Разное

Под парусом на льду: что это, буер своими руками: чертежи

​Как сделать буер? Или парусные гонки по Цимлянскому водохранилищу | Сервис совместной аренды яхт WaterWay.pro

Зимой выбор занятий для яхтсмена не велик. Большинство проводят время за ремонтом своих лодок и подготовкой их к предстоящему сезону. Иные на неделю-другую берут в чартер яхту в Тайланде или на Карибском море. Но остальную часть зимы также проводят в снежном унынии. А неунывающие яхтсмены рассекают под парусом на буерах.



Буер - это треугольная платформа с парусом на полозьях, предназначенная для катания по льду озер, водохранилищ и замерзших заливов. Для петербургских яхтсменов - это не новость. Буера в этом регионе имеют исторические корни, а вот в в других регионах встречается не так часто.

Житель Цимлянска Клим Клименко всю зиму катался на самодельном буере. Клим работает на Цимлянской ГЭС в Ростовской области. А в свободное время катается по льду Цимлянского же водохранилища.

Буер собрал в яхт-клубе “Дельфин” опытный яхтсмен Борис Абрамчук всего за одну неделю. За основу взяли проект “Олимпик” из старых советских журналов.

Для сборки потребовалось: труба квадратная, лист фанеры, втулка велосипеда, сварка, парус, мачта с яхты “Оптимист” 3 м2. Дело в том, что яхт-клуб “Дельфин” изначально открывался, как буерная школа, поэтому строить ледовые парусники здесь умели всегда.

Зимой 2015 года буер прошел первые испытания и зарекомендовал себя очень хорошо. Модель надежная и проверенная временем, поэтому никаких технологических совершенствований и не понадобилось. Профессионалы, которые встречали Клима на буере, давали конструкции исключительно положительные оценки.

Яхт-клуба “Дельфин” зимой и сам занимается изготовлением комплектующих для яхт: блоков, кулачковых стопоров и т. д. Поэтому в планах есть новые проекты и буеров, и яхт.

Под парусом по льду. Как гомельчанин построил уникальный в СНГ тримаран и кому в городе принадлежат яхты — фото, видео

Фордевинд вам в плечи

Собственно говоря, своим возникновением древний Гомий обязан реке Сож. И хотя о художественных ценностях скульптуры «Первый гомельчанин» на Киевском спуске можно спорить, но, скорее всего, первые поселенцы прибыли сюда именно по воде.

В Гомеле при графе Николае Румянцеве появился первый в Беларуси пароход «Николай», здесь базировалась в годы гражданской и Великой Отечественной войны Днепровская военная флотилия, Гомельский судоремонтно-судостроительный завод был одним из крупнейших в Советском Союзе. Ныне он ликвидирован, а остатки судов ржавеют возле заброшенных производственных корпусов. Но теперь гомельчане осваивают «домашнее» кораблестроение.

В начале марта наши водоёмы ещё были покрыты крепким льдом. Но над озером «Обкомовское», где находится Гомельский яхт-клуб, уже подняли паруса. По поверхности воды скользили «зимние» суда. Автор стал случайным свидетелем катания на льду под парусом. И не смог удержаться, что бы не познакомиться с ним поближе.

Одним из двух ледовых парусников управлял сёрфенгист в красной куртке. Когда мне удалось догнать «зимний корабль», оказалось, что его лихой кормчий — мужчина уже в летах. Дмитрий Бизунов начал заниматься парусным спортом в далёком 1975 году. Он рассказал следующее:

— В 1981 году в Гомеле была открыта спортивная парусная школа, и я стал в ней работать. Основание клуба поддержал директор объединения «Гомельпромстрой» Игорь Нелюбин. В порядке шефской помощи гомельские строители помогали нам в приобретении яхт, снаряжения, другой материальной базы. Впрочем, тогда с финансированием особых проблем не было — спорт поддерживали хорошо, от профильного министерства до профсоюзов. И место для яхт-клуба было выбрано удачное — на косе между большим озером и старым руслом Сожа. В клубе были яхты типа «Кадет», «Оптимист», «Луч», «Торнадо». Многие из них до сих пор в строю.

Справка «СН»: Игорь Александрович Нелюбин — генеральный директор ОАО «Гомельпромстрой» в 1976-1998 гг. Кандидат технических наук, заслуженный строитель БССР. В 1998 году был найден мёртвым в купе поезда во время возвращения из служебной командировки в Москву.

А что же, собственно, ледовый винд-серфинг? Когда этот вид спорта появился в Гомеле? Почти одновременно с парусной школой. В зимнее время, чтобы не простаивать, гомельские яхтсмены продолжали тренироваться на специальных снарядах, которые мастерили собственными руками. Всего в советское время их было изготовлено около десяти штук. Ледовый винд-сёрфер представляет из себя треугольную площадку из металла и дерева с коньком впереди и ещё двумя полозьями сзади, и подвижную дюралевую мачту с парусом также треугольной формы. Всё это снаряжение — ещё советского времени. Опытный яхтсмен показывает мне, как надо управлять «ледовым кораблём». Поперек паруса имеется гик — своего рода «рукоять управления». А роль руля выполняет сам парус. Обе руки удерживают гик, правая — возле мачты, левая — перемещает парус под разными углами, улавливая ветер. Дмитрий Михайлович сравнивает работу левой рукой с переключением рукояти управления и газа. Ждём попутного ветра, и вот парус наполняется ветром. Винд-сёрфер начинает медленно скользить по льду. Ветеран парусного спорта, стоя на нем, продолжает рассказывать:

— Очень важен хороший лёд. Если его поверхность гладкая, можно развить весьма приличную скорость.

В этот момент бог ветра Борей словно услышал нас. И винд-сёрфер стал двигаться всё быстрее. Сначала я пытался бежать за ним по льду, снимая на ходу видео. Но куда там — сильный порыв ветра быстро унёс ледовый парусник вперёд. Потом сёрферы сказали мне, что попутный ветер называется «фордевинд».

Непростая гомельская роза ветров

К нам подъезжает зимний парусник покрупнее — он называется буер. У него два паруса — таксель и грот, места на экипаж из трёх человек.

Буером управляет молодой яхтсмен Сергей. Парусным спортом он занимается с 2011 года. Зимой на льду — дополнительная тренировка, да и неплохое развлечение на свежем воздухе. В прошлом году на Обкомовском озере он развил на нем скорость 70 км/час. Результаты были зафиксированы с помощью GPS-навигатора. Спортсмены говорят, что на «большом льду» буер может разогнаться до 10 скоростей ветра. Стоя на обычной доске мчаться так быстро просто опасно. Но на буере размещаются сидя.

Свой буер Сергей сделал собственными руками. Конструкция металлическая, сварная и довольно внушительная. С места изготовления в яхт-клуб буер доставляли на тележке и ночью, чтобы не мешать движению транспорта. Ещё Сергей увлекается исторической реконструкцией, фехтованием и горным туризмом. Этим летом ходил в горы, поднимался на Фишт на Кавказе и на Говерлу в Карпатах. Ещё Сергей рисует, раньше занимался в гомельском художественном училище, но ушёл оттуда. В ответ на мой вопрос: «Почему?», его старший товарищ смеётся: «Из-за Шагала». Сергей говорит, что в училище были слишком консервативные подходы. Возможно, скольжение под парусом по воде и льду даёт большее чувство свободы?

Для молодых романтиков морских и речных просторов в Гомеле ранее был открыт клуб юных моряков. У него были свой корабль — бывший трофейный тральщик «Туман», учебные классы и увлекательная программа подготовки. Не одного трудного подростка этот клуб удержал от криминальной черты. Несколько лет назад клуб юных моряков в Гомеле был закрыт. Очевидно, из соображений финансовой оптимизации? Поржавевший «Туман» доживает свои последние дни в речном затоне.

На улице ещё стоит мороз, но лучи первого весеннего солнца уже набирают силу. Спрашиваю — нет ли риска провалиться под лёд? Дмитрий Михайлович говорит, что пара таких случаев была. Правда, очень давно. Один раз буер, на котором сидело восемь человек, угодил в разводье на соседнем Володькином озере. Двое успели спрыгнуть на ходу, остальные оказались в ледяной воде. Хоть дело было недалеко от берега, дна не достали — здесь поработал земснаряд. К счастью, на всех ребятах были спасательные жилеты. Люди быстро выбрались из полыньи, помогая друг другу выползать на лёд. По возвращении на базу взрослые взяли ял и сразу же вернулись назад. Обломав лёд, с помощь лодки вытащили буер из воды и только после этого переодели мокрую одежду.

— Никто не заболел? — спрашиваю я. Дмитрий Бизунов отвечает, что всё обошлось — в экстремальной ситуации все скрытые резервы организма мобилизуются. Да и ребята были тренированные — по 20 километров бегали на лыжах.

Ещё старый яхтсмен говорит, что в Гомеле сложная роза ветров. Поэтому гомельские спортсмены всегда показывали на соревнованиях неплохие результаты. И даже входили в сборную СССР. Александр Фрунчак получил звание мастера спорта международного класса, а в 1994 году выиграл регату в Персидском заливе. Некоторые из бывших воспитанников гомельской парусной школы сейчас живут за границей. И пересекли под парусом Атлантический океан. В частности, Михаил Канцедалов перегнал яхту из Америки в Израиль. В Канаде на Больших озерах ходил на яхтах спортсмен из Гомеля Модест Муравин.

В прошлом наши спортсмены постоянно участвовали в соревнованиях, нередко — в соседней Украине. Гонки проходили на Киевском водохранилище, в походах гомельские яхты доходили до Канева. «Но парус такое дело, — говорит старый яхтсмен. — Кому подует — кому не подует». Участвовали гомельчане и в гонках на Чёрном море, и в регатах в Таллинне.

Корабелы с Обкомовского озера

А еще гомельчане сами строят яхты. Буеристы показывают мне такие суда «хэнд мэйд», лежащие на песочке в ожидании сезона.

Впрочем, при «домашнем» кораблестроении случаются и курьёзы. Например, один из местных корабелов начинал строить свои речные суда по наитию, без чертежей. Поэтому первая его яхта затонула сразу же после спуска на воду. Вторая получилась весьма комфортабельной. В её каюте даже стоял телевизор. Но во время плавания по Любенскому озеру мачта зацепилась за линию электропередач. Вспыхнул пожар, и судно сгорело. На удивление, почему-то хорошо сохранилась только телескопическая антенна от телевизора. Третье речное судно вышло уже более удачным.

А вот Вячеслав Хлыщенков построил яхту, которые тут многие считают единственной в своём роде в Беларуси, а может быть — и в СНГ. При этом, начинал он с проектирования собственного… Самолёта.

Но, обо всём — по порядку.

Вячеслав вырос на гомельском «Забеге». Корни его рода — с Чечерщины, дед воевал в Первую мировую в полковой разведке и имел два Георгия. Отец — участник Великой Отечественной войны. Вернувшись с фронта, поставил дом улице Авиационной. В 1959 году пятиклассник Слава пошёл в гомельский Клуб юных моряков, что располагался тогда на Набережной в районе парка. Заведующим клубом был морской офицер в отставке, командир торпедных катеров Ярослав Теленчук. Тогда Вячеслав и начал впервые ходить на ялах под парусом. Кроме того, парень с «Забега» увлекался борьбой и боксом. Впоследствии в армии он выиграл первенство Белорусского военного округа по боксу в полутяжёлом весе и стал кандидатом в мастера спорта.


Конкуренцию водной стихии составляло небо, все же он жил рядом с аэродромом. Но в аэроклуб не взяли по зрению. Через какое-то время Вячеслав сам спроектировал лёгкий одномоторный самолёт. Изготовить его не получилось из-за отсутствия всех необходимых материалов, но чертежи сохранились до сих пор. А вот свою первую яхту он построил в 1979-м у себя во дворе, благо с детства привык столярничать. Ещё помощником корабела-самоучки был журнал «Моделист-конструктор». Вячеслав Иванович рассказывает, что на первый спуск на воду привёз своё детище на велосипеде, в разобранном виде. С тех пор им построено уже шесть яхт. Последняя — это тот самый парусник, который считают уникальным для Беларуси.

История строительств этой яхты была непростой. Сначала был запланирован катамаран — судно с двумя корпусами. Затем проект был изменён, и со стапелей на «Обкоме» сошёл уже тримаран — яхта, имеющее по обеим сторонам корпуса ещё два дополнительных балансира. Эти «поплавки», обеспечивающие повышенную устойчивость речного судна, были изготовлены из бывших спортивных лодок. Тримаран считается весьма сложным в изготовлении из-за больших нагрузок, которые испытывают соединительные балки его корпусов. Изобрели его полинезийцы, а отцом современных тримаранов считается Виктор Чечет, военный пилот, художник и эмигрант из России, живший в США.
Строитель и хозяин гомельского тримарана также разносторонне одарённый человек. Он тоже рисует картины маслом, неплохо играл на нескольких музыкальных инструментах. А вот свой тримаран Вячеслав Иванович собирается продавать — срочно нужны деньги на операцию.

Кстати говоря, на озере Обкомовское центр судостроения существовал уже в старину. Сотрудники отдела археологии гомельского музея некоторое время назад обследовали останки дощатых корпусов и других деталей, обнаруженных на берегу озера. Здесь строили крупные деревянные речные суда — зачастую почти без единого гвоздя. А в качестве шпангоутов — рёбер корпуса, — использовали части деревьев естественного изгиба — кокору. Такие барки и «берлины» ходили по Сожу и Днепру вниз, до самого Екатеринослава.

А сколько стоят современные гомельские яхты и кто является их счастливыми обладателями? Говорят, что самая дорогая из наших яхт стоит 38 тысяч евро. Судно имеет пластиковый корпус и было изготовлена на верфях Польши. Принадлежит одной из гомельских организаций, и её трудовой коллектив использует корпоративный парусник для активного отдыха «на водах» и оздоровления. Но большинство своих яхт гомельские энтузиасты изготовили собственными руками. Члены Гомельского яхт-клуба — преимущественно рабочие, служащие и «айтишники». Клуб входит в «Белорусскую федерацию парусного спорта» и является общественной организацией. Аренда земли на берегу озера оплачивается из членских взносов, яхтсмены сами, по очереди, несут здесь суточное дежурство. Навигацию планируют открыть уже в апреле. Каждый выход речного судна на воду фиксируется в специальном журнале регистрации. Ко Дню Победы должен состояться речной поход к Лоеву, где гомельская парусная «флотилия» должна встретиться с коллегами из Могилёва. В Гомельском яхт-клубе стараются использовать только чистую энергию ветра и парус, по возможности обходясь без моторов.

Гомельская парусная школа также расположена рядом и продолжает обучать детей и подростков. Занятия для них по-прежнему бесплатные.

Скоро лёд окончательно сойдёт с Сожа и гомельских озёр. И откроется весенняя навигация. Счастливые обладатели яхт, катеров и просто лодок выйдут на водные просторы. Те же, у кого их нет, имеют шанс попробовать сделать их собственными руками? Но в любом случае, древнее искусство ходить по ветру под парусом и сегодня сохраняется в городе над Сожем.

На всех парусах. Буерная неделя на Байкале собрала яхтсменов из 12 стран | СПОРТ

Стаи белых крыльев-парусов, несущихся по безупречно чистому льду великого озера, ослепительное солнце и яркое голубое небо - все, кто на минувшей неделе наблюдал буерные гонки у мыса Уюга - особенно впервые,- считают, что круче этого зрелища на зимнем Байкале найти трудно. Буеры – это легкие лодки на металлических коньках, которые благодаря матче и парусу могут скользить по льду. «АиФ в ВС» рассказывает о том, как прошла буерная неделя и какие перспективы для этого вида спорта есть в Приангарье.

«Эй, Баргузин, пошевеливай вал»

В представлении обычных байкальских туристов и рыбаков погода практически всю неделю радовала. Однако у яхтсменов другие погодные критерии. Почти каждый день соревнований гонки начинались не утром, а ближе к полудню: в первой половине дня стоял почти полный штиль - враг парусного спорта. За время пребывания на Байкале не только спортсмены из других городов России, но и яхтсмены из зарубежных стран успели выучить загадочные сибирские слова: Сарма, Баргузин, Култук.

Подготовка буеров. Фото: Ольга Иванова

Именно байкальский ветер самым сложным элементом регаты называет победитель финальных соревнований - на Кубок мэра один из лидеров остальных гонок Крис Бергер из США:

«На Байкале очень непростой ветер, под него нужно постоянно подстраиваться. То его не дождёшься, то он постоянно меняется. Можно сейчас быть впереди соперника, а через мгновение оказаться позади него. С ветром на Байкале было работать очень непросто.

Крис Бергер. Фото: АиФ/ Елена Львова

Сам Крис родился и живёт в Чикаго, у берегов одного из Великих озёр. Парусным спортом увлекается с раннего детства, а с девяти лет - уже именно его ледовой разновидностью. И всё же, несмотря на огромный опыт и любимые с детства просторы родных Великих озёр, своего восторга от первой поездки на Байкал американский спортсмен не скрывает.

«Это озеро - просто фантастика! Я слышал про байкальский лёд и здешние регаты от многих своих коллег, и в частности - от известного спортсмена Рона Шерри (неоднократного победителя буерных гонок на Байкале в прошлые годы. - Прим. ред.) из Детройта (штат Мичиган). Он всегда говорил мне, что здесь классно гоняться, поэтому я приехал сюда и остался очень доволен. Большую часть гонок лёд был почти идеальным - ровным, гладким и очень скользким».

Лед Байкала. Фото: Ольга Иванова Пока беседуем, Крис начинает разбирать свой буер, снимает с него специальные коньки, на трёх полозьях которых скользят по льду эти самые экологичные суда, убирает парус, мачту. Скоро ледовую яхту погрузят в контейнер, отправят сначала в Иркутск, а затем - в Германию, где она и будет храниться до следующего сезона.

«Нет, имени у моего буера нет, - говорит он. - В отличие от яхт, буерам как-то не принято давать имена, только номер на борту».

Как раскрутить регату

Сегодня буера и буерные гонки для Байкала стали вполне привычными и обыденными, местных жителей видом скользящей под парусом по льду ледовой яхты уже не удивить. Между тем традиция буерных гонок на Байкале возникла не так давно - всего семь лет назад. Одним из главных инициаторов стал нынешний региональный командор Валентин Титаренко.

«Если тебе трудно далеко ездить, то пригласи гостей к себе, - по-простому объясняет он идею организации гонок на Байкале. А ведь буерный спорт действительно весьма затратный, в том числе именно из-за стоимости транспортировки самих буеров. - Вот и пригласил своих друзей. Они приехали, им всё понравилось, идея гонок на Байкале разошлась, тема раскрутилась в Интернете по всему миру. Сюда едут люди, которые любят острые ощущения и высокие скорости».

Погода во время соревнований не подвела. Всю неделю светило яркое солнце.   Фото: Ольга Иванова

По словам Титаренко, помимо уникальности самого озера и его красот, буеристов со всего мира притягивает в Сибирь и то, что они могут продлить здесь свой ледовый сезон.

Крылья на льду. Как проходила буерная неделя на Байкале | Фотогалерея

Крылья на льду. Как проходила буерная неделя на Байкале | Фотогалерея

«Сейчас идёт глобальное потепление, сезоны у всех короткие, и больше нигде в мире не бывает достаточно долго столько льда, как на Байкале».

Вот так за несколько лет Байкал превратился в популярное место для международных соревнований по буерному спорту. И сейчас их организаторы загорелись новой идеей и обсуждают перспективу проведения здесь Чемпионата мира. Пока ещё без чёткой определённости, но с очень большой вероятностью. Так что следующая буерная неделя - в 2018 году - может оказаться ещё более интересной и захватывающей, чем сейчас.

 Фото: Ольга Иванова

Кстати:

По итогам всей недели лучшей женщиной-спортсменкой на Кубке Байкала назвали Валентину Козлову из Санкт-Петербурга. Среди мужчин награждение проходило в двух флотах - Золотом и Серебряном. Первое место присудили ещё одному представителю северной столицы Олегу Васильеву, «серебро» досталось Петеру Хамраку из Венгрии, «бронза» - Мареку Стефанюку из Польши. В Первенстве России среди юношей победил Владимир Шилоносов из Иркутска, а среди девушек - Полина Артюх из Владивостока.

Лёд и адреналин. Фестиваль экстремального спорта прошел на Байкале | Фотогалерея

Лёд и адреналин. Фестиваль экстремального спорта прошел на Байкале | Фотогалерея

Под парусом - по льду | Информация о Германии и советы туристам | DW

Есть и мачта с парусом. И движется такой буер по льду со скоростью более ста километров в час.

По образцу рыбацкой лодки на полозьях

Слово "буер" голландского происхождения; согласно Словарю иностранных слов, это "кабина или платформа на коньках или колёсах, которая движется с помощью паруса силой ветра по льду или по суше с ровным рельефом".

Принято считать, что буер появился в Голландии ещё в XVIII веке, а смастерили его первыми голландские рыбаки, которые прикрепляли к своим лодкам полозья, чтобы быстрее добраться по льду до того места, где можно зимой ловить рыбу. В других странах с суровой зимой рыбаки также изготавливали подобные конструкции для той же цели.

Современный буер

Сегодня буер выглядит совсем по-другому, чем тогда. Самая распространённая в мире конструкция – это буер типа DN. Он считается одним из лучших по ходовым качествам и удобству в эксплуатации, рассказывает почётный член Австрийского союза буерного спорта Херберт Хёрман.

- DN – это сокращённое название газеты "Detroit News". Это американское издание объявило в 1937 году конкурс на лучшую конструкцию спортивного буера. Согласно одному из условий, буер в разобранном виде должен был поместиться... в багажнике легкового автомобиля. Приз достался трём конструкторам, модель которых впоследствии и назвали DN в честь газеты "Detroit News".

Средство передвижения без тормозов

Как выглядит современный буер? Во-первых, он – одноместный, в отличие от первых буерных конструкций, экипаж которых должен был составлять пять-шесть человек. Гонщик лежит внутри деревянного корпуса со специальным углублением ногами вперёд. Один из трёх коньков, которыми снабжён агрегат, прикреплён к носу корпуса, другие два – к концам упругой поперечной перекладины, выполняющей роль рессоры. Перед так называемой кабиной к корпусу крепится 5-метровая мачта. Площадь треугольного паруса – около шести квадратных метров. За направление отвечает передний конёк, который регулируется специальной рукояткой; эту рукоятку называют "рулёжкой". Парус управляется натяжением-ослаблением каната (шкота) и перекидыванием с борта на борт специальной перекладины (гика) при смене направления ветра.

- Мы измеряли как-то скорость движения буера на Нёйзидлер-Зе. Так вот, результат был – 157 километров в час. Представьте себе только, какая высокая это скорость и насколько опасен этот вид спорта, ведь на буере нет тормоза. А яхта порой просто летит на расстоянии до 10 сантиметров от поверхности льда.

Буеристов становится все больше

Скорость буера зависит от различных факторов: во-первых, от погодных условий; во-вторых, от самого аппарата, его веса и того, как заточены коньки. И не последнюю роль играет, конечно, мастерство буериста.

Буерные гонки распространены во многих странах, а союзы буеристов существуют сегодня в 18 государствах мира. Причём не только в скандинавских странах, где для занятия этим видом спорта существуют все условия, но также в США, России, Германии, Польше, Великобритании и даже в Италии. Помимо внутренних чемпионатов, раз в год проводится мировое первенство по буерному спорту – в Европе и Америке поочерёдно.

Спорт, который не каждому по карману

Среди буеристов не так уж и много молодых людей. Например, Херберту Хёрману – 64 года, и он, по его же собственным словам, уже на протяжении тридцати лет каждый раз с нетерпением ждёт наступления зимы, чтобы снова испытать незабываемые ощущения.

- Для буерного спорта важны одновременно два фактора – лёд и ветер. А молодёжи не хватает терпения, чтобы дождаться нужного момента, подходящей погоды. Вот и идут они просто кататься на лыжах или сноуборде.

Отсутствие терпения это, пожалуй, не единственная причина, по которой молодые люди выбирают лыжи или коньки. Дело в том, что буерные гонки – это спорт для обеспеченных людей. Ведь только стоимость буера составляет никак не менее пяти тысяч евро...

о русском опыте успешных войн в экстремальных условиях — Новости политики, Новости России — EADaily

В силу неумолимой географии Арктика — это главное поле боя для двух из трех ядерных сверхдержав нашей планеты — США и России. Эти особенности земель за Северным Полярным кругом стали очевидны давно, еще в первые годы холодной войны. Но что такое арктическое противоборство или, не дай Бог, арктический вооруженный конфликт? Об этом рассуждает Алексей Волынец в журнале «Профиль».

Прежде всего это боевые действия в самых экстремальных условиях — война при температуре много ниже нуля. И Россия является единственным государством на Земле, чьи традиции сражений и масштабных операций во льдах при запредельном холоде насчитывают минимум полтысячелетия.

Лыжники Ивана Третьего

Россия сама по себе страна северная, с экстремальным климатом, по меркам большинства соседей по планете. Но в отечественной истории есть немало примеров, способных поразить и нас, вполне привычных к холодам и затяжным снежным зимам. Поразить не только примерами успешных боев в самых трудных условиях, но и тем, что эти славные и не имеющие аналогов победы нами совершенно забыты.

Например, все помнят Ермака и его поход в Сибирь, но и столетием ранее наши войска не раз с успехом ходили за Урал, притом много севернее, пересекая ту линию, которую мы ныне именуем Полярным кругом. Летописи времен Ивана III, первого правителя объединенной Московской Руси, за 1499 год сообщают:

«Князь великий послал во Югру рать лыжную… Они же, ходившие на лыжах пеши зиму всю, да Югорскую землю всю вывоевали».

Югра — приполярное и полярное Зауралье между современной Тюменью и Обской губой, где великая сибирская река сливается с водами Северного Ледовитого океана. Благодаря ряду сохранившихся документов нам известны детали того беспрецедентного похода — пять веков назад порядка 4000 лыжников прошли от Северной Двины до района современного Салехарда, единственного в мире города, стоящего прямо на условной линии Полярного круга. По пути «рать лыжная» чуть южнее современного Нарьян-Мара основала Пустозерский острог, который считается первым заполярным городом в истории Руси.

Из Пустозерска за Урал лыжники Ивана III прошли так называемой Зырянской дорогой — горной тропой почти посредине меж современными Воркутой и Интой. Для характеристики той местности достаточно одного факта: в языке местных аборигенов зырян-коми имеется более дюжины слов для обозначения разных видов и состояний снега. К примеру, местный термин «пакта» переводится на русский как «мелкий сухой снег, выпадающий при сильно разряженном воздухе», а есть даже отдельное слово для обозначения снега, налипшего на полозья санок и лыж.

За столь многоснежным Уралом в разгар полярной зимы 1499−1500 годов русские бойцы взяли штурмом 42 укрепленных городка ханты-мансийских князьков. В общей сложности многотысячная «лыжная рать» с осени до весны прошла не менее 5 тыс. км — расстояние, вполне сопоставимое с путем каравелл Колумба. Только великий первооткрыватель Америки плыл под парусами в не самых холодных водах, а его русские современники с боями шли на своих двоих, не раз пересекая Полярный круг на пике северных морозов.

Попробуйте представить себе эту картину — тысячи ратников идут сквозь полярную ночь. Идут месяцами на лыжах при обычном в тех краях морозе под сорок. Сегодня американский кинематограф снимает о подобном сказки типа сериала «Игра престолов», где в ледяном мире бесконечно сражаются огнем и мечом. Но их фантастика — это наша история, разве что без сказочных драконов.

Факт заполярного похода «лыжной рати» беспрецедентен в мировой истории. При этом он стал возможен не на пустом месте, а вырос из древнерусских традиций северной войны.

Князья полярных войн

К полярному Уралу ходили еще новгородцы до эпохи монгольских завоеваний, а «рать лыжную» 1499 года составляли воины из самых северных городов Руси — Вятки, Устюга, Вологды. Возглавляли их полководцы с выдающимся опытом войн в экстремальных условиях — князья Семен Курбский и Петр Ушатый. Оба Рюриковичи и типичные служилые князья той эпохи, профессиональные бойцы: вся жизнь в походах и войнах. Впрочем, оба были по-своему уникальны даже на фоне самых выдающихся современников.

Семен Курбский был сыном князя Федора Курбского, который одним из первых московских воевод ходил за Урал еще в 1483-м. Тот поход Курбского-отца проходил летом и заметно южнее, но сын в своем заполярном рейде явно учитывал родительский опыт. Любопытно, что командир столь экстремального лыжного похода всю жизнь был вегетарианцем, лишь изредка ел рыбу. Об этом нам сообщает автор знаменитых «Записок о Московии» Сигизмунд Герберштейн. Посланник германского императора был явно впечатлен личным знакомством с Семеном Курбским, «человеком самой строгой жизни», и его рассказами о пешем походе «через Пермию в Югру для покорения отдаленных племен».

Соратник Курбского князь Петр Ушатый к началу лыжной эпопеи имел опыт даже более уникальный. Этот человек ныне прочно забыт обществом (помнят его лишь немногие академические историки), а ведь он был первым, кто вывел флот русского государства в Мировой океан!

Случилось это до заполярного похода «лыжной рати», во время первой войны единой России со шведами. В 1495 году князь Иван III, недавно присоединивший Новгород, попытался двинуться дальше — утвердиться на Балтике. Закономерно разгорелась война со «свеями» у современных границ Финляндии и Эстонии. Тогда-то в Москве, атаковавшей шведов с востока, и возникла нетривиальная, даже дерзкая мысль — нанести удар противнику с самого неожиданного направления, с запада.

И весной следующего, 1496 года русская «судовая рать», стартовав от устья реки Онеги под началом уже известного нам князя Петра Ушатого и его брата Ивана Бородатого («Ушатый» и «Бородатый» — это не фамилии, а характерные для той эпохи личные прозвища). Корабли прошли Белое море и двинулись вдоль всего Кольского полуострова. Словами летописи — «ходили морем-акияном да через Мурманский нос воевати Каянских немцев».

«Каянами» наши предки именовали финноязычные племена, живущие на севере Норвегии и Швеции, а «мурмане» на русском языке той эпохи — норвежцы. «Мурманский нос» — мыс Нордкап, самый север континентальной Европы. Именно там русский флот под началом Петра и Ивана, Ушатого и Бородатого, 524 года назад впервые вышел в Мировой океан с боевой стратегической миссией. Ранее в истории России и Древней Руси наши корабли оперировали лишь во внутренних морях, на Черном море, Балтике, Каспии. Но в 1496-м вышли именно в океан.

Есть лишь одно более раннее упоминание о новгородском корабле XIV века, пиратствовавшем у северных берегов Норвегии, но то был именно одиночный грабительский набег. В случае же «судовой рати» Ушатого и Бородатого имела место стратегическая операция государственного флота, вписанная в общий замысел большой войны.

На севере Норвегии (которая тогда, как и Финляндия, периодически бывала вассалом Стокгольма) русские не только захватили три шведских «буса», больших океанских корабля, но и приступили к выполнению главной стратегической задачи. Дело в том, что знаменитые норвежские фиорды далеко вгрызаются вглубь континента — то есть верховья текущих в Балтику шведских рек отделяют от вод Мирового океана считанные десятки верст. На этом и строился расчет «судовой рати» Ушатого и Бородатого.

Их наиболее вероятный путь прост — вглубь фиорда, где ныне располагается норвежский город Нарвик, знаменитый десантными операциями 1940 года, к шведскому озеру Турнетреск. Этот крупный водоем отделяет от волн Северного Ледовитого океана всего 30 км невысоких гор, а из озера вытекает река Турнеэльвен, впадающая в Балтийское море на самом севере Ботнического залива, на современной шведско-финской границе. Протащив этим «волоком» свои легкие суда и далее двигаясь вниз по упомянутой реке, русский отряд в июле 1496-го разорил Норботтен, самую северную провинцию Швеции.

Противник совершенно не ожидал удара в этом регионе, русские беспрепятственно ушли с добычей, продемонстрировав шведам их уязвимость с тыла. Пройдя на веслах вдоль всего балтийского побережья Финляндии, осенью 1496-го «судовая рать» князей Петра Ушатого и Ивана Бородатого с победой вернулась на Русь. Излишне говорить, что большая часть их пути, а он превысил более 4000 км — вокруг Кольского полуострова, мимо Нарвика и сквозь север Швеции с Финляндией, — проходила за Полярным кругом.

Оленья кавалерия

После таких историй уже нет нужды пояснять, что Русь была готова к северным походам в Сибирь задолго до Ермака. Начало нашей экспансии на Восток долго сдерживали иные, чисто политические факторы. Само же движение первопроходцев «встречь Солнцу» и покорение 5000 верст тайги и тундры от Урала до берегов Тихого океана заняло чуть более полувека. Фантастически короткий срок!

Одна из главных причин столь быстрого успеха — именно готовность и привычность русских к войне и походам в экстремальных условиях Крайнего Севера. Ведь даже там, где первопроходцы шли много южнее Полярного круга, резко континентальный климат Евразии постоянно рождал вполне экстремальные холода.

Сама же эпопея первопроходцев была экстремально удивительной и, не будем скромничать, по всем параметрам беспрецедентной. К примеру, каким еще бойцам на нашей планете приходилось на полном серьезе сражаться с оленьей кавалерией?

«А бой у них лучной, стрелы и копейца костяные, а бьютца на оленях сидя, что на конях гоняют…» — так в 1642 году рассказывал о «злых тунгусах» казачий десятник Андрей Горелый.

Возглавляемые им 18 казаков и 20 якутов стали вторым в нашей истории русским отрядом, достигшим берегов Охотского моря. При этом ватага Горелого вышла на побережье чуть южнее современного Магадана, пробившись к морю через Оймякон, полюс холода, — там, где метеонаблюдения уже нашего времени, в условиях несколько более теплого климата, не раз фиксировали температуры до 67 градусов ниже нуля!

Добавьте к этой природной экстремальности еще и атаки оленьей кавалерии, и картинка станет совсем как из натурального фэнтези от автора с самым буйным воображением. А ведь это не фантастика, а вполне реальные факты нашей истории. Имей Америка в своем прошлом нечто подобное, мы бы уже не раз наблюдали голливудские блокбастеры с лихими и массовыми (и кассовыми!) атаками всадников верхом на рогатых парнокопытных.

Чукчи были крайне воинственны и неутомимы в набегах на соседей по региону. Иллюстрация: The Stapleton Collection/Vostock Photo

Из всех многочисленных сражений и малых войн первопроходцев, пожалуй, самым экстремальным по географии и климату будет затянувшийся до середины XVIII века конфликт с «настоящими людьми» (именно так переводится термин «луораветлан» — самоназвание чукчей). Три столетия назад эти аборигены дальневосточного Заполярья были крайне воинственны, боеспособны и неутомимы в набегах на всех соседей по региону — от ительменов Камчатки до эскимосов Аляски.

Чтобы остановить эти лихие рейды на своих северных данников, Российское государство организовало несколько походов вглубь «Чюкоцкой земли» — туда, где даже при современных технике и снаряжении порою очень трудно не то что воевать, а просто выжить. В 1731 году крупнейший из таких походов возглавил капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий. Две сотни казаков и солдат при двухстах местных союзниках, коряках и юкагирах, три месяца искали противника в бесплодной тундре, пока в районе современного залива Креста, почти на Полярном круге, не попали в засаду тысячи воинов чукотского вождя Наихню, «тойона Восточного моря».

Русские неожиданно увидели противника 18 июня, форсируя одну из бесчисленных речушек. В тех краях реки к середине июня только вскрываются ото льда, и водное препятствие отряд капитана Павлуцкого форсировал северным образом — устье просто обошли большой дугой по еще прочному морскому льду. Но когда вернулись к берегу, там их уже ждали чукотские витязи в характерных для «настоящих людей» костяных доспехах.

Ополчение «тойона Восточного моря» Наихню подловило отряд Павлуцкого на выгодной позиции. Чукчи стояли на высоком берегу, а русские, коряки и юкагиры — на рыхлом льду, от берега их отделяла полоска подтаявшей воды. Чтобы выбраться на берег, надо было пройти «30 саженей», полсотни метров по горло в ледяном прибое под градом вражеских стрел.

И тут русский капитан и его бойцы сделали то, чего не ожидали даже чукчи, весьма дерзкие и во всех смыслах «отмороженные» воины Заполярья, — едва завидев противника, большая часть казаков и солдат Павлуцкого бросилась в атаку через ледяную воду. Под прикрытием такого самоубийственного маневра оставшаяся на льду горстка русских успела облачиться в кольчуги, преодолеть тот же студеный прибой и врубиться в строй чукотских воинов в костяной броне.

В итоге занимавший выгодную позицию и умело подкарауливший русских противник, теряя людей и оленей, бежал в тундру. Сегодня мы можем лишь представлять себе картину той фантастической битвы почти посредине Чукотки — там, где, выражаясь языком современной науки, «отсутствует климатическое лето» и среднегодовая температура всегда ниже нуля.

К морозам не привыкать

Оленья кавалерия эпохи первопроходцев, конечно, весьма колоритна. Но и самая обычная конница в истории России знает факты битв при экстремальной погоде. В силу континентального климата такое случалось даже не на Крайнем Севере, а, по нашим меркам, вполне на юге. Как писал в мемуарах секунд-майор российской службы Максимилиан фон Раан, вспоминая декабрь 1788 года: «Думали, что в Молдавии не может быть сильная зима…».

Так думали даже русские ветераны, вполне привычные к местной погоде. Но зима в Северном Причерноморье 1788−1789 годов, в разгар очередной Русско-турецкой войны, выдалась необычайно морозной и снежной.

«Выпадший весьма глубокий снег и крайний от того недостаток в корме… Стужа и вьюги несносные, что люди и скот от того много перемерли», — докладывал царице Екатерине II фельдмаршал Румянцев.

Русская армия пыталась встать на зимние квартиры в Молдавии, и всю осень ее беспокоила налетами последняя крымско-татарская армия. Таврический полуостров к тому моменту уже стал частью России, но турецкий султан продолжал назначать крымских ханов. Южная же половина той страны, которую мы ныне именуем Молдавией, тогда именовалась Буджакской степью или Буджакской ордой, там издавна обитали кочевники, а к исходу 1788-го базировалось 5-тысячное конное войско оставшегося без Крыма крымского хана Шахбаз Гирея.

Экстремальные снегопады и морозы блокировали как русских, так и татар. Ханская конница спасалась от морозов у большого села Ганкур в 30 верстах южнее Кишинева. Будущую столицу Молдавии, точнее, то, что от нее осталось после сожжения татарами, занимала дивизия генерала Михаила Каменского. Ныне его помнят только некоторые историки, а современники ценили наравне со знаменитым Суворовым — оба полководца почти одновременно прошли все ступени армейской карьеры, не раз вместе воевали, оба в итоге почти одновременно получат фельдмаршальские чины.

Но история редко справедлива — Суворова помнят, а Каменского забыли. Хотя в последний день 1788 года именно этот забытый полководец одержал победу, не менее впечатляющую, чем штурм Измаила или переход через Альпы.

Когда Молдавию сдавили жуткие морозы и засыпал небывалый снег, Каменский предложил Румянцеву и командирам соседних дивизий атаковать татар. При экстремальной погоде все сочли предложение безумием. Ни командование, ни соседи, страшась морозов, помощи прислать даже не попытались, и тогда Каменский двинулся в атаку один со своими немногочисленными полками. Ему пришлось оставить всю артиллерию: ее просто не могли протащить по засыпанным дорогам. В итоге отстала и почти вся пехота, сквозь снега и метели к ханской ставке 30 декабря 1788-го пробились немногие драгуны и казаки из дивизии Каменского.

Завязалась странная кавалерийская битва без аллюров и лихих атак — едва двигаясь по брюхо в снегу, кони быстро выбивались из сил.

«На поле сражения снег был до того глубок, что кавалерия и казаки должны были спешиться и дрались стоя с татарами, тоже сошедшими с коней…», — вспоминал участник той битвы, упомянутый выше майор фон Раан.

Мороз и снег почти исключили действие огнестрельным оружием, зато сражение стало последним, в котором документально зафиксированы потери наших бойцов от выпущенных татарскими лучниками стрел.

31 декабря в безумной снежной схватке войско крымского хана потерпело поражение от уступавших числом спешенных кавалеристов Каменского. В плен попали высокопоставленные турецкие офицеры, прикомандированные к ханской ставке. В рукопашной погиб даже старший сын хана. И тут генерал — человек, по отзывам современников, весьма суровый — сделал жест, нехарактерный для той войны. Отослал тело ханского сына отцу со словами сочувствия.

В итоге Шахбаз Гирей потерял волю для дальнейшей борьбы с русскими, турецкое правительство поспешило отозвать его в тыл. Победа же, одержанная по горло в снегу генералом Каменским, стала последним сражением русских с регулярным войском крымского ханства.

Ледяной марш-бросок

Младший сын вышеупомянутого генерала Каменского, Николай, тоже стал генералом, тоже победоносно воевал, по праву считаясь самым талантливым полководцем первых лет царствования Александра I. И тоже, как и отец, Каменский-младший ныне прочно забыт — его нет среди героев 1812 года, он умер от неустановленной «лихорадки» как раз накануне вторжения Наполеона.

Николай Каменский. Иллюстрация: Friedrich Weitsch/Heritage Image/Vostock Photo

Между тем именно Каменскому-младшему принадлежит авторство наступательной операции, бесспорно, уникальной на нашей планете и, вероятно, самой дерзкой, самой фантастической в многовековой истории русской армии. Ведь никто и никогда не задумывал и не осуществлял наступление сухопутных войск на своих двоих через открытое морское пространство — ближайшим аналогом здесь будет лишь поход пророка Моисея из библейской легенды о форсировании Красного моря. Но то легенда, а русская армия осуществила такое на практике весной 1809 года в ходе одиннадцатой по счету Русско-шведской войны.

Немного предыстории. К исходу 1808 года русская армия с упорными боями заняла всю Финляндию, и война со Швецией зашла в стратегический тупик. Зимние шторма и лед на Балтийском море не позволяли флоту вести боевые действия против Стокгольма. Было понятно, что к весне шведские войска, отдохнув и усилившись, вернутся на территорию Финляндии, где их поддержат местные партизаны. Изрезанное заливами финское побережье протянулось почти на 1000 верст, его было невозможно полностью прикрыть от шведских десантов.

Наши генералы осознавали — если дать шведам зимнюю передышку, то, несмотря на все успехи в завоевании Финляндии, весной война начнется заново. В условиях сомнительного мира с наполеоновской Францией, контролировавшей почти всю Европу, такая затяжная война могла стать серьезной угрозой для России. Борьбу со Швецией необходимо было заканчивать как можно быстрее, решительным ударом.

Тут-то Николай Каменский, не раз отличившийся при завоевании Финляндии, выдвинул уникальный по дерзости, решительности и отважному безумию замысел: пользуясь тем, что северная Балтика, огромный Ботнический залив между Швецией и финским берегом, изредка ненадолго покрывается коркой льда, перейти пехотой и кавалерией по морскому льду непосредственно к шведам и там принудить врага признать поражение.

«Батальоны не фрегаты, чтобы ходить по заливам», — воскликнул, узнав о подобном замысле, генерал Фридрих Вильгельм фон Буксгевден, тогда главком русской армии в Финляндии.

Автор замысла, Каменский-младший, был уже болен, все иные генералы — люди вполне заслуженные, храбрые и решительные — колебались. Идти на морской лед было страшно даже самым отважным.

Видя испуг генералов, Александр I отправил в Финляндию военного министра Аракчеева с приказом, как сформулировал сам царь, «столкнуть армию на лед». Славившийся жестокостью и бескомпромиссной волей Аракчеев с задачей справился. При этом министр (имеющий в нашей истории оценку незаслуженно негативную) проявил не только жестокость, но и недюжинный административный талант.

На лед армию повели Багратион и Барклай — это в 1812 году они навсегда прославятся на всю Россию, а тремя годами ранее оба были заслуженными, но еще вполне обычными представителями генералитета. Аракчеев же не только удачно подобрал командные кадры, но и деятельно подготовил логистику уникальной операции.

Сосредоточенные на западном побережье Финляндии русские войска получили все необходимые припасы, которые было весьма непросто доставить из Петербурга через заснеженную и враждебную страну Суоми. Наши солдаты получили ранее не предусмотренные уставом меховые шапки и полушубки, валенки и даже специальные овчинные безрукавки под шинели.

На льду Балтики невозможно было разжечь костры и готовить пищу, поэтому солдатам выдали порции сала и фляги с водкой, чтобы греться на ледяном ветру. Всех коней тщательно перековали новыми зимними подковами. Артиллерию поставили на лыжные салазки, при этом на пушечных колесах делали особые насечки, чтобы в случае стрельбы со льда орудия не сильно скользили. И вот 8 марта 1809-го батальоны стали фрегатами — русские войска пошагали на морской лед.

Переход русских войск через Ботнический залив, 1809 год. Иллюстрация: Военная энциклопедия И.Д. Сытина/Vostock Photo

«Брови солдат побелели от инея»

Военная история Скандинавии знает примеры форсирования проливов по льду, но там войска шли в островных узостях, шагая по застывшему морю считанные часы. Колонне же русского генерала Барклая-де-Толли предстояло идти по льду двое суток и провести одну ночь посреди моря, пусть и замерзшего. Ничего подобного ни до, ни после в военной истории человечества не было.

Притом те 90 верст льда отнюдь не были привычной всем нам гладкой дорогой зимних рек, скованных льдом. Северная Балтика часто штормит, в итоге зимние бури, чередуясь с морозами, создают ледяные торосы, настоящие горы и ущелья из застывшей соленой воды. Как вспоминал один из участников беспримерного перехода, «с самых первых шагов по ледяному полю солдаты столкнулись с почти непреодолимыми трудностями. Несколько недель назад могучий ураган взорвал лед, нагромоздив целые горы из огромных глыб. Эти ледяные холмы создавали впечатление морских волн, внезапно скованных морозом. Переход становился все тяжелее и тяжелее. Солдаты вынуждены были взбираться на ледяные глыбы, а иногда и убирать их с пути, борясь к тому же и со снежной бурей. Брови солдат побелели от инея. В это время поднялся сильный северный ветер, угрожая превратиться в ураган, способный сломать лед под ногами…».

Ночь с 8 на 9 марта 1809 года русские солдаты провели посреди Балтики, так и не сумев разжечь костры на чудовищном ветру.

«Пот лился с чела воинов от крайнего напряжения сил, и в то же время пронзительный и жгучий северный ветер стеснял дыхание, мертвил тело и душу, возбуждая опасение, чтоб, превратившись в ураган, не взорвал ледяной твердыни» — пусть литературные красивости в духе романтики XIX века не вводят в заблуждение, эти строки писал человек, преодолевший весь ледяной путь.

Последние версты у шведского берега пришлось идти по снежной целине выше пояса. Как позднее писал в донесении царю сам Барклай, «понесенные в сем переходе труды единственно русскому преодолеть только можно…»

Читатель может без труда открыть карту и оценить безумную отвагу ледяного маршрута через Ботнический залив. Не случайно тот конфликт стал последней войной Швеции против России. Повторим, подобных примеров в военной истории человечества более не было.

Собственно, все упомянутые — от лыжных походов князя Петра Ушатого до ледяного похода генерала Барклая — не имеют аналогов у наших соседей по планете. Пожалуй, в иных странах о каждом таком подвиге сочиняли бы многочисленные эпосы и легенды, снимали бы фильмы — у нас же эти высоты доблести и воинского мастерства не только не нашли художественного отражения, но, в сущности, забыты обществом, похоронены в обширном архиве русских побед.

Утешает одно — в грядущих битвах за Арктику нам есть чей пример вспоминать.

Техника штормования: убегание со штормом

Статья, описывающая убегание со штормом - использование парусов, буксируемых тросов и плавучего якоря.

Взято отсюда: http://www.amariner.net/article59_riding_out_storm_ru.html

Техника штормования: убегание со штормом                                       

Dietrich von Haeften и Beth Leonard рассказывают нам о технике управления яхтой в шторме, когда практически невозможно иметь прогресс против ветра  под парусами.

Вести яхту через волны, уваливать на гребнях, маневрировать, подворачивая нос или корму  для встречи волны, означает активную тактику штормования, где рулевой проявляет инициативу.
Пассивная тактика, с другой стороны, означает выбрать положение и курс яхты относительно волн и ветра, при котором она переносит шторм наилучшим образом. Такая тактика применяется в очень тяжелых условиях, когда управлять яхтой для встречи волн под правильным углом становится очень трудно, или ночью, когда невозможно разглядеть накатывающиеся волны. Цена, которую придется платить за такую тактику, это ограниченный выбор курсов, и по существу – это просто курс по ветру.

 

Бег по ветру

Обычно в шторме сначала применяют активную тактику. Встречать волны на остром курсе становится все труднее по мере увеличения высоты волн, когда яхта уже не имеет достаточного запаса движущей силы, чтобы взобраться на вершину волны. Возникает угроза, что яхта будет остановлена, подхвачена гребнем волны и брошена к ее основанию. Чем сильнее шторм, тем больше обрушивающихся гребней волн на поверхности моря и сложнее держать курс на волны. В конце концов, если под ветром имеется достаточно пространства, яхта вынуждена повернуть и идти по ветру. С этого момента пассивная тактика штормования вступает в свои права.
Однако, это не означает, что рулевой должен быть пассивен. Он внимательно следит за волнами и за поведением яхты, не позволяя ей бежать слишком быстро. Экипаж уменьшает паруса и, если необходимо, применяет буксировку тросов. Цель – держать лодку на комфортабельной и безопасной скорости на вершинах и в ложбинах волн так, чтобы в ложбине и на заднем склоне волны скорость не падала ниже 4 узлов, а на переднем склоне, где яхта скатывается вниз, она всегда оставалась под контролем. Скорость, при которой лодка «под контролем», для каждой яхты будет своя и зависит от типа яхты и, что важнее, от умения и опыта рулевого. Высокая скорость лодки на попутной волне может быть полезной, так как при этом увеличивается кажущаяся длина волны и уменьшается крутизна. И когда обрушивающийся гребень подходит с кормы, более высокая скорость яхты уменьшает силу его удара по транцу: 12-14-узловая скорость глиссирования может быть приемлема для 12-метровой яхты на переднем склоне волны в светлое время суток и при условии, ч

на льду? Да, это спорт. : NPR

Come Sail Away: Учитель естественных наук на пенсии - и наркоман адреналина - Энди Саджор едет на своей ледяной лодке по замерзшему озеру Шамплейн в Нью-Йорке. Идеальные ледовые условия для плавания требуют низких температур, сильного ветра и толстого льда, но не слишком большого количества снега. Сара Харрис / Общественное радио Северной страны скрыть подпись

переключить подпись Сара Харрис / Общественное радио Северной страны

В ту минуту, когда я узнал, что парусный спорт - это настоящий спорт, я захотел попробовать.Я смотрел на YouTube видео, где деревянные лодки с большими белыми парусами мчатся по льду на стальных полозьях. Это было похоже на спешку: представьте, что вы мчитесь по замерзшему озеру на ветряных санях со скоростью, превышающей 40 миль в час.

Итак, я был счастлив, когда Энди Саджор из Платтсбурга, штат Нью-Йорк, предложил мне прокатиться автостопом по ледяному озеру Шамплейн. Шамплейн, 13-е по величине озеро в стране, находится между северной частью штата Нью-Йорк и Вермонтом и стал одним из лучших мест для катания на льду в США.S.

Мы встречаемся в Chazy Landing на нью-йоркской стороне озера Champlain, в 12 милях от канадской границы. Ясно и ветрено. Лед тянется на несколько миль, усеян лагерями лачуг, созданных рыбаками. На мне четыре слоя зимней одежды. Саджор протягивает мне защитный шлем и лыжные очки.

«По пути сюда я заметил новую пластину [льда], которая образовалась прошлой ночью», - говорит он мне. "Это будет великолепно, если на нем не будет снега и будет так холодно.«

Во время прогулки по озеру репортер Сара Харрис заняла единственное место на ледяной лодке, в то время как Саджор балансировал доску рядом с ней. Вместе они достигли максимальной скорости около 48 миль в час. Энди Саджор / Общественное радио Северной страны скрыть подпись

переключить подпись Энди Саджор / Общественное радио Северной страны

Во время прогулки по озеру репортер Сара Харрис заняла единственное место на ледяной лодке, в то время как Саджор балансировал доску рядом с ней.Вместе они достигли максимальной скорости около 48 миль в час.

Энди Саджор / Общественное радио Северной страны

Теперь, когда я на льду и не смотрю видео на YouTube, я немного нервничаю. Саджор говорит, что не уверен, как быстро мы поедем, но он принес GPS, чтобы мы могли это выяснить.

«При достаточном ветре мы, вероятно, прилично встанем на одного бегуна, и вы почувствуете немного харам-скаррума», - говорит он.

Мы забираемся в ледовую лодку DN Сайджора длиной 12 футов. Он Т-образный, с длинной горизонтальной планкой сзади. На каждом конце доски есть два полозья, а на носу - полозья, которые позволяют лодке скользить по льду. Пока я сижу в лодке, Саджор сидит над бегуном, демонстрируя смехотворно хорошее чувство равновесия. Затем он берет на себя самый большой риск дня и просит меня рулить.

«Когда мы управляем лодкой, если мы хотим пойти вправо, это означает, что румпель, который вы держите, идет влево», - говорит он.

Лодка трогается с места, потом мы ловим ветер, и она разгоняется - очень сильно. Летим через озеро, урчит бегуны. В конце концов, мы возвращаемся на площадку, ничего не задев и не опрокинувшись. Мои пальцы настолько холодные, что я их не чувствую, и меня все еще немного трясет от скорости и грохота льда о бегунов.

Сайор проверяет свой GPS - наша максимальная скорость составляла около 48 миль в час.

«Мы пробыли там всего час и прошли чуть более 10 миль», - говорит он.

Когда мы собираемся, я внезапно понимаю, почему ледовые моряки, такие как Энди Саджор, так преданы этому виду спорта. Это волнующе - вот так лететь по плоскости замерзшей воды. Все, что находится над головой, - это небо; все, что движет вами, - это ветер и парус.

Все о ледяном плавании и лучших местах для этого

Купаться посреди зимы в воде, подходящей для белого медведя, когда-то были только эксцентричные бабушки и дедушки из стран Восточной Европы и Северной Европы. Но в последнее десятилетие эта деятельность прижилась у нового поколения участников, которые выводят спорт в ледяном плавании на новый уровень.И они продвигают его со всех уголков земного шара. Вот краткое изложение того, почему люди это делают, как это происходит и где можно прыгнуть.

Что случилось с плаванием в льду?

Любители спорта говорят, что плавание в ледяной воде дает им огромный заряд энергии и полезно для здоровья, улучшая кровообращение и укрепляя иммунную систему. Другие предлагаемые причины включают всплеск уверенности, который возникает из-за игнорирования своих естественных инстинктов и прыжков в холодную воду.

Ледяные пловцы используют озера, реки, моря, океаны и бассейны с пресной водой в качестве среды обитания, обычно в зимние месяцы, хотя есть места, где вода никогда не нагревается.Плавание на льду также может варьироваться от нескольких гребков грудью в смехотворно холодной воде до длительного плавания при температуре чуть выше нуля.

Международная ассоциация ледового плавания (IISA) официально оформила этот вид спорта, установив правила для обеспечения максимальной безопасности и регулирования дистанции, времени и условий плавания. Он представил 1 км Ice Event, а также Ice Mile, заплыв на одну милю без посторонней помощи в воде с температурой 41 градус по Фаренгейту или ниже. Для приверженцев также есть задача проплыть Ледяную милю в семи разных местах по всему миру.Конечно, в гидрокостюмах нельзя.

Плавание на льду - один из самых сложных существующих экстремальных видов спорта, поэтому правильные тренировки имеют решающее значение. Для чего-то большего, чем быстрое погружение, вам нужно подготовить свое тело к опасным холодам. Медицинский осмотр также может подтвердить, что ваше сердце находится в достаточно хорошем состоянии, чтобы заниматься этим видом спорта, и вам следует совершить первое плавание с группой людей, чтобы предотвратить несчастные случаи. Когда вы будете готовы ступить на воду, отправляйтесь в эти «горячие точки» для купания в льду, чтобы освежиться.

1. Мурманск, Россия

Фото: Хрущев Георгий / Shutterstock

Пловцы на льду называют себя моржи , или моржи по-русски, и у них есть клубы, посвященные этому виду спорта по всей стране. Эти энтузиасты утверждают, что плавание в льду избавляет от токсинов, помогает при артрите и ревматизме, а также может вылечить похмелье. В Мурманске, крупнейшем городе мира за Полярным кругом, вы присоединитесь к местным моржам, чтобы искупаться в озере. Вода гарантированно будет намного теплее, чем температура на улице, которая может опускаться до минус 4 по Фаренгейту. Согрейтесь в бане , традиционной русской бане .

2. Рованиеми, Финляндия

Фото: Вилле Хейккинен / Shutterstock

Отправляйтесь в парк Коскипуйсто в столице финской Лапландии, где есть возможность искупаться в великой реке Кемийоки. Вы будете в хорошей компании, ведь купание в холодной воде - это то, что многие жители Рованиеми находят бодрящим и здоровым. Местные жители обычно совмещают это с сауной, за которой следует порция салмиакки.Затем зайдите, чтобы увидеть самого известного жителя города, Криса Крингла, поскольку Рованиеми является официальным родным городом Санта-Клауса.

3. Лох-Ломонд, Шотландия

Фото: CodeGit / Shutterstock

Плавайте с видом на это живописное озеро в центральной Шотландии, к северу от Глазго. Это место проведения первого чемпионата страны по ледяному плаванию, который прошел в феврале 2017 года. Путешествуя по ледниковой воде, вы будете настолько очарованы живописными горами на фоне этой идиллической местности, что никогда не будете осознавая, как на вашем теле образуются сосульки. После этого наградите себя традиционной едой в пабе и местными развлечениями со скрипками и трубками.

4. Харбин, Китай

Фото: Пробная версия / Shutterstock

Отметьте время своего визита в «Ледяной город» Китая на Харбинский фестиваль ледовых и снежных скульптур, который проводится с января по середину марта. Это один из четырех крупнейших фестивалей подобного рода в мире. Зимой река Харбин замерзает и становится гигантской площадкой для занятий ледовыми видами спорта, включая плавание, катание на коньках и парусный спорт.Профессиональные бассейны вырыты на поверхности замерзшей реки, чтобы местные жители могли заняться этим популярным видом активного отдыха. Во время фестиваля проводятся многочисленные шоу, игры и соревнования по ледяному плаванию, привлекающие поклонников этого вида спорта со всего Китая, а также почти из 30 стран.

5. Пляж Наутолсвик, Исландия

Этот искусственный пляж в Рейкьявике, столице Исландии, идеально подходит для любителей ледового плавания, так как прямо у моря есть искусственный горячий источник, что позволяет согреться после морозного путешествия. В любое время года вы найдете людей, плавающих в воде, как в теплой лагуне, так и в океане за пределами бухты. Температура последнего становится совершенно прохладной, но местные жители считают, что он полезен не только для души, но и для тела.

6. Пляж Кони-Айленд, США

Фотография: a katz / Shutterstock

Отметьте Новый год с белыми медведями Кони-Айленда во время ежегодного новогоднего заплыва в этом знаменитом месте в Нью-Йорке. Вы присоединитесь к сотням людей, бросающих вызов ледяной воде в этой знаменитой традиции, и вы также будете помогать собирать деньги на благотворительность.«Белые медведи» утверждают, что это старейший такой клуб в стране, и его члены еженедельно плавают вместе всю зиму, в метели и сугробы высотой по пояс. У каждого из них есть свои причины для участия в спорте, но их объединяет дух товарищества.

«Эта скорость невероятна»: покатайтесь на P.E.I. Ледяная лодка

Вы можете задаться вопросом, зачем кому-то скользить по льду со скоростью 100 км / ч, но Дуг Годе из Шарлоттауна не может себе представить, чтобы он не делал это при любой возможности.

«Когда у вас хороший лед и ваша ледовая лодка работает очень хорошо, скорость становится невероятной, когда вы ложитесь примерно в восьми дюймах от земли», - сказал он.

Он занимается ледовым плаванием последние 30 лет - если позволяет погода.

Дуг Годе катался на ледовой лодке на P.E.I. поскольку он построил свою первую лодку более 30 лет назад. (Пэт Мартел / CBC)

Безопасность прежде всего

Я знаю Дуга еще со школы, и мы говорили о том, что собирались с ним на лед снимать видео последние три года, но погода и расписание не меняли Не допускаю - до недавнего времени.

Я не разгонял эти быстрые скорости. Дуг пообещал не торопиться. Действительно медленно. Не более 20 км / ч.

Итак, имея шлемы, защитное снаряжение и изолирующую одежду, мы приготовились к удару по льду. Я надеялся, что не буквально.

Лодка не предназначена для двоих, поэтому я держался за мачту камерой.

Сделайте слайд на P.E.I. Ледяная лодка 0:55

Сквозь лед и ветер

«Ваши бегуны шумят на льду, и ветер, пронизывающий такелаж на такой скорости, просто невероятен. «

Ледоходы должны надеть мачты перед тем, как отправиться в плавание. (Пэт Мартел / CBC)

Это последнее заявление заставляет меня немного нервничать, поэтому я спрашиваю Дуга, что произойдет, если парус перевернется.

« Большая часть все, что вы делаете, это выскакиваете из ледовой лодки и скользите по льду, пока не остановитесь », - сказал он.

« Обычно более неприятно, что это больно ».

Близко к земле

Итак с этим, мы отправляемся на небольшой поворот, потому что мы так близко к земле, кажется, мы идем быстрее, чем мы есть.Остальные лодки проносятся мимо.

И прежде чем мы это узнаем, мы вернулись.

Ледяная лодка Дуга Годе получает небольшой подъем, когда он плывет против ветра в заливе Брэкли. (Пэт Мартел / CBC)

Дуг говорит, что нам повезло с такой хорошей погодой для катания на лодке по льду. Это была лучшая зима за пять лет.

В зависимости от погоды

«В 2013 году, я думаю, мы плыли только один день за всю зиму».

Недавние снежные бури на P.E.I. возможно, положил конец тому великолепному сезону - по крайней мере, на данный момент.

Дуг Годе говорит, что сейчас на P.E.I. находится около двух десятков ледовых лодок. (Пэт Мартел / CBC)

«В прошлом году снег шел в самом начале года, и он никогда не прекращался, и у нас было от недели до десяти дней плавания в конце марта, когда все тает, а затем лед. становится сомнительным ", - сказал он.

«Мы не можем плыть по любому снегу, может быть, дюйм или около того, но после этого становится довольно трудно плыть».

Ледоходы говорят, что эта зима была одним из лучших сезонов за всю историю с четырьмя или пятью неделями хорошего льда.(Пэт Мартел / CBC)

С чего все началось

Перед тем, как отправиться на северный берег P.E.I., я спросил Дуга, как он впервые заинтересовался этим видом спорта тридцать лет назад.

«Ну, я начал плавать по воде после университета, и у моего друга был план относительно ледяной лодки, и я просто подумал, что идея идти так быстро будет феноменальной», - сказал Годе.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *