в Пенсильвании пустило корни второе немецкое религиозное общество, возглавляемое Джорджем Раппом, с несколькими сотнями членов, которых называли Раппитами, которые поощряли целомудрие и придерживались социалистического принципа общего владения всеми благами (в отличие от разрешения индивидуальной собственности). Они не только построили город Гармонии, но и произвели излишки товаров для продажи внешнему миру. В 1815 году группа продала свои пенсионные владения и переехала в Индиану, основав New Harmony на участке площадью двадцать тысяч акров вдоль реки Вабаш.В 1825 году члены вернулись в Пенсильванию и обосновались в городе под названием Экономика.

Шейкеры - еще один пример сообщества, основанного с религиозной миссией. Шейкеры возникли в Англии как продукт квакерской религии в середине восемнадцатого века. Энн Ли, лидер группы в Англии, эмигрировала в Нью-Йорк в 1770-х годах, пережив глубокое религиозное пробуждение, которое убедило ее в том, что она «мать во Христе». Она учила, что Бог был одновременно мужчиной и женщиной; Иисус олицетворял мужскую сторону, в то время как Мать Анна (как ее стали называть ее последователи) представляла женскую сторону.Для Шакерса как в Англии, так и в Соединенных Штатах Мать Энн представляла завершение божественного откровения и начало тысячелетия небес на земле.

На этом изображении танца шейкер 1840 года обратите внимание на поднятые руки, указывающие на выражение эмоций.

На практике мужчины и женщины в общинах шейкеров считались равными - что было радикальным отклонением в то время, - а женщин часто было больше, чем мужчин. Равенство распространялось также на владение материальными благами; никто не мог владеть частной собственностью.Сообщества шейкеров стремились к самообеспечению, выращиванию продуктов питания и изготовлению всего необходимого, включая мебель, в которой подчеркивалось превосходное мастерство как замена мирским удовольствиям.

Определяющими чертами Шейкеров были их духовный мистицизм и запрет на половые сношения, которые они считали примером меньшей духовной жизни и источником конфликта между женщинами и мужчинами. Восторженные танцы Shaker, за которые группа приобрела известность, позволили эмоциональную разрядку.Пик движения шейкер пришелся на 1830-е годы, когда около шести тысяч членов населяли общины в Новой Англии, Нью-Йорке, Огайо, Индиане и Кентукки.

Узнайте больше о музыкальном наследии Shakers, включая известную песню «Simple Gifts», которая стала частью американской культуры.

Сообщество Онейда было утопическим экспериментом, проводившимся в Онейде, штат Нью-Йорк, с 1848 по 1881 год.

Другой религиозный утопический эксперимент, Сообщество Онейда, начался с учений Джона Хамфри Нойеса, вермонтера, окончившего Дартмутскую, Андоверскую теологическую семинарию и Йельский университет.Второе великое пробуждение оказало на него сильное влияние, и он пришел к убеждению в перфекционизме, идее о том, что можно быть совершенным и свободным от греха. Нойес утверждал, что достиг такого совершенства в 1834 году.

Нойес применил свою идею совершенства к отношениям между мужчинами и женщинами, заработав известность своими неортодоксальными взглядами на брак и сексуальность. Начав в своем родном городе Патни, штат Вермонт, он начал пропагандировать то, что он называл «сложным браком»: форму коллективного брака, в котором женщины и мужчины, достигшие совершенства, могли вступать в половую связь без греха.Нойес также пропагандировал «мужское воздержание», при котором мужчины не эякулируют, тем самым освобождая женщин от беременности и затрудняя определение отцовства, когда у них было много партнеров. Между Нойесом и его последователями половой акт слился с духовной силой.

Концепция сложного брака возмутила горожан в Патни, поэтому Нойес и его последователи перебрались в Онейду, штат Нью-Йорк. Лица, которые хотели присоединиться к Сообществу Онейда, прошли жесткий процесс отбора, чтобы отсеять тех, кто не достиг состояния совершенства, которое, по мнению Нойеса, способствовало самоконтролю, а не неконтролируемому поведению.Целью было достижение баланса между людьми в сообществе любви и уважения. Сообщество перфекционистов, которое представлял Нойес, окончательно распалось в 1881 году, хотя само сообщество Онейда существует и по сей день.

Самая успешная религиозная утопическая община, возникшая в довоенные годы, была основана Джозефом Смитом. Смит происходил из большой семьи Вермонта, которая не преуспела в условиях новой рыночной экономики, и переехал в город Пальмира, в «выжженном районе» на западе Нью-Йорка.В 1823 году Смит утверждал, что его посетил ангел Мороний, который рассказал ему, где находится клад золотых пластин или табличек. В конце 1820-х годов Смит перевел надписи на золотых листах, а в 1830 году опубликовал свое открытие как Книга Мормона . В том же году он организовал Церковь Христа, прародителя Церкви Святых последних дней, широко известной как мормоны. Он представил себя пророком и стремился вернуть то, что он считал чистотой первобытной христианской церкви, чистотой, утраченной на протяжении веков.Для Смита это означало восстановление мужского лидерства.

Смит подчеркивал важность семьи, которой управляют отцы. Его видение возрожденного патриархата нашло отклик у мужчин и женщин, которые не преуспели во время рыночной революции, и его утверждения привлекли тех, кто надеялся на лучшее будущее. В новой церкви Смита большое внимание уделялось работе и дисциплине. Он стремился создать Новый Иерусалим, где церковь осуществляла бы надзор за своими членами.

Заявления Смита о переводе золотых листов вызвали недовольство его соседей в Нью-Йорке.Трудности с антимормонами заставили его и его последователей переехать в Киртланд, штат Огайо, в 1831 году. К 1838 году, когда Соединенные Штаты пережили продолжающуюся экономическую нестабильность после паники 1837 года, Смит и его последователи столкнулись с финансовым крахом после ряда усилий. в банковском деле и зарабатывании денег закончились катастрофой. Они переехали в Миссури, но вскоре и там возникли проблемы, поскольку граждане выступили против веры мормонов. Настоящие боевые действия начались в 1838 году, и около десяти тысяч мормонов перебрались в Наву, штат Иллинойс, где они основали новый центр мормонизма.

К 1840-м годам население Наву составляло тридцать тысяч человек, что делало его крупнейшим утопическим сообществом в Соединенных Штатах. Благодаря некоторым важным преобразованиям в мормонизм влиятельных граждан в Иллинойсе, мормоны получили виртуальную автономию в Наву, которую они использовали для создания крупнейших вооруженных сил в штате. Смит также получил там новые откровения, в том числе одно, которое позволило мужчинам-руководителям церкви практиковать полигамию. Он также заявил, что вся Северная и Южная Америка будет новым Сионом, и объявил, что будет баллотироваться в президенты на выборах 1844 года.

Убеждения и обычаи Смита и мормонов вызвали серьезную оппозицию со стороны соседей в близлежащих городах. Смит был арестован за измену (за уничтожение печатного станка газеты, критиковавшей мормонизм), и пока он был в тюрьме, антимормонская толпа ворвалась в его камеру и убила его. Затем Бригам Янг взял на себя руководство группой, которую он привел в постоянный дом на территории нынешнего Солт-Лейк-Сити, штат Юта.

Карл Кристиан Антон Кристенсен изображает ангела Морония, доставляющего листы Книги Мормона Джозефу Смиту, около 1886 г. (а).На основе этих листов Джозеф Смит (б) основал Церковь Святых последних дней. После смерти Смита от рук толпы в Иллинойсе Бригам Янг взял под свой контроль церковь и повел их на запад, в долину Соленого озера, которая в то время все еще была частью Мексики.

Не все утопические сообщества были вызваны религиозным пылом Второго Великого Пробуждения; некоторые были порождением интеллектуальных идей того времени, таких как романтизм с его акцентом на важности индивидуализма над конформизмом.Одна из них, Brook Farm, возникла в Уэст-Роксбери, штат Массачусетс, в 1840-х годах. Он был основан Джорджем Рипли, трансценденталистом из Массачусетса. Летом 1841 года это утопическое сообщество получило поддержку мыслителей и писателей из Бостона, интеллектуальной группы, в которую входили многие видные трансценденталисты. Брук-Фарм лучше всего охарактеризовать как сообщество чрезвычайно индивидуалистичных личностей, которые сочетали ручной труд, такой как выращивание и сбор урожая, с интеллектуальными занятиями.Они открыли школу, специализирующуюся на гуманитарных науках, а не на заучивании наизусть, и издали еженедельный журнал под названием The Harbinger , который был «Посвящен социальному и политическому прогрессу». Членов Brook Farm никогда не было больше ста, но она получила известность в основном благодаря таким знаменитостям, как Эмерсон и Торо, чьи имена были связаны с ней. Натаниэль Хоторн, писатель из Массачусетса, который не согласился с некоторыми утверждениями трансценденталистов, был одним из основателей Brook Farm, и он беллетризовал некоторые из своих переживаний в своем романе The Blithedale Romance .В 1846 году пожар уничтожил главное здание Brook Farm, и уже из-за финансовых проблем эксперимент Brook Farm подошел к концу в 1847 году.

Brook Farm напечатал The Harbinger (a), чтобы более широко распространять его идеалы. Джордж Рипли (б), основавший ферму, был обременен огромным долгом несколько лет спустя, когда община рухнула.

Роберт Оуэн, британский промышленник, вдохновил тех, кто мечтал о более справедливом мире перед лицом изменений, вызванных индустриализацией.Оуэн добился известности еще до того, как ему исполнилось тридцать, когда он руководил хлопчатобумажной фабрикой в ​​Нью-Ланарке, Шотландия; они считались самыми успешными хлопковыми фабриками в Великобритании. Оуэна очень беспокоили условия труда рабочих, и он посвятил свою жизнь и свое состояние попыткам создать кооперативные общества, в которых рабочие будут вести значимую, полноценную жизнь. В отличие от основателей многих утопических сообществ, он не черпал вдохновение в религии; его видение основывалось на его вере в человеческий разум, стремящийся сделать мир лучше.

На этой гравюре 1838 года «Новая гармония» показано идеальное коллективное сообщество, которое Роберт Оуэн надеялся построить.

Когда община Раппит в Хармони, штат Индиана, решила продать свои владения и переехать в Пенсильванию, Оуэн воспользовался возможностью, чтобы воплотить свои идеи в жизнь. В 1825 году он купил участок в двадцать тысяч акров в Индиане и переименовал его в New Harmony. Однако всего через несколько лет ряд неудачных решений Оуэна и борьба по таким вопросам, как ликвидация частной собственности, привели к распаду сообщества.Но идеи Оуэна о сотрудничестве и поддержке вдохновили другие общины «овенитов» в Соединенных Штатах, Канаде и Великобритании.

Французский философ, выступавший за создание нового типа утопического сообщества, Шарль Фурье также вдохновлял американских читателей, особенно Артура Брисбена, который популяризировал идеи Фурье в Соединенных Штатах. Фурье подчеркивал коллективные усилия групп людей или «ассоциаций». Члены ассоциации будут размещаться в больших зданиях или «фалангах», что-то вроде общинного жилья.Обращается к идеям Фурье о новой науке о жизни, которые активно публикуются и читаются лекции. Они считали труд одним из видов капитала, и чем неприятнее работа, тем выше должна быть заработная плата. Между 1841 и 1858 годами фурьеристы в Соединенных Штатах создали около двадцати восьми сообществ, но к концу 1850-х годов движение в Соединенных Штатах начало свое существование.

Реформаторы, участвовавшие в совместных экспериментах, стремились изменить экономические и социальные отношения путем внедрения инноваций, направленных на создание более стабильного и справедливого общества.Их идеи нашли множество выражений, от ранних социалистических экспериментов (например, фурьеристов и овенитов) до мечтаний интеллектуальной элиты Новой Англии (например, Брук-Фарм). Второе великое пробуждение также породило множество религиозных утопий, таких как утопии Раппитов и Шейкеров. По любым меркам мормоны оказались наиболее успешными из них.

Обзорный вопрос

  1. Как население в целом относилось к реформаторским сообществам довоенной эпохи?

Ответ на обзорный вопрос

  1. Многие реформаторские общины избегали, особенно те, которые делали упор на различные формы брака (например, община Онейда) или отход от основного протестантизма.В частности, мормоны были вынуждены продвигаться дальше на запад в своих попытках найти место, где можно было бы исповедовать свою религию в мире.

Глоссарий

Мормоны американская деноминация, также известная как Святые последних дней, которая подчеркивала патриархальное лидерство

пиетизм подчеркивание подчеркнутого преобразующего индивидуального религиозного опыта или благочестия над религиозными ритуалами и формальностями

Шейкеры религиозная секта, делающая упор на общинную жизнь и целомудрие

резиденция патриарха Никона в монастыре Нового Иерусалима Фотография, картинки, изображения и сток-фотография без роялти.Изображение 12926093.

резиденция патриарха Никона с в монастыре Новый Иерусалим Фотография, картинки, изображения и сток-фотография без роялти. Изображение 12926093.

Резиденция Патриарха Никона в Новоиерусалимском монастыре

Только для редакционного использования: это изображение можно использовать только в редакционных целях.Использование этого изображения в рекламных, коммерческих или рекламных целях запрещено, если лицензиат не получил дополнительных разрешений. 123RF.com не предоставляет никаких услуг по оформлению.

S M L XL

Таблица размеров

Размер изображения Идеально подходит для
S Интернет и блоги, социальные сети и мобильные приложения.
M Брошюры и каталоги, журналы и открытки.
л Внутренние и наружные плакаты и печатные баннеры.
XL Фоны, рекламные щиты и цифровые экраны.

Используете этот элемент в публикации, превышающей 500 000 экземпляров
?

Распечатать Электронный Всесторонний

2000 x 3010 пикселей | 16.9 см x 25,5 см | 300 точек на дюйм | JPG

Масштабирование до любого размера • EPS

2000 x 3010 пикселей | 16,9 см x 25,5 см | 300 точек на дюйм | JPG

Скачать

Купить одно изображение

6 кредитов

Самая низкая цена
с планом подписки

  • Попробовать 1 месяц на 2209 pyб
  • Загрузите 10 фотографий или векторов.
  • Нет дневного лимита загрузок, неиспользованные загрузки переносятся на следующий месяц

221 ру

за изображение любого размера

Цена денег

Ключевые слова

Похожие изображения

Нужна помощь? Свяжитесь с вашим персональным менеджером по работе с клиентами

@ +7 499 938-68-54

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее работать.Используя наш веб-сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie, как описано в нашей Политике использования файлов cookie

. Принимать

Храм Ирода - Иудейский храм в первом веке нашей эры (Библейская история в Интернете)

Храм Ирода - Иудейский храм в первом веке нашей эры (Библейская история в Интернете) Храм Ирода

Схематический план храма
Иллюстрация храма Ирода
Черно-белый набросок
Город Иерусалим

Храм Ирода - сердечное послание

Вернуться к истории Библии онлайн

Дом Храма Ирода

Еврейский храм в первом веке А.Д.

Интересно, что на Ближнем Востоке некоторые места остались святыми. на протяжении веков, даже если другая религия могла завладеть их. Сегодня мусульманский Купол Скалы в Иерусалиме является выдающимся зданием. там, где когда-то стоял еврейский храм. Когда Иисус пришел в Иерусалим, Храм только что чудесным образом перестроили Ирод Великий. Площадь Храма была увеличена примерно до тридцать пять акров. Вокруг Храма были двойные колоннады. Еврейский историк Иосиф Флавий описывает колоннады: "Все монастыри были двойными, и принадлежащие им столбы были двадцать пять локтей высотой и поддерживаемые монастыри.Эти столбы были одного весь камень каждого из них, и этот камень был белым мрамором; и крыши были украшен кедром, причудливо высечен. Естественное великолепие и отличное полировка и гармония стыков в этих монастырях открывали перспективу это было очень замечательно; и снаружи он не был украшен какими-либо произведениями художник или гравер. Монастыри - (внешнего двора) были в ширину тридцать локтей, а весь круг его длины составлял шесть стадий, включая башню Антонии; все суды, которые были выставлены в воздух, были выложены камнями всех сортов »(Еврейская война 5.5. 2). Восточный портик был назван в честь царя Соломона, а южная часть - который выходил на долину Кедрон, назывался «Царским». На восточной стороне высокий угол, возможно, был вершиной храма, упомянутой в рассказе о искушение Иисуса (Матфея 4: 5). Всего было восьми ворот, ведущих в храм. С юга находились два ворот Хульды , или «моловые» врата, которые проходили под Королевским крыльцом. На востоке находились ворота Сузы , которые до сих пор видны как Золотые ворота , которые были замурованы византийцами.В западной стене были главные ворота, названные Ворота Копония в честь первого прокуратора; он был украшен беркутом как знаком что Храм находился под защитой Рима. Всем разрешалось входить во внешнюю зону, которая поэтому называлась Суд язычников. Фактический Храм был окружен балюстрадой, а в входы в него были предупредительными табличками, один из них сейчас находится в музее в Стамбул. В нем говорится, что иностранцы имеют свободу доступа при условии, что они не выезжают. за балюстрадой, огибавшей центральное здание и не имеющей необрезанный мог переходить границу, не подвергаясь смертной казни.Четырнадцать ступенек вели через красивые ворота к Двору женщин, где находились бедные ложи, в одну из которых Бедная вдова бросила две лепты (Луки 21: 1-4). Еще пятнадцать ступенек вели к знаменитым воротам Никанора , к которым Мария привела ребенка во время его представления; это вел через двор людей к дворцу священников, который располагался в центре жертвенник для всесожжений, а слева от него большая чаша, называемая Медное море покоится на двенадцати отлитых из бронзы быках.Дальнейшие шаги привели к собственному храму, сравнительно небольшому зданию. А бесценный занавес, расшитый картой известного мира, скрытый от посмотреть, что лежало за его пределами, и никому, кроме дежурного священника, не разрешалось выходить дальше. В нем находился золотой жертвенник, на котором предлагалось благовоние, и рядом с ним канделябр с семью ветвями и стол с двенадцатью хлебами предложения, которые каждую субботу заменяли свежими. За ним, за другим большим занавес, возложить Святое Святых, что никому, кроме первосвященника, не разрешалось войти, а он только в День искупления.Камень обозначил место где когда-то стоял Ковчег Завета. Иисус пришел в Храм в очень молодом возрасте, и на крыльце Соломона мальчик спорил с раввинами, удивляя их своими вопросами и ответами. Он остался, когда его родители уехали, и когда его обеспокоенная мать, наконец, нашла его, он загадочно сказал ей: «Разве ты не знала, что я должен быть в своей Отцовский дом? »(Луки 2:49). Это одно из самых оригинальных высказываний Иисуса, в котором он говорит о Боге для впервые как "avi" (Мой Отец), что было выражением, зарезервированным для Сын Божий.Сегодня Стена Плача, так называемая Стена Плача, - это все, что осталось от древние стены Храма Ирода; еще можно увидеть пилястру и начало Арки Робинсона, которая была частью большого виадука, ведущего в Верхний город. Раскопки 1967 года, проведенные известным археологом Бенджамином Мазаром, выявили краеугольный камень. Рядом с ним с южной стороны остаются следы дороги от которые паломники вошли в ворота. Археология


Храм Ирода
Вернуться к истории Библии онлайн

История Библии


© Библейская история онлайн (https: // www.bible-history.com)

Связанное содержимое

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *